Добро пожаловать на игру "Fantastic Beasts: Obscurial".

Действие игры происходит в континентальной Европе и в игре сейчас сентябрь-октябрь 1927 года.

Бавария пала под натиском Гриндевальда. Для противостояния его армии создаётся МРАК - Международная Разведывательная Аврорская Коалиция. Её передовому отряду необходимо помешать намерениям Геллерта захватить Дары Смерти. Один из даров хранится в Хогвартсе, другим владеет Грегорович, а третий по воле случая оказывается в руках Ньюта Скамандера.
ARCHIBALD ABBOTT
77 лет, дворецкий.
Сквиб, секретарь МРАК
светлая сторона
- Сделай мне кофе, - бросает министр магии Болгарии, врываясь в мой кабинет и швыряя тебе на руки пальто.
- Я ещё не договорил с мистером Эбботом, господин министр. Не соизволите ли вы попить кофе в приёмной, пока мы закончим нашу беседу?


ПОСМОТРЕТЬ ЗАЯВКУ

miriam doherty
28, герболог исследователь
чистокровная
нейтралитет/МРАК
...ты выращивала в своей же спальне невиданные растения разных видов, помимо этого всерьез занявшись магическими шутками, не раз ставя всю школу на уши. То потому что ты вырастила дьявольские силки под своей кроватью, то потому что заколдовала все перья в Хогвартсе писать исключительно "мы идиоты" на пергаменте. Так или иначе, отработав не одну сотню наказаний, ты выпустилась из Хогвартса и прямо в мир.


ПОСМОТРЕТЬ ЗАЯВКУ

nicolas flamel
600+, учёный алхимик
чистокровный
нейтралитет
О Николасе Фламеле почти ничего не известно, а значит, остаётся простор для фантазии. Каким будет ваш Фламель: спокойным или темпераментным, домоседом или авантюристом, весельчаком или молчуном - всё это на ваш выбор.


ПОСМОТРЕТЬ ЗАЯВКУ

clive buchanan
старше 35 лет, целитель
чистокровный (сын сквиба)
сопротивление в Баварии
То, что я виртуозно накладываю магловские швы на раны и не гнушаюсь идти на открытые оперативные вмешательства - твоя заслуга.
То, что во мне нет ненависти к маглам после смерти отца от их рук - тоже твоя заслуга.
Пить огневиски меня тоже научил ты, хотя не так гордишься этим, как первыми двумя пунктами.


ПОСМОТРЕТЬ ЗАЯВКУ

gerald shafiq
28, предприниматель
чистокровный
рыцарь армии Гриндевальда
Ты слывёшь обходительным и обаятельным, но редко кто разглядит за дурашливой улыбкой драконий оскал.
В действительности, ты запросто откусишь руку (а то и вовсе голову), любому, кто захочет пересчитать твои богатства и клыки.


ПОСМОТРЕТЬ ЗАЯВКУ

Fantastic Beasts: Obscurial

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fantastic Beasts: Obscurial » Стандартная книга заклинаний » ❖ Accio | Нужные персонажи


❖ Accio | Нужные персонажи

Сообщений 1 страница 18 из 18

1


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ИМЯ И ФАМИЛИЯ РАЗЫСКИВАЕМОГО
ТАКОЙ-ТО И ТАКОЙ-ТОРАЗЫСКИВАЕТ ДРУГА/ВРАГА/ЛЮБОВЬ ВСЕЙ ЖИЗНИ------------------------------------------------------------------------------------------------------------

[ИЗОБРАЖЕНИЕ]


прототип

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Ваш текст

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Ваш текст

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Ваш текст

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

пост для примера игры.

❖ СВЯЗЬ

Код:
[quote][align=center]
[color=#747474][size=8]------------------------------------------------------------------------------------------------------------[/size][/color][/align][align=center][color=#AA0000[size=19]
[font=Georgia]ИМЯ И ФАМИЛИЯ РАЗЫСКИВАЕМОГО[/font][/size][/color][/align][align=center][font=Georgia][color=#546363]ТАКОЙ-ТО И ТАКОЙ-ТО[/color][/font][/align][align=center][font=Georgia][color=#798b89]РАЗЫСКИВАЕТ ДРУГА/ВРАГА/ЛЮБОВЬ ВСЕЙ ЖИЗНИ[/color][/font][/align][align=center][color=#747474][size=8]------------------------------------------------------------------------------------------------------------[/size][/color][/align]

[align=center][img]ссылка на изображение[/img]
[/align]
[u][/u]
[align=center][i]прототип[/i]
[/align][/quote]

[spoiler="[align=center][color=#747474][size=8]--------------------------------------------------------------------------------------------------------[/size][/color] 
[color=#AA0000][size=14] [font=Georgia]О ТЕБЕ[/font][/size][/color][/align][font=Georgia][color=#546363][align=center]ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА[/align][/color][/font][align=center][font=Georgia][color=#798b89]В КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ[/align][/color][/font][align=center][color=#747474][size=8]--------------------------------------------------------------------------------------------------------[/size][/color][/align]"]Ваш текст
[/spoiler]


[spoiler="[align=center][color=#747474][size=8]--------------------------------------------------------------------------------------------------------[/size][/color]
[color=#AA0000][size=14] [font=Georgia]О НАС[/font][/size][/color][/align][font=Georgia][color=#546363][align=center]ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВА[/color][/font][/align][align=center][font=Georgia][color=#798b89]И НАШИХ ОТНОШЕНИЙ[/color][/font][/align][align=center][color=#747474][size=8]--------------------------------------------------------------------------------------------------------[/size][/color][/align]"]Ваш текст[/spoiler]


[spoiler="[align=center][color=#747474][size=8]--------------------------------------------------------------------------------------------------------[/size][/color] 
[color=#AA0000][size=14] [font=Georgia]P.S.[/font][/size][/color][/align][align=center][font=Georgia][color=#546363]ПЛАНЫ НА ИГРУ[/color][/font][/align][align=center][font=Georgia][color=#798b89]И ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ[/color][/font][/align][align=center][color=#747474][size=8]--------------------------------------------------------------------------------------------------------[/size][/color][/align]"]Ваш текст[/spoiler]


[spoiler="[align=center][color=#747474][size=8]--------------------------------------------------------------------------------------------------------[/size][/color] 
[color=#AA0000][size=14] [font=Georgia]ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ[/font][/size][/color][/align][align=center][font=Georgia][color=#546363]КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯ[/color][/font][/align][align=center][font=Georgia][color=#798b89]И КАК МЕНЯ УЗНАТЬ[/color][/font][/align][align=center][color=#747474][size=8]--------------------------------------------------------------------------------------------------------[/size][/color][/align]"][b]❖ ПОСТ[/b]
[spoiler="+++"]пост для примера игры.[/spoiler]

[b]❖ СВЯЗЬ[/b][/spoiler]

0

2


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

МИРИАМ ДОЭРТИ
УЖЕ-НЕ-ДЕВОЧКА, ЧТО ЛЮБИТ НЕПРИЯТНОСТИ
И СЛИЗЕРИНЕЦ ИЗ ТЕХ, ЧТО БЫВШИМИ НЕ БЫВАЮТРАЗЫСКИВАЮТ ПОДРУГУ И ДВОЮРОДНУЮ СЕСТРУ------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://i.imgur.com/1me2uUp.gif


Isla Fisher

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Ты родилась в весьма и весьма и эксцентричной семье. Твоя мать, Шона Доэрти, обладательница чистой крови семьи МакТавиш и огненно-рыжих волос, решила отказаться от мира людского и светского, уединилась со своим мужем (чье описание я оставляю совершенно на Вас) где-то глубоко в лесу, и занялась гербологией и стихийной магией. Как человек всем сердцем и душой посвященный науке, она совершенно забывала о таких тривиальных вещах как сон, еда, и, например, отправление поезда в Хогвартс.

С сестрой Уной, такой же рыжей, как и ты и твоя мать, ты была предоставлена сама себе и это тебя устраивало совершенно во всех смыслах. Вы копались с матерью в совершенно тех же грядках и сами при любом удобном случае тыкали в странные растения пальцами, даже когда те тыкали вас чем-нибудь в ответ.

Конечно же, летом 1910 года ты получила свое письмо в Хогвартс, что стало для тебя, говоря по правде, некоторым удивлением, потому что мать не торопилась тебе рассказывать о магической школе, в которой сама, между прочим, и отучилась. Ты с нескрываемым удивлением и оптимизмом ехала в этот новый мир, была распределена на Хаффлпафф, и была счастлива в школе все семь лет обучения.

Единственное, что ты не выносила - это скуку. Ты превосходно справлялась с предметами и темами, что тебе были интересны, и совершенно никакого труда не вкладывала в то, что интересно тебе не было. Но оценка "Т" по скучному предмету для тебя была скорее поводом для гордости, и с криками "им не сломить меня" ты вбегала в гостиную факультета и садилась дальше заниматься своими делами.

Переняв хобби своей матери, ты выращивала в своей же спальне невиданные растения разных видов, помимо этого всерьез занявшись магическими шутками, не раз ставя всю школу на уши. То потому что ты вырастила дьявольские силки под своей кроватью, то потому что заколдовала все перья в Хогвартсе писать исключительно "мы идиоты" на пергаменте. Так или иначе, отработав не одну сотню наказаний, ты выпустилась из Хогвартса и прямо в мир.

В этом мире ты скачешь с работы на работу уже десять лет. Немного в Святого Мунго, немного в магических аптеках, немного в исследовательских группах. Ты предана всей душой гербологии, и потому выращиваешь и скрещиваешь совершенно немыслимое количество растений, и делаешь это исключительно ради искусства. Ты написала книгу, и ее даже опубликовали, и несколько книг и статей под твоим авторством стали весьма популярны. Иногда ты вспоминаешь, что тебе надо зарабатывать чем-то на жизнь.

И тогда твои поиски куда только не приводят.

Дополнительно:
- ты родилась в Шотландии, разговариваешь с тяжелым шотландским акцентом (с гордостью, конечно же), и недолюбливаешь англичан.
- скорее всего, ты знаешь стихийную магию от своей матушки.
- ты можешь сменить образ на другой, но лучше чтобы девушка была рыжей.
- Мириам 27 или 28 лет в зависимости от даты рождения, родилась она в 1899 году.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------
АНВЕН

Двоюродные сестры, которые не встречались до самого Хогвартса. Мать Анвен, Игрейн, отказалась от общества своих сестер Лилиан и Шоны, считая их совершенно ненормальными, и потому о них не упоминала. А Шона была человеком слишком погруженным в свое дело, чтобы о чем-то там рассказывать.

На пятом курсе Анвен и Мириам стали близкими подругами, практически неразлучными. Мириам поражало то, что Анвен могла спокойно и усидчиво заниматься нумерологией, а Анвен даже пыталась как-то остановить Мириам от слишком уж необдуманных решений. Но, конечно же, едва ли у них что-то получилось друг в друге изменить. Летом Анвен пригласила Мириам к себе домой и, неожиданно для всех, выяснилось их достаточно близкое родство. И эти новости дружбе не помогли и не помешали.

Анвен и Мириам никогда не переставали быть подругами, особенно когда помимо целебных отваров Мириам научилась изобретать еще и алкогольные, после которых устарели и виски, и вино.

АСТЕРИОН

Понимаешь, девочка, мне все еще неспокойно.
Мне все еще любопытно, как ты сделана, как устроена,
ведь я был уверен, что вы все с одним чертежом.
Я всегда точно знал, как открыть, как поддеть сверлом,
И они рассыпались на осколочки и детали.
Как обратно этих девочек собирали,
я не знаю. Пропадал всегда интерес.
А теперь я лежу и думаю, если честно,
как у тебя непонятно всё и хитрО
Я не знаю, куда приложить сверло:
Всё нажал, разобрал, вынул винтики и магнит,
а внутри тебя все равно, то хохочет, то вдруг звенит,
то молчит, то вдруг выскользнет едкой строчкой.
Мне бы просто тебя разобрать на пунктирчики и на точки,
записать бы одной четкой понятной строкой.

Чтобы мысли меня не путали, не трепали,
Мне бы только разложит тебя на детали,
чтоб понять: ты бесхитростна и проста,
что внутри тебя чудесная пустота.
Я тогда забудусь спокойным приятным сном
а пока я тебя трясу,
а меня - вверх дном.

Мириам, Мириам. Конечно, сестре я сказал, что у меня к тебе ничего серьёзного.
А вот твоей несносной подружке Уэнлок - что ты чистокровна, и у нас не должно возникнуть проблем, если мы решим, что нас связывает нечто серьёзнее дружбы.
Возможно, нас бы что-то связало. Ты была загадкой, которую я не мог решить, а загадки я любил с раннего детства. Только вот однажды летним утром единственное событие переломало мне жизнь, развернув её неожиданным ракурсом. С тех пор я решаю иные загадки. Страшнее. Сложнее. Опаснее.
Я пошёл по дороге, что уводила меня от тебя дальше, чем за край мира. Я тебе теперь антипод - человек с другой стороны, где люди ходят вверх ногами и как-то умудряются жить без души и без сердца.
Но я всё ещё помню тебя, Мириам. Я и сам не осознаю этого, но в снах и в бреду той образ вдруг всплывает с изумительной чёткостью.
А ты, ты помнишь меня, Мириам?

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------
АНВЕН

Оставить нашу дружбу в эти темные времена. Как игрок Вы можете остаться в нейтралитете, можете связаться с МРАКом (против чего Анвен, конечно же, будет бастовать), или же даже каким-то образом оказаться на другой стороне. Так или иначе, я не оставлю Вас без игры, обещаю!

А еще у Вас будет шанс прописать себе сестру Уну так, как Вам бы хотелось. Я буду очень рада обсудить вместе эту заявку.

АСТЕРИОН

Ты приходи, а что делать, мы придумаем. Я игрок активный, коммуникабельный, деликатный (в отличие от персонажа) и готовый к любому кипишу.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТЫ

АНВЕН

Легкая, как бабочка, Мириам приподнималась на цыпочки и щебетала подобно пташке. Как же она в этот момент была прекрасна! И эти чувства, что боролись где-то под грудиной, казались совершенно невыносимыми. Анвен обожала видеть Мириам именно такой - беспризорной и легкой, будто ее мог унести куда-то любой нечаянно ворвавшийся в помещение сквозняк. Яркая, будто бы осенний лист, она светилась изнутри чем-то напоминающим золотистое сияние не то солнца, не то сильнейшего феликс фелицис. Она прижимала к груди свои руки и говорила слова, которые Анвен не хотела слышать. Те же самые слова, которые Анвен хотелось бы слушать больше всего. Ах, как же она любила видеть Мириам настолько счастливой. Как же она ненавидела того человека, который сделал Мириам настолько счастливой.

- Но почему он, Мир, почему? - Ложка гнева, пучок разочарования, и даже щепотка ревности. Каким именно образом какой-то смазливый врун со слизерина сделал то, что не могла сделать даже она, Анвен? Ах, это она должна была заставлять Мириам смеяться, это она должна была брать свою девочку за руки и говорить, что все будет хорошо. Это она должна была вызывать эту искрометную улыбку и звонкий смех.

- Ах, Анвен, он... - "Он", что "он"? Что это он мог сделать такого, чего она, Анвен сделать не могла, интересно? Конечно, они соревновались в совершенно разных вещах, и что тут скажешь молодому девичьему сердцу, но... Вокруг них было столько людей, действительно заслуживающих любви такой прекрасной девочки, как она но нет, ты выбрала самого скользкого типа на всю школу. - Он так смотрит на меня, знаешь... как будто я самый важный человек на всем белом свете. - Мириам плюхнулась на кровать, раскинув руки в стороны и смотря в потолок. И ее хотелось не то обнять, не то облить холодной водой, чтобы она пришла, наконец, в себя.

- Нет, это я, я на тебя так...

- Он так улыбается, знаешь... тепло и нежно. Как будто вся забота в этом мире уместилась в одном прекрасном и грустном человеке. И он такой добрый, что...

- Нет, - Анвен вскакивала с кровати настолько быстро, будто кто-то поджег ее шальным заклинанием, - нет, я не собираюсь больше это слушать. Он не тот, за кого себя выдает. - Мириам что-то отвечала. Что-то по поводу того, что Анвен всего-лишь ревнует и что это пройдет. Что она ослепла от своей неоправданной ненависти и не видит его истинного характера. Нет, Анвен как раз таки все видела. Все совершенно прекрасно видела и не могла больше закрывать глаза. Он мог кого угодно покорять своими мяслянными речами, Анвен было совершенно плевать - ровно до того момента, пока он не потянул свои странно-длинные пальцы, бледные да похожие на паучьи паутинки, к Мириам. К ее Мириам. Нет, он не посмеет разбить ее сердце. Он не посмеет пользоваться ей и выбросить потом за ненадобностью. И пусть он только попробует заставить ее плакать, потому что если с ее головы упадет хоть волосок...

Коридоры разносили звуки ее шагов. Анвен уже и не помнила, что именно сказала Мириам по поводу того, почему ей было необходимо так быстро вылететь из собственной спальни. Она искала сейчас лишь одного человека, а когда Анвен искала - она всегда находила. Не отпуская ни разрешения, ни извинения, она встревала в каждый разговор каждого проходящего мимо ученика с одним единственным вопросом, пока не нашла того, кто знает ответ. Да, он был там - Анвен слышала его голос до того, как успела даже появиться за углом. Нет, вы посмотрите. Он говорил о чем-то со своими друзьями, кажется, они смеялись какой-то его очередной изумительной шутке. Наверное, они снова посмотрят на Анвен с ее растрепанными волосами и снова будут закатывать свои очи. Но не скажут и слова, конечно же - не против чистокровной, не против настолько баснословно богатой. Мамочки с папочкой ведь учили их этому, правда?

- Блэк, - головы оборачивались на голос, принадлежавший девочке в мантии с желтой подкладкой, и на мгновение в этом коридоре повисла тишина, - можно тебя на минуточку?

АСТЕРИОН

Лицо открывшей ему дверь девушки идет рябью, меняется неуловимо и неузнаваемо точно предгрозовое небо. Бегут по небу наливающиеся свинцом облака, клубятся, рвутся, в просвет устремляются новые. Бегут, набухают, темнеют, укрывают мир тревожным стынущим сумраком. И вот прошивает их широким размашистым стежком первая молния.
- Мириам? - спрашивает он удивлённо, подаётся к ней в недоумении, щурится, тянется пальцами к знакомому лицу, которое казалось давно истёртым меж безжалостных жерновов памяти, - Мириам, что ты делаешь здесь? Это опасно.
Опасно, для Мириам опасно находиться здесь. Но где это "здесь"? Он не может вспомнить.
Озирается, опасливо прикрывает дверь в зияющий полутьмой коридор, накладывает запирающие чары, поверх накидывает заглушающие и защитные.
Там враг, где-то там, в этом сумраке, невидим, но очень близок. И враг не столько опасен ему, сколь Мириам.
Мириам Доэрти совсем не изменилась за долгие годы, что он не видел её. Сколько лет прошло?
Два? Пять? Десять?
Но она все-таки пришла. Он знал, что она придёт, знал, что бы ни говорила проклятущая Уэнлок, как бы ни была уверена в своей хаффлпаффской правоте, Мириам пришла к нему. И теперь уж он так просто её не отпустит. Нужно сказать Эль.
Эль.
Где Эль?
- Мириам, ты не видела Электру? Ты не видела её, когда шла сюда? На лестнице? В столовой?
Она ведь была где-то здесь, отошла на минуту. Она была здесь ещё сегодня, они говорили, смеялись над чем-то, он все ещё отчётливо помнит её запах и прикосновение её пальцев на своих висках ощущает так явственно, остро.
Ужас опрокидывается ему на голову ведром ледяной воды, заставив пошатнуться, взмахнуть руками в попытке обрести равновесие и, не обретя его, ухватиться за Мириам.
Схватить её плечи, сжать сведенными судорогой пальцами, ошеломленно, испуганно, умоляюще глядя в её тёплые карие глаза.
Глаза Мириам отливают зелёным, брови густеют, выгибаются насмешливыми чёткими росчерками, он точно в зеркало смотрит, и зеркало кривится, идёт трещинами.
- Дора... - прорывается сквозь трещины, - Дора, что происходит? ужас плещется в груди, брызгами осознания прожигает мысли, оставляя уродливые дыры, обугленные по краям.
Он знает, что Эль здесь нет.
Что Эль здесь не было.
И знает, почему. Снова знает это, все, сразу, неподъемное это знание вбивает его в землю.
Земля далеко, он падает на пол, колени отзываются возмущённой болью, пальцы скользят по изумрудному шелку халата Доротеи, касаются кожи её ног.
Электричеством от кончиков пальцев прошивает насквозь все его тело новое чувство, рывком отшвыривающее боль, изрезанную тоской, что ещё мгновение назад казалась невыносимо тяжёлой.
Пальцы его обхватывают колени Доротеи, - горящие пальцы, вздрагивающие от желания - острого, судорожного, неподконтрольного. Задыхаясь таким желанием, люди срывают одежду не глядя, рвут пуговицы, с мясом отрывают рукава и полы. Но на ней лишь халат, ничего рвать не нужно.
Только развязать кушак.

❖ СВЯЗЬ оставьте средства связи в гостевой, я обязательно свяжусь!

Отредактировано Anwen Wenlock (24 декабря, 2019г. 11:27:26)

+4

3


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

НИКОЛАС ФЛАМЕЛЬ
АЛЬБУС ДАМБЛДОРРАЗЫСКИВАЕТ ДРУГА И НАСТАВНИКА------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://s8.uploads.ru/t/5SuOC.jpg


Шон Коннери

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

О Николасе Фламеле почти ничего не известно, а значит, остаётся простор для фантазии. Каким будет ваш Фламель: спокойным или темпераментным, домоседом или авантюристом, весельчаком или молчуном - всё это на ваш выбор.
Всё же, что нам известно - это то, что Николас алхимик, весьма талантливый при том, ведь ему удалось создать единственный в мире философский камень. И что он женат.
У этого персонажа есть реальный прототип, и если Вы захотите вдохновиться историей его жизни - это будет здорово, но если нет - здорово тоже, ведь тогда получится что-то своеобразное и необычное.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Мы познакомились в 1907 году в Тулузе на конференции. Вы сразу очаровали меня своим умом и ироничностью.
Было совершенно неважно, что разница в возрасте у нас исчисляется веками.
Мы стали переписываться, надеюсь, что и встречались ещё не раз. Нас связывает та дружба, которая возникает между двумя умными и талантливыми учёными, для которых страсть к науке частенько заменяет другие страсти.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Мне бы было очень интересно отыграть и само знакомство, и переписку (моё давнишнее желание - отыгрыш в письмах!),
и какие-то эксперименты с магией, а можно и дружеские посиделки далеко за полночь с дискуссиями и алкоголем. С меня, увы, надо иногда сбивать спесь, а потому я не жду особо слащавых отношений, тут скорее перчёная такая дружба, но в любом случае она основана на взаимном уважении.
Опять же - я открыт предложениям и не хочу ограничивать Вас в Ваших задумках.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

- Я очень надеюсь, Алистер, что мне больше не придётся проводить с вами подобных бесед. И находить у вас подобных... Штучек. Можете идти.
Когда за мальчиком закрылась дверь, Альбус посмотрел на часы. До прихода мисс Голдштейн оставалось пятнадцать минут. Он ещё раз пробежал глазами записку, в которой женщина просила о встрече, ссылаясь на рекомендацию Ньюта Скамандера. Вероятно можно было бы подобрать вежливые слова для отказа так, что бы не обидеть её чувств, однако не было ни одной причины не встретиться. Школа опустела - большинство учеников разъехались на каникулы, а оставшихся было настолько мало, что следить за порядком было совсем несложно. Правда, Пивз словно с цепи сорвался, устраивая бесчинства по всему Замку, но Альбус замолвил о нём словечко в недавнем разговоре с Кровавым Бароном, и полтергейст на время приутих. Так что время на разговор было. Кроме того Альбусу было весьма интересно, можно даже сказать любопытно - он успел навести кое-какие справки. Мисс Голдштейн прибыла из Нью-Йорка уже после событий, разразившихся там. И если он верно понял судорожно дёргавшуюся бровь своего приятеля из "Ежедневного пророка", она принимала деятельное участие в ноябрьских происшествиях.
Стук в дверь оповестил о приходе гостьи. Мисс Голдштейн прибыла несколько раньше, но Альбус не подал вида, что заметил это. Он поднялся, чтобы пожать протянутую досочкой ладонь, предложил располагаться в удобном кресле. Она держалась очень напряжённо, прямая, как палка. Казалось, ей стоит немалых усилий не дрожать, словно она скована застенчивостью, если не сказать страхом.
Альбусу много раз доводилось разговаривать с людьми, находящимися на грани обморока от ужаса. Юные волшебники всегда боятся своих преподавателей больше, чем те заклинания, которые используют в коридорах, игнорируя запреты. Так что ничего нового в ситуации не было. Хотя обычно его собеседники намного моложе и их страх более понятен. Впрочем, это не так уж и важно.
Взяв на себя роль радушного хозяина, Альбус ободряюще улыбнулся своей гостье.
- Весьма взаимно, мисс Голдштейн. Хотите чаю? Я вот очень хочу.
Пользоваться услугами домовиков Альбус не очень любил, предпочитая справляться своими силами там, где этих сил требуется совсем немного. В очаге его камина висел некогда блестящий, а теперь совсем тусклый медный чайник, а на стоящем в углу столике нашлись вазочки с вареньем, несколько кексов, конфеты и вафли. Среди слабостей Альбуса самой явной была любовь к сладостям. Всё это великолепие перекочевало на письменный стол, с которого профессор убрал свитки успеваемости и ведомости, которыми занимался с утра.
- Не скромничайте, - весело улыбнулся всё ещё скованной гостье Дамблдор, наливая чай и подвигая блюдечко с абрикосовым вареньем. Он знал, что лучший способ разговорить стесняющегося человека - это самому болтать безумолку, пока тот не расслабится. А потому принялся расхваливать сладости, купленные в Хогсмиде, заодно рассказав о главных достопримечательностях этого уголка Британии.
- Нет, нет, только не эти! - мисс Голдштейн протянула руку к вазочке с разноцветными конфетками. Альбус накрыл вазочку ладонью. - Прошу прощения, забыл их убрать. Боюсь, эти конфетки попытаются укусить вас в ответ. Только что конфисковал их у одного толкового, но весьма... своеобразного юноши. Несмотря на то, что я не одобряю подобных шуток, я всё-таки хочу предварительно изучить эти конфеты. Знаете, чары могут много рассказать о волшебнике, их наложившем. Да, вот эти совершенно безопасны! - Альбус подтолкнул другую конфетницу, приветливо улыбаясь. Похоже мисс Голдштейн начала немного оттаивать, а потому он решил переходить к разговору.
- Итак, как дела у Ньюта? Совершенно замечательный молодой человек, не правда ли? Он рассказывал вам о Фоуксе? Это феникс. Удивительное создание. Когда-нибудь я расскажу вам о том, как он у меня появился. Или это расскажет сам Ньют. Занимательная, скажу я вам, история!

❖ СВЯЗЬ ЛС, если нужно - дам вконтакт.

+6

4


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Этель Рено
Беспутный весельчак и человек мираРазыскивает занозу в заднице, подругу детства, любовницу в терапевтических целях------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://sd.uploads.ru/t/rsafv.jpg



Элизабет Дебики

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Что я знаю о тебе нынешней? Да почти ничего, в сущности. Тебе тридцать, и ты чертовски хороша, остальное родом из детства или скучно и скупо, как выдержка из досье. Ты родилась и до недавнего времени жила в Америке. Идеальная гражданка своей страны: успешная, красивая, свободная. Ты можешь быть прелесть какой дурочкой, а можешь поддержать вполне содержательный диалог о политике и культуре. Я не спрашивал, чем ты занимаешься сейчас, прожигаешь ли жизнь как светская львица или занимаешься чем-то серьезным? Не все ли равно, раз уж твоя семья может позволить единственной наследнице почти любой каприз. В детстве ты неплохо варила зелья и увлекалась чарами, но выросли ли детские пристрастия во взрослую профессию? Это все было неважным до сих пор, но в свете твоего внезапного появления в Болгарии, нам фактически предстоит познакомиться заново, но об этом ниже.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Мы знакомы с самого детства. И даже удивительно, как за несколько лет ты выросла в настоящую красавицу. Я-то помню тебя совсем иной: куцые косички, острые коленки, вечная маленькая надоеда-девчонка в тесной мальчишеской компании. Отпрыскам магов было принято дружить меж собой, а подходящей по возрасту и интересам подружки для тебя не нашлось. Вот ты и таскалась за мной, кузеном Итаном и Купером Кроули, мешая опасным приключениям юных пиратов/кладоискателей/победителей драконов, и охотно выкладывая родителям подробности наших шалостей. Не счесть, сколько секретов было выболтано, сколько наказаний получено. Я не любил тебя в детстве. Не любил и в юношестве, когда ты стала слишком ершистой и задиристой. Ты везде совала свой длинный носик и не по делу давала волю слишком острому язычку. Нестерпимо хотелось оттаскать тебя за потяжелевшую косу и запереть в чулане. А ещё больше - стереть твою едкую ухмылку поцелуем.
Но летние каникулы закончились ничем, мне предстоял выпускной год в Шармбаттоне, ты оставалась в Штатах. А потом мы потерялись больше, чем на десять лет.
Каково же было мое удивление, когда в очередной приезд в Америку, я застал тебя в статусе невесты друга детства Купера. Вместо растрепанной злючки мне предстала элегантная леди, в меру образованная, саркастичная и прогрессивная. Я даже на пару дней поверил тебе, пока однажды за почти уже семейным обедом мы не скатились в привычную с подросткового возраста пикировку, закончившуюся мелкой дуэлью: я ещё полдня икал от твоего проклятия, а ты несколько дней пыталась вернуть своим волосам прежний цвет.
Казалось бы, ничего не изменилось. Ты так и осталась мелкой прилипалой и зазнайкой. Твое присутствие в нашей тесной компании все так же бесило, хоть Купер и смотрел на тебя воловьим взглядом.
Не знаю, зачем пошел в тот день за тобой. Просто на улице зацепился взглядом за твою долговязую фигуру и бездумно проводил до места назначения, не попадаясь на глаза. У ресторации была приличная репутация, повод тоже был приличный - выбор дизайна обручальных колец у ювелира. Но что-то смущало. Все было чинно, ты смотрела эскизы и высказывала свои пожелания. А потом что-то изменилось. Не знай я тебя так хорошо, не заметил бы разницы. Но я был аврором и врачом, и мог предположить с изрядной долей уверенности, что тебя опоили. А потом попытались незаметно увести. Кому и зачем понадобилось тебя похищать мы так и не выяснили в тот вечер. Лже-ювелир оказался не готов к встрече с разъяренным аврором и скрылся, как только запахло жаренным. Догонять его не было возможности. Не знаю, какой гадостью тебя накачали, но чувственность твоя зашкаливала. Тебя трясло от навязанного желания, и ты бесстыдно предлагала мне себя. Да что там, ты любому себя предлагала, лишь бы получить разрядку. Я честно держался в аврорате, пока мы давали показания, держался дома, пока пытался на коленке соорудить для тебя антидот. Я даже хотел закрыться в своей спальне, но побоялся, что не найдя объекта приложения своего желания в доме, ты найдёшь его вовне. Пришлось малодушно привязать тебя к кровати, чтобы выждать еще неделю отсутствия твоего жениха в стране, но тебе становилось хуже: лихорадка, бред, тахикардия. Неделю ты бы не протянула. Выбирая между трахнуть невесту друга или позволить ей умереть, пришлось выбрать первое.
Объяснение с Купером вышло напряженным, и я с тяжелым сердцем вернулся за океан, чтобы через месяц обнаружить тебя в Калето и узнать, что ваша помолвка разорвана по твоей инициативе. 

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Я осознанно даю так мало конкретики, лишь общее направление, чтобы не мешать персонажу родится ярким и самобытным.
Честно признаюсь, я люблю открытые сюжеты, которые можно повернуть так, как вздумается, поэтому навязывать Этель линию поведения не буду. Перед нами непаханное поле сложных отношений и внутреннего конфликта, который может привести как к  положительному, так и отрицательному итогу.
Оговорюсь сразу, я не ищу слащавую нимфетку, которая утопит меня в цистерне романтической чуши, и холодную стерву, отсекающую всё лишнее, тоже не ищу. Мне бы хотелось видеть сложного, противоречивого, объемного персонажа, который не только раскроется сам, но и поможет моему персонажу показать новые стороны личности.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

Дурацкая была идея. Причем до конца не ясно, что привело к столь фатальному результату: тщеславие, самонадеянность или банальная, но феерическая глупость.
Натаниэль Бланко, мнивший себя если не гениальным, то определенно талантливым, отчего-то решил, что сможет подчинить дракона. Да-да, ту самую зловредную ящерицу, падкую на селянский скот и нечаянных путников.
План был прост и изящен: отпроситься у Крама на пару недель, трансгрессировать в Румынию, найти там гнездящуюся самку, спереть у нее яйцо, дождаться вылупления детёныша и вживить управляющий артефакт. Вуаля.
В общем-то, до стадии изъятия все шло ровно по плану. В уединенной местности нашлась "икряная" самка, а в получасе ходьбы до нее заброшенная хижина. Собственно, в ней Бланко и пытался не отдать концы последние два дня. Но обо всем по порядку.
Три дня артефактор честно посвятил наблюдениям, выходило, что крылатая скотина желала жрать ежедневно, отлучаясь минимум на пару часов. По всем расчетам мужчине должно было хватить и пятнадцати минут. Увы, стоило Натаниэлю протянуть загребущие рученьки к яйцу, как выяснился первый просчет: внешне компактное яйцо весило, словно годовалый теленок. Когда мужчина попытался схватить махину, он едва не надорвался и выронил ценную ношу на усыпанную скалистыми обломками землю. По яйцу зазмеилась трещина, а из него - отвратительный звенящий визг. Тут Бланко бы бросить идиотскую затею и валить пока при памяти, но он отчего-то решил, что утащить необременного скорлупой драконыша будет проще, чем яйцо. Пару раз беззастенчиво саданув тяжёлым ботинком по яйцу, мужчина высвободил добычу и уже собирался апатировать, ухватив тварь за гибкую шею, но не тут-то было. Ох не зря Крам говорил, что уход за магическими существами не был сильной стороной артефактора. Пока мужнина возился с детёнышем, вернулась мамаша, очевидно привлеченная оголтелым воплями новоявленного потомства. Благо, она была столь ошарашена внезапным вероломством, что "всего лишь" саданула артефактора хвостом в бок. Бланко пролетел несколько шагов и впечатался многострадальным боком в скалу. Перед глазами все поплыло, и мужчина едва не совершил умопомрачительный кульбит головой вперёд с обрыва. Бок саднил нещадно, колени подгибались, надо было уходить, но боль мешала сосредоточиться на заклятием апартации. Неудачливый охотник за драконами едва живой от сотрясения мозга и нескольких переломов забился в расщелину и попытался найти выход из положения.
Обезболивающее заклинание удалось произнести раза с пятого, зато в голове быстро просветлело. В сумке лежал обездвиживающий артефакт, но пальцы не слушались и путались в завязках рюкзака. Тем временем разъярённая мамаша, которая не смогла выскрести вандала из узкой щели, решила вульгарно его поджарить. Увы, Бланко не умел восставать из пепла, что феникс, так что пришлось пнуть набравшую два кубометра воздуха тварь в бронированный нос. Дракон, не ожидавший отпора от жертвы смрадно раскашлялся дымом и попытался отгрызть артефактору ногу. Откусить не откусил, но распанахал рану длиной в полторы ладони, достающую до кости. Мысленно костеря злокозненную тварь на все корки, он зубами с корнем выдрал непокорную застёжку рюкзака и швырнул в дракона хрустальную призму с заклятием остолбенения. Артефакт с нежным треньканьем разбился, замораживая дракона минут на десять. Рану надо было обработать и зашить, сломанные ребра вправить и перебинтовать, а головой и вовсе постараться не шевелить месяца два, но у Бланко осталось всего ничего времени, чтобы попытаться сбежать от взбешенного ящера, так что пришлось ограничиться кровоостанавливающим заклинанием и повязкой из лоскутов рубашки.
Как добирался до хижины помнилось смутно, дорога казалась бесконечной, хотелось сдохнуть под каждым кустом, скорее всего он несколько раз терял сознание, но так и не сподобился умереть.
В один из периодов просветления,лёжа в пропыленной заброшенной избе, он даже смог сносно зашить себе ногу тончайшей вольфрамовой проволкой для спайки деталей артефактов - ниток не нашлось.
Через двое суток стала очевидно необходимость апартации: антисанитария и отсутствие должного лечения гарантировано убили бы мужчину, но гораздо медленнее и мучительней. Стоило ли тогда драпать от дракона?
Кое как притупив боль, жар и головокружение, мужчина стал и выбирать точку выхода трансгрессии, поочередно отказавшись от собственной спальни, где его не найдут, и лаборатории Соль, в которой опасно много взрывающихся реактивов. Осталась общая столовая или спальня колдомедика. Предполагая, что вывалится он без сознания, Бланко выбрал последнее - в столовой был риск напороться на канделябр или острый нож для стейка.
-Да смилостивится надо мною Мерлин! - пожелал себе Натан и ухнул в темноту. Калето встретил полуобморочного приблуду писком, мягкой периной и возмущенный тычком в сломанные ребра - в чью-то постель Бланко определенно приземлился.

❖ СВЯЗЬ в ЛС

Отредактировано Nathaniel Blanco (7 октября, 2018г. 22:33:10)

+3

5


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

АРЧИБАЛЬД АББОТ

ПРИЯТНЫЙ ЧЕЛОВЕК С НЕПРИЯТНЫМ АКЦЕНТОМ
И ВСЯ БАНДА ВЕСЬ ОТРЯД АВРОРОВ МЕЖДУНАРОДНОГО УРОВНЯ
РАЗЫСКИВАЕТ АНГЕЛА-ХРАНИТЕЛЯ В НАДЕЖДЕ СТАТЬ ЕГО ГОЛОВНОЙ БОЛЬЮ------------------------------------------------------------------------------------------------------------

https://2.gall-img.com/hygall/files/attach/images/82/179/011/038/37f3e37617ae21f130382bf543d6309b.gif


Jeremy Irons

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

АКЦИЯ МРАК
Хотел бы я сказать, что магический мир лишён многих пороков, свойственных всему человечеству. Хотел бы, но не смогу. Возможно, каких-то пороков это и коснулось, но точно не ксенофобии, которая немало крови попортила Вам, не по своей вине оказавшемуся с детства "не таким", чуждым породившему Вас обществу. Лишённый магических способностей в результате генетической аномалии, Вы получили в наказание ярлык "сквиб", для многих Ваших собратьев по несчастью обратившийся клеймом и ярмом, но не для Вас. Пусть магия насмеялась над Вами, не удостоив ни единой искрой своей, природа с лихвой одарила Вас в прочих областях: недюжинный интеллект, отличная память, практически сверхъестественная способность систематизировать и упорядочивать данные буквально в уме и "разложить по полочкам" сколь угодно безобразный бардак фактов, склонность к анализу, удивительная внимательность к мелочам и особенный талант увидеть связь между на первый, на второй, на десятый взгляд несвязанными совершенно явлениями. Все эти способности Вы с годами лишь преумножили, но далеко не сразу магический мир принял Вас - а уходить в немагический Вы никогда не соглашались, точно зная, что однажды Вам воздастся по заслугам с лихвой.
Не возьмусь утверждать, но, похоже, Вы удовлетворены тем, как сложилась Ваша судьба. Невозможно представить жизнь семьи Крамов без Вашего участия, и замок Калето, кажется, рухнет, истеревшись мгновенно в песок, в тот день, когда Вы покинете его. После этого, наверное, не важно уже будет, что станется с нами и всей нашей документацией, которую Вы ведёте с потрясающей скрупулёзностью. Здесь огромный багаж Ваших знаний не остаётся без дела, всем находится применение - даже тем, на которые Вы и сами не рассчитывали. И пусть Вы порой со свойственной Вам сдержанностью и деликатностью даёте нам понять, что без нас Калето простоял бы на пару сотен лет дольше, мне, - и другим тоже, - кажется почему-то, что Вы нам всё-таки рады.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------
Данимир

- Арчи, - кричу я в возрасте пяти лет, размахивая прутиком, который сорвал с ближайшего куста сирени, - научи меня колдовать! - замерев от обиды, ты смотришь в мои глаза - без единого признака насмешки, - осознавая, что я никак не мог узнать о твоём дефекте, ведь ни один из жителей Калето, включая моих родителей, никогда не попрекал тебя отсутствием волшебства. Ты открываешь рот, чтобы разрушить детскую наивность, а потом решаешься на отчаянный шаг. 
- Подними палочку вот так, - говоришь ты, проштудировавший все учебники от сих до сих, ведь не сразу ты смирился с тем, что никогда тебе не стать волшебником, - нет, под другим углом, - ты поправляешь меня и наставляешь. Лучшего учителя трудно отыскать, потому что твоему терпению и знаниям нет пределов. Ты печатаешься в магических журналах под псевдонимом, чтобы избежать необоснованных обвинений в некомпетентности, и пользуешься немалым авторитетом.
Я родился на свет спустя пять лет после того, как отец пригласил тебя в наш дом. Мать в силу врождённой слепоты не могла выполнять свои обязанности в полной мере, а отец пропадал на службе, лишь изредка радуя нас своим присутствием, так что в итоге именно ты был тем, кто заботился о братьях Крам большую часть времени. Возможно поэтому с отцом у меня натянутые отношения, а с тобой - доверительные и открытые. Ты не "сдал" меня отцу даже, когда обнаружил, что я использую стихийную магию, чрезвычайно похожую на непростительное заклятие Imperius. Кремен до сих пор думает, что на меня повлияли его угрозы заставить меня принести нерушимый обет, на самом же деле, это был откровенный разговор с тобой, когда ты мне поведал о том, как низко и подло лишать другого человека, особенно близкого, свободной воли. Жизнь сделала меня параноиком, но даже в самом страшном бреду мне не почудится, что ты меня предал. Каждому тёмному рыцарю требуется адьютант, который обеспечивает крепкий тыл, поддерживает и порой вправляет мозг, затуманенный огневиски. И видит Мерлин, мало кто в состоянии заслужить уважение, которое я к тебе питаю.
Сделай мне кофе, - бросает министр магии Болгарии, врываясь в мой кабинет и швыряя тебе на руки пальто.
- Я ещё не договорил с мистером Эбботом, господин министр, - говорю я, с помощью магии вешая пальто в шкаф и приманивая пустую чашку, в которую можно налить бодрящий напиток для любого из членов МРАК из горячего кофейника, - не соизволите ли вы попить кофе в приёмной, пока мы закончим нашу беседу?

Альфред

Мне повезло знать Вас дольше всех прочих членов передового отряда МРАК, за исключением, разумеется, Данимира Крама. Я успел наделать Вам головной боли, будучи ещё двадцатичетырёхлетним юнцом, засыпав сотней вопросов и попытавшись обшарить весь замок Калето от фундамента до крыш - что поставило Вас перед необходимостью уберечь от непрошенного вторжения места, не предназначенные для посещения туристами. Да и наш с Данимиром костёр на верхушке Башни Мертвецов не прибавил Вам безмятежности. С тех пор Вы, кажется, не изменились, разве что седины в волосах прибавилось. А вот я, наверное, преобразился до неузнаваемости. Я сам не видел - слишком был занят иными мыслями, но мне рассказывали, как вытянулось Ваше лицо, когда в камине в назначенный час появились сначала несколько ящиков спиртного и только потом - я, похожий больше на труп, чем на живого человека. Я не видел, но верю, что так и было, однако не могу не признать, что Вы были не последним человеком среди тех, кто помог мне освоиться здесь и ожить. И спасибо Вам за то, что Вы верите в трезвость моего разума, за все Ваши беглые замечания, краткие улыбки и взгляды поверх очков, за то, как Вы раскладываете газеты в утренней стопке - именно в том порядке, в котором мне нужно, - за кофе, о котором я не прошу, но который всегда к ним прилагается, за все невысказанные упрёки - знаю ведь, что было, за что, - за то, что Вы так много молчите, хотя знаете ещё больше, и просто за то, что Вы у нас есть.

Сольвейг

Я искренне хотела бы стать человеком, который доставляет вам меньше всего хлопот в нашем шумном и веселом замке, но вот беда: обстоятельства как будто нарочно складываются таким образом, чтобы мне приходилось перед вами оправдываться, а вам- устранять последствия разнообразных "стечений обстоятельств".
Я не нарочно, честное слово!
Тот ураган в оранжерее, которым выбило все стекла- кто бы мог его предугадать. И взрыв в лаборатории, после которого несколько дней можно было общаться друг с другом через дыру в полу и потолках на трех этажах. И прожженный едкими ингредиентами для зелий раритетный стол-сколько,вы говорите, он стоил? Вы регулярно отлавливаете сбежавших саламандр, охочих до жгучего перца на кухне, и всегда возвращаете мне их с невозмутимостью, достойной быть высеченной в граните, несмотря на то, что такие побеги почти всегда заканчиваются маленьким пожаром. Не говоря уже о том случае, когда я, будучи не в себе, вышвырнула вас за дверь и запечатала ее с помощью магии, оставив вас совершенно беспомощным. Впрочем, кажется, мне не стоило вам об этом напоминать.
Не передать, как я ценю вас, Арчи. И хотела бы обещать в очередной раз, что " больше не повторится", но это было бы очень опрометчиво. Повторится,и не раз, и не только со мной. Так что крепитесь!

Агейп

Арчи, ты не просто дворецкий, ты душа и сердце Калето, без тебя невозможен ни болгарский замок, ни вся наша команда. Ты безупречно воспитан, сказочно умён, галантен и обладаешь тонким чувством юмора. Ты называешь меня по имени, потому что я не люблю официального "фрау", и всегда тепло мне улыбаешься. Тебя не пугает моё присутствие рядом, ты не боишься, что я уловлю твои мысли. Твоё спокойствие в критических ситуациях не может не восхищать. Несмотря на то, что ты родился сквибом, ты обладаешь совершенно особенной магией, ты способен найти подход к любому человеку, словно подбираешь для каждого тот самый ключик, позволяющий раскрыться с самых разных сторон, ты умеешь слушать, умеешь понимать и создавать вокруг себя ощущение уюта. Я, как и мои коллеги, буду счастлива видеть тебя на форуме, придумывать интересные сюжеты и играть их.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Ты когда-нибудь чувствовал, что тебе не хватает того, кого ты никогда не встречал?
- Ричард Бах

Арчи, Вы просто представить себе не можете, как мы все (передовой отряд МРАК) Вас любим и ждём. Нет среди нас того, кто не упоминал бы Вас в постах, в думалке или флуде (просто вбейте в поиске "Арчи" - и сами увидите). И я думаю, что не будет того, кто не захочет Вас поиграть. Честно признаться, я ещё нигде не встречал персонажа-неканона, которого ни разу никто не играл, но который был бы таким живым, ярким и обожаемым всеми.
Это необычная, интересная, полная возможностей роль. По понятным причинам на ролевых по волшебному миру сквибы чрезвычайно непопулярны, но, поверьте, Арчибальд - наикрутейший сквиб из всех возможных, по крайней мере на Обскуре, и в смысле крутости он оставляет далеко позади многих волшебников.
Мы практически уверены, что не согласимся сменить внешность Джереми Айронса, поскольку все уже представляем Арчи именно таким и свыклись с этим породистым харизматичным лицом, но Вы можете попробовать нас переубедить.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

Калето поражал воображение, заставляя его работать с удвоенной силой. После простого, незатейливо прямолинейного дома, в котором вырос Альфред в Аризоне, это место казалось поистине невероятным. Разумеется, ему уже довелось видеть замки, путешествуя по Европе, да и здание, принадлежащее МАКУСА в Нью-Йорке не было просто спланировано ввиду всех функций, которые должно было вместить, но то были здания нежилые, а значит, в сравнениях не участвовали, поскольку не принадлежали никому и исследовать их целиком и полностью от подвалов до башенных шпилей шансов не было.
Калето же, гостеприимно распахнув двери гостю из Нового Света, остался открыт для него сверху донизу - за исключением мест, коих в достатке имеется в любом старом замке, тех самых, что таят неведомые пришлым опасности и грозят лютой смертью неосторожному визитёру. У хозяина Калето, впрочем, не было синей бороды и десятка убитых жён, зато было двое сыновей, обадающих полным набором самых лучших человеческих качеств. И одного из них Альфреду Баттлфилду посчастливилось заполучить в друзья. Возможность облазить вдоль и поперёк его фамильный замок была наиприятнейшим дополнением к другим преимуществам этой связи.
День, когда он добрался до Башни мертвецов, остался в памяти как один из самых счастливых дней его жизни, несмотря на не самые радужные его последствия, и не единожды именно он всплывал в сознании при необходимости использовать магию Патронуса. Мирко создал для него целый квест, проведший американского гостя по всему замку извилистым путём от загадки к новой загадке и закончившийся в самой разрушенной его части, вместе с тем обладающей самой необыкновенной, будоражащей воображение атмосферой. Осознание того, как много сил, должно быть, пришлось потратить Краму на организацию такого потрясающего развлечения, дополнительно усиливало его эффектность для Альфреда, хорошо знавшего, что друг его не склонен к долгим планированиям и выверению стратегических приёмов. Финальным заданием была самая сложная шарада, результатом которой должно было стать заклинание, позволившее бы открыть проём, заложенный камнем. Сам Мирко с камнем справлялся без труда, будучи виртуозом в стихийной магии земли, но Альфред ничем таким не отличался, и болгарин оплёл камень, скрывающий проход, дополнительной магической формулой, разгадав которую можно было избавиться от него.
Над этой формулой Альфред, рассудок которого от восторга и усталости, возникшей после прогулки по всему замку, работал не лучшим образом, бился добрых полчаса, но всё-таки одержал свою волнительную победу, пролез в Башню и получил приз.
Приз вызвал у него новую бурю восторга, он потребовал немедленного его распития по всем правилам зимнего употребления ракии, и в результате Мирко влетело от отца, приметившего костёр на вершине башни и, как выяснилось позднее, не дававшего согласие на уничтожение жемчужины его алкогольных запасов. Разумеется, Крам ничего не сказал другу, но тот ненароком подслушал разбор полётов и впоследствии долго тяготился содеянным. Но сожалеть о том, что произошло, он не смог. Он был слишком счастлив в тот день.
День, оставшийся так далеко в прошлом. День, принадлежавший жизни какого-то другого человека, едва знакомого нынешнему Альфреду Баттлфилду. Принимавший в его событиях непосредственное участие Данимир Крам тоже сделался другим невозвратно.
Мысли об этом неподъёмны и пропитаны ядовитой усталой обречённостью. Как много они могли в те времена, лёгкие, свежие, лишённые тяжести сожалений и свинцовых оков боли, притягивающих к земле, заставляя сгибать прежде прямые спины. Правда ли, что тогда всё это далось бы им много проще? Наверное, нет. Это всего лишь упаднические размышления отчаявшегося разума. Разума, которому отчаиваться непозволительно. Но что может быть труднее контроля собственных мыслей? Даже чувства контролировать не в пример проще.
Потому Альфред думает, пока идёт знакомой дорогой к Башне мертвецов, руководствуюясь выводами, подсказанными частично анализом имеющихся фактов, частично интуицией, частично - сердцем: Мирко сейчас там, и вместе с ним там - ящик огневиски, на пропажу которого посетовал "единственному, кто здесь сохранил трезвость разума" дворецкий Арчибальд.
Альфред поспорил бы с почтенным руководителем замкового быта насчёт того, что сохранил здесь трезвость разума, но волнение, охватившее его мгновенно при известии об изчезновении огненного напитка, было слишком сильно, и он распрощался с Арчибальдом весьма поспешно. Поначалу он шёл без определённой цели, используя неровный ритм своих шагов в качестве аккомпанемента стремительно несущимся мыслям - размышлять на ходу ему всегда было проще. Затем его направление приобрело чёткий вектор.
Вторая годовщина гибели Десимира - вот что толкнуло Мирко на одинокую вершину в компании ящика опасного пойла. Альфред не представлял, что он скажет другу, когда доберётся до Башни и с неумолимым нахальством нарушит уединение Крама. Он не представлял, какие слова могли бы достигнуть его рассудка в день, когда прошёл всего год после смерти Соледад. Он с трудом пережил тот день - странно, что могло отличать его от дня позже или дня раньше, ведь ни в одном из них не было ни Соледад, ни надежды когда-нибудь снова увидеть её, услышать её голос, прикоснуться к ней, но отчего-то именно годовщина имела свойтво выбивать из колеи с особенной жестокостью. Это оставалось верным и для второй годовщины, и для третьей тоже, и до сих пор давало о себе знать в ту самую дату.
Но он должен был прийти туда, чтобы не позволить Мирко поддаться какому-нибудь из искушений безумия, которые отчаяние так любит швырять в самый центр сознания, охваченного пламенем боли утраты.
Формула, сочиненная Мирко ради забавы двадцать лет назад, все еще в силе, и она срабатывает. Перешагнув высокий неровный порог, Альфред убеждается в том, что не обманулся в своих предположениях, он их нашел - и Мирко, и ящик огневиски. И еще - колдографию Десимира, приколотую к одному из зубцов башни.
Всё здесь окутано болью, которая ощутима физически. Она оседает мурашками на лопатках и лезет черной пыльною взвесью в глаза, заставляя их слезиться. Альфреду знакома эта боль. Он сам до сих не научился бороться с ней.
- Арчи в панике, - сообщает он Краму с полуулыбкой, очень легкой, которая не должна оскорбить его горе, - Он не досчитался целого ящика огневиски. Не знаю, какие он мог иметь на него планы, однако же пропажа очень его обеспокоила... А меня обеспокоило твоё отсутствие, Мирко, - в последних словах улыбки уже нет, одна лишь тихая, но отчетливая серьезность.

❖ СВЯЗЬ
Пишите в гостевой, туда толпа набежит)))

+4

6


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ДЖЕРАЛЬД РЕДЬЯРД ШАФИК
ЗНАКОМАЯ НЕЗНАКОМАЯ СЕСТРА И ЛУЧШИЙ ДРУГ СО СМЕЩЕННЫМИ МОРАЛЬНЫМИ ПРИНЦИПАМИЖДУТ САМОГО ВЕЗУЧЕГО СУКИНА СЫНА НА БРИТАНСКИХ ОСТРОВАХ ------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://images5.fanpop.com/image/photos/30700000/Nowhere-Boy-nowhere-boy-30732844-500-210.gif


Aaron Taylor-Johnson

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Дорогой братец! Далеко не всем в этом сумасшедшем мире так повезло, как тебе! Ведь именно о таких, как ты говорят – родился с золотой ложкой во рту.
Тебе двадцать восемь, ты чистокровен, прелесть как хорош собой и совершенно неприлично богат. Добавь к этому папеньку заместителя Министра Магии Великобритании и уясни, что очередь твоих невест выстроилась до Парижа. А обратно – вереница «испорченных» тобою девиц. Ох уж сколько было охотников преподать тебе урок правильного обхождения с дамами (читай: женить без суда и следствия), но ты будто в младенчестве искупался в котле с Фелиц Фелициус. Разумеется, это не так, но тебе хватает ума и изворотливости (спасибо Слизерину и трехгодичной стажировке в Гринготтсе), чтобы всегда выходить сухим из воды.
Да, природа пожалела для тебя какого-либо выдающегося магического таланта, зато ты чертовски успешен в преумножении семейного капитала. В двадцать три ты ловко вложился в судоперевозки, в двадцать пять стал младшим партнером, а к двадцати восьми сфера твоих предпринимательских интересов разрослась настолько, что нет в Британии инвестора или дельца, не слышавшего твоего имени.
Ты слывёшь обходительным и обаятельным, но редко кто разглядит за дурашливой улыбкой драконий оскал. В действительности, ты запросто откусишь руку (а то и вовсе голову), любому, кто захочет пересчитать твои богатства и клыки.
Пару лет назад ты перешел из сочувствующих в лояльные Армии Гриндевальда, и уже успел подняться от пешки до рыцаря. Благодаря судоходным активам и обширным связям на Востоке, именно тебе предложили стать координатором экспансии Геллерта в Индии и близлежащих государствах. Ты виртуозно вымениваешь знания об аутентичных мистических практиках на заманчивые обещания о превосходстве волшебников. Измученные многовековой европейской экспансией индусы охотно верят твоим сладкоречивым посулам. 

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------
Флоренция Шафик

Увы и ах, твоей старшей сестре ничего не дается легко. Мы вполне дружно сосуществовали в нежном возрасте, ровно до твоего первого года в Хогвартсе. Твои первые рождественские каникулы  стали отчетной точкой нашей разлуки.
Сказал ли тебе отец о том, что произошло? Сказал ли сразу или много позже? Взял ли с тебя непреложный обет или просто обещание молчать?
Я не знаю.
Я не винила тебя за безразличие, когда ты был ребенком, не винила и после. Мне нравилось думать, что ты проявляешь деликатность к тем душевным ранам, что ещё кровят. Так что изменилось, Джерри? Истек срок давности или отец наконец-то смирился, что кресла Министра ему не видать?
А впрочем, не важно, я уже полжизни не-Шафик, и даже имя мое предано забвению, и раз уж тебя так коробит, что в тридцать я выгляжу на пятнадцать, то не проще ли нам избегать ненужных встреч? Поверь мне, брат, моя история не пьётся под Шардоне, её не сдобришь самоиронией, а оплакивать, думается мне, ты не умеешь.
Но зачем-то ты отчаянно бьёшься в мою привычную жизнь, сотрясаешь уютное одиночество.  Это всё Астерион, несносный мальчишка, бередит твои мысли, и мои - бередит. Он думает, что если вернёт меня - тебе, то легче станет ему, но Электры нет, слишком давно уж нет, и даже от тела ее, упокоенного в семейном склепе, мало что осталось.
Так случилось, что тема сестер - табу. Так стоит ли его нарушать? Я могу прочесть любую твою мысль быстрее, чем ты закончишь ее думать, готов ли ты доверить все свои секреты мне - женщине, которую не видел пятнадцать лет?
Готов ли ты назвать снова сестрой ту, которая создала себе брата из совершенно постороннего человека, перекроив его личность, точно орнамент на корсаже?

Астерион Блэк

- Джей! - восклицаю я, зарядив битой по бладжеру: дорогу нам пересекает загонщица Хаффлпаффа, прижимающая к груди квоффл.
Даже смотреть в твою сторону мне нет нужды: я чувствую, где ты, Джеральд Шафик, - ох, как длинно! - Джеральд, - непозволительно длинно, - Джерри, - нет, ты услышишь меня быстрее, Джей, иногда хватает и единственного звука - Дж. Ты начинаешь замах, кажется, ещё до того, как моя бита коснётся бладжера, ты заканчиваешь его именно там и в тот момент, когда следует: и вот уже квоффл в руках нашей команды.
Если я в чём я уверен здесь, в небе - так это в тебе.

- Джей, так куда пропала Флора? - ты пожимаешь плечами и взгляда твоего достаточно, чтобы я понял: тема твоей сестры - теперь табу.
Я предприму ещё две попытки дознаться, что сталось с ней, ты ещё дважды пожмёшь плечами и взглянешь вот так - и тема эта закроется очень надолго. На много странных и диких лет, Джей. Зато тема моей сестры пока ещё не закрыта, и вас уже на словах, по-доброму улыбаясь, женят все в нашем чистокровном обществе, и она смеётся, и ты смеёшься, а я не смеюсь - но если отдавать кому-то Эль, то, конечно, тебе.

- Джей, - слова сбились, спрессовались в горле и не поддаются попыткам произнести.
Ты не требуешь их, не ждёшь, ты в них не нуждаешься. Приносишь огневиски, газеты моему отцу, мне - журналы по трансфигурации - неужели сам подписался? - зажигаешь лампы в комнатах, окутанных тьмой.
Мне не нужно пожимать плечами и как-то по-особенному смотреть, тема моей сестры теперь тоже табу - такова, видимо, наша судьба. Вся болтовня из детства о двойной свадьбе и двойной возможности породнить Шафиков с Блэками останется болтовнёй, приёмы останутся воспоминаниями, друзья - достоянием прошлого. Но если кому и отдать билет на соседнее кресло в мою дальнейшую жизнь - конечно, тебе.

Джей, я нашёл десять новых способов убить человека, полсотни способов отравить его существование и пару сотен - превратить в калеку. Но по-прежнему ни единого - оживить, Джей, ни единого.
Джей, я умею превращать кровь в тёмный стаут, сердце в печень и жизнь в ад. Только не сумею превратить себя обратно в человека. Возможно, проблема в том, что я не хочу становиться человеком. Помню, что ощущения - такие себе, а что скажешь ты?
Джей, мне бы ещё парочку этих золотых ступ, что ты привозил из Индии, и глиняное кольцо из Малайзии, у которого всего один край, помнишь? Только теперь мне нужно закрученное изнутри наружу, а не наоборот.
Я работаю теперь в Хогвартсе и клятвенно обещаю не убивать слизеринцев. Постараюсь не трогать рейвенкловцев, пощадить хаффлпаффцев. Насчёт гриффиндорцев ничего обещать не могу. Даже тебе.

Джей, я встретил Флору.
Ту самую твою сестру, которую ты не видел пятнадцать лет.
Я встретил Флору, которая давно стала табу. Флору, о которой ты так ничего и не сказал, загадочно пожимая плечами. Я встретил Флору, Джей.
И она... и я...
Неужели... наконец я наткнулся на что-то, о чём не выходит вот так, запросто рассказать тебе?

Ты константа. Моя жизнь изменяется до неузнаваемости, всё встаёт с ног на голову и обратно. Я думал, что умер. Потом я и вправду умер. Я давно перестал быть человеком, я чудовище, у меня есть новый отец и новая сестра, новое безумие и ещё с десяток безумий стоят на подходе, переминаясь в нетерпении обуять неспокойное моё сознание. И только ты остаёшься там же, где и всегда, и без тебя вообразить мир уже, кажется, невозможно. Может ли это однажды измениться? Решать тебе.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Дорогой Джерри! Вся прелесть этого персонажа в том, что он может быть совершенно разноплановым сюжетно и эмоционально, он сможет выстроить широкий диапазон отношений и сюжетов, а мы с удовольствием откликнемся на все начинания и поможем войти в игру!
Очень ждем тебя!

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++


Жить в твоей голове и любить тебя
Неоправданно, отчаянно.
Жить в твоей голове и убить тебя
Неосознанно, нечаянно.


- Нет, тебя нет, тебя больше нет,
- хорошо, что он осознает этот факт, плохо, что не осознает себя в реальности. Его пальцы судорожно, слепо шарят по ее лицу, как будто он пытается очертить образ сестры поверх ее. Женщина отступает назад, как будто получила пощечину, будь Блэк в себе, он бы удивился такой реакции, а может бы и обиделся, но сейчас Флора наедине со своими умениями и его демонами.
Эль-Нат смотрит в неподвижные зрачки мужчины и понимает: счет идет на минуты. За годы работы с пациентами, она научилась очень тонко чувствовать ту грань, после которой сознание больного уже не вернется в тело. И Астерион уже стоит у этой черты. Решение женщина принимает мгновенно, пусть то, что она собирается сделать является чистым безумием, но не сделать она отчего-то не может. Надо бы оттащить его в соседнюю палату на кушетку, но секунды утекают слишком стремительно, мужчина падает на колени, потому Беккер безжалостно взмахивает палочкой, и Блэк меняется местами на операционном столе с недавним пациентом. Эль не обольщается, у бедняги, которого она так бестактно переместила на пол нет и десяти минут. Как только Астерион перестал поддерживать в нем жизнедеятельность при помощи заклятия, тело запустило процесс саморазрушения. Спасти мужчину может быть проще, чем вернуть Блэка, но Эль-Нат свой выбор уже сделала.
Холодные пальцы с силой ложатся на виски, чувствительные подушечки щекочут непослушные кудри. Тактильный контакт вовсе не обязателен в ее практике, но Беккер предпочитает всегда оставлять себе точку опоры на физическом уровне. Когда работаешь с сознанием без страховки, это всегда сопряжено с риском. Но если сфокусироваться на каком-то ощущении, то шанс выдернуть себя, словно Мюнхаузен за косу, из лабиринтов чужого сознания возрастает.
Первое, что она делает – размывает то самое, разрушающее воспоминание о гибели сестры. Его не нужно искать, оно на поверхности, оно яркое и доскональное, запечатлено с  фотографической точностью. Дьявол в мелочах, она точно знает, что если сгладить приметную щербинку на паркете, или убрать солнечные блики сквозь паутину трещин на стекле, или забивающую нос пыль, то воспоминание потеряет объем. Нет, боль и страх не уйдут, но постепенно рассеются вместе с докучливыми подробностями. Большинству пациентов хватает и этого, но воспоминание Астериона слишком травматично, боль продолжает бурлить в нем и пениться, но не находит точки приложения, и эта ситуация даже опаснее, чем была.
Эль до скрежета сжимает зубы и сглатывает стылый воздух операционной, который царапает гортань, будто предостерегая «Остановись! Дороги назад уже не будет!» Для его боли и страха нужна новая матрица, та, в которой он сможет испытать спасительное облегчение, а не бессилие. Она может нарисовать в его голове любую картинку, но не подкрепленная эмоциями, новая память не приживется. Мозг будет постоянно чувствовать фальшь и стремится избавиться от навязанных образов. Чтобы провести аналогичную манипуляцию с Дирком Вагнером, Эль-Нат готовилась больше полугода, собирала образы, проектировала их, расцвечивала эмоциями, переживаниями, мечтами. Имплантировала скрупулёзно и докучливо,  не давая мозгу ни единой зацепки. То, что она собиралась сделать сейчас, больше напоминает ни работу педанта-эстета, а шаманские танцы под галлюциногенными грибами.
У нее нет заготовок, нет продуманных образов, но есть память: ее и его. Беккер берет единственный из возможных фрагментов - день своего пленения. И вот уже не маленькая девочка сжимается от страха за свою жизнь в темном холодном лесу, а молодой мужчина ищет девушку, к которой неравнодушен. Она тоже помнит свой страх досконально, каждую корягу, поваленное дерево, труп оленя и оскаленную пасть рычащего волка над ним. Помнит, как мороз кусал влажные от слез щеки – теперь помнит и он. Она щедро льет свой безотчетный ужас и страх, что спасители не успеют, и он смешивается с чувствами Астериона в бурлящий коктейль, он ведь тоже так боялся не успеть. Хрупкая, едва живая девушка сжалась в темном углу вонючей лачуги – это воспоминание она подсмотрела в голове отца, и это был первый образ, боль от которого она разделила с другим человеком. Зашкаливающие эмоции мужчины хлынули в новую матрицу, наслаиваясь на образ, заполняя его. Девушка слабо улыбается разбитыми губами, и ему так страшно, что она уйдет так же, как ушла сестра, угаснет прямо на руках Астериона помятой лечуркой. Но он уже вовсе не неумелый подросток: заклятия срываются с палочки и целительная магия возвращает Флоренции жизнь.
Носовое кровотечение начинается внезапно сильно, горячие потеки заливают губы, подбородок, шею, отдельные капли срываются на лицо Астериона и выглядят настолько зловеще, что Эль уже знает – она заработает очередной страх. Если переживет сегодняшний день. В голове звенит, и это верный признак перенапряжения. Те, кто считает работу с сознанием делом легким и незатратным – глупцы. Лигилимент все время ходит по грани, перенапряжение создает риск мозгового кровоизлияния. Эль-Нат отгоняет неуместный страх и остервенело размазывает идущую кровь плечом.
Флоренция в воспоминаниях Астериона открывает прояснившиеся глаза и смотрит с благодарностью и нежностью. Флоренция в реальности держится на ногах из чистого упрямства.
- Пожалуйста, посмотри на меня… - шепчет она окровавленными губами и будучи не в силах больше стоять, отпускает голову мужчины и оседает на холодные каменные плиты.

❖ СВЯЗЬ
Гостевая/ЛС - Эль-Нат Беккер или Астериону Блэку

+4

7


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Клайв Бьюкенен
КОЛДОМЕДИК НА СТОРОНЕ ДОБРА РАЗЫСКИВАЕТ СТАРОГО ДРУГА НА ВРАЖЕСКОЙ ТЕРРИТОРИИ ------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://s9.uploads.ru/VTSKH.gif http://s7.uploads.ru/lTgut.gif

Jeremy Renner, Tom Hardy,...

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

В будущем о жизни твоего отца, сквиба Ангуса Бьюкенена, прославившегося как в мире маглов, так и в мире волшебников, напишут и издадут сотни книг, в его честь учредят несколько премий, маги всего мира будут слетаться на матчи сборной Шотландии по регби, периодически ставя под угрозу статут о Секретности, а самый известный его труд "Моя жизнь в качестве сквиба" выдержит сотню переизданий. Но на момент начала этой истории книга его не обрела и первой главы, а ты, Клайв, уже весьма громогласно заявил о своем существовании. Шел 1890 год или около того.
Все твое детство прошло на стыке двух миров. До первых проявлений магии ты гораздо больше тяготел к магловским мальчишкам, которые с восторгом принимали сына знаменитого регбиста. С первыми проявлениями магии круг общения пришлось сменить на магический, где отец был еще не столь известной, но, как минимум, заметной фигурой. (единственный сквиб, добравшийся до порога Хогвартса, шутка ли)
Неизвестно, успела ли его слава, обрушившаяся на семью с выходом книги, раньше тебя переступить порог Хогвартса, но отголоски ее несомненно следовали за тобой по пятам всю дальнейшую учебу. Тебя это абсолютно не тяготило и никак не отражалось на твоих отношениях с миром. Гриффиндор (а может, Хаффлпафф) такими вещами не кичится.
По окончании школы ты проявил свойственную вашей семье самостоятельность и избрал профессию колдомедика. Попутно весьма серьезно углубился в магловскую медицину, полагая, что у делающих успехи в этом направлении маглов можно многому научиться.  У тебя несомненный талант к хирургии и чарам, и ты отлично показал себя в экстренных ситуациях, мгновенно принимая взвешенные решения. Через два года стажировки в Мунго, ты обратил на себя внимание иностранного целителя, приехавшего в Британию по профессиональному вопросу. Это был мой отец, Руфус Хайланд, и ты воспользовался его приглашением провести последний год стажировки в Германской империи, в Мюнхенском магическом госпитале, в отделении недугов от заклятий.
Годом стажировка не ограничилась. Какими были побудительные мотивы, заставившие тебя осесть в Германии  - оставляю полностью на твое усмотрение. Возможно, красавица жена и двое детей, возможно - обширная практика, возможно - разыгравшаяся в 1914 году война, в которой ты мог принимать участие, вдохновившись примером моего отца и не в силах терпеть страдания гибнуших маглов, а мог - оставаться на передовой колдомедицины, не покидая стен госпиталя. Как бы то ни было, к моменту моего окончательного появления в твоей жизни в 1917 году ты работаешь в Мюнхенском магическом госпитале на должности Старшего целителя, а моего отца год, как нет в живых.

Ты много шутишь, много куришь и обладаешь  долей здорового цинизма, воспитанного годами практики. Однако твой добродушный склад характера и темперамент сангвиника не допускает жесткости, жестокости и пренебрежения к пациентам, так что никто из них бы не обвинил тебя во врачебной черствости, хотя при необходимости ты можешь быть весьма суров и бескомпромиссен. С коллегами чаще, но еще чаще - с начальством, которое периодически лелеяло надежду найти как бы тебя наказать за недостаточно почтительное отношение к власть имущим. Ты не конфликтный, ты просто не выносишь дураков,особенно дураков у руля.
Ты определенно хорош в колдомедицине и никогда не ограничивался одним направлением, кочуя из отделения в отделение, набираясь разнообразного опыта. Из тех, кто и больного ликантропией усмирит, и аврора грубой ниткой заштопает, и ребенка у роженицы примет (без особого восторга, но под бесконечные шуточки, от которых она скорее родит от хохота, чем от естественных механизмов).
Помню, что за отворотом любой твоей куртки обязательно прятался набор хирургических игл и нить.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Мы знакомы с первого твоего года пребывания в Мюнхене, поскольку все время, что я проводила за пределами школы, я обитала у отца на работе, готовясь стать целителем. Так что ты воочию мог наблюдать весь путь, что я прошла от все еще ребенка с горящим восторгом взглядом до молодой женщины с несгибаемым упрямством, достойным лучшего применения и не слишком подходящим для целителя складом личности.  Возможно поэтому мы так неплохо сработались, успев привыкнуть друг к другу задолго до того, как я формально смогла заниматься колдомедициной и портить тебе нервы.
Ты любил хохмить, что из-за меня поседеешь раньше времени и имел полное на то основание, регулярно выуживая меня из разнообразных передряг (в духе той, как я, не будучи даже стажером, применила к пациенту реанимационные заклинания, не дожидаясь твоего появления). Ты не гнушался критиковать меня, но всегда делал это так, что у меня не возникало желания послать тебя к гриндилоу. Ты открыл мне глаза на магловскую медицину, показав, что их достижения нельзя сбрасывать со счетов, особенно, когда велик шанс столкнуться с их оружием, когда им вновь захочется поиграть в войну. То, что я виртуозно накладываю магловские швы на раны и не гнушаюсь идти на открытые оперативные вмешательства - твоя заслуга.  То, что во мне нет ненависти к маглам после смерти отца от их рук - тоже твоя заслуга. Пить огневиски меня тоже научил ты, хотя не так гордишься этим, как первыми двумя пунктами. :D
В 1926 году в Баварии станут набирать силы сторонники Гриндевальда. Сперва исподволь, затем все более явно, и в декабре 1926 года Бавария полностью перейдет под контроль магов, наплевавших на Статут и открыто объявивших о своем превосходстве. Многие бежали, пока была такая возможность, но ты остался на своем месте. Я не знаю твоих побудительных мотивов, Клайв. Возможно, твоей семье угрожали. Возможно, тебя удержало чувство долга передо моей семьей, ведь на попечении в твоем отделении оказалась моя тетя, находящаяся в магической коме после воздействия особо темного проклятья. Возможно, ты увидел для себя шанс сопротивляться новому режиму изнутри, спасая тех, кому не посчастливилось оказаться перемолотыми его жерновами. Возможно, ты тайный участник баварского партизанского сопротивления.
На самом деле, мне страшно думать, что твои мотивы могут оказаться иными и сотрудничество с новым режимом - полностью добровольное, что эти идеи нашли путь и к твоему сердцу. Мы не виделись вживую около двух лет и я не знаю, какие события твоей жизни предшествовали нашей новой встрече. Но мне хочется верить, что ты все еще прежний, поскольку я в очередной раз вляпалась в передрягу, Клайв, и пока не знаю, как из нее выберусь без твоей помощи.
Мы обязательно встретимся осенью 1927 года, когда я вновь появлюсь в Мюнхенском госпитале, но уже в качестве пленницы. Моих пленителей будет интересовать информация, которую может предоставить разум тети, находящейся на твоем попечении, меня же будет интересовать любая возможность сбежать. У тебя же будет широчайшее поле для того, чтобы помочь мне в нелегком этом деле или помешать.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Планы на игру: это заявка в крепкое товарищество, которое только и может связывать коллег-целителей, достаточно долго знакомых друг с другом и хлебнувших разнообразного пойла из одной фляжки. Однако, товарищество не означает безоблачность, как в прошлом, так и в настоящем:)
У нас с вами огромный период прошлого, в который можно отыграть множество разнообразных ситуаций. По сути, после смерти отца, я остаюсь один на один с избранной стезей целителя и наломаю достаточно дров прежде, чем сама встану на ноги, и на этому пути поддержка Клайва была бы неоценима. Может быть вы, однако, так себе дровосек.
В настоящем же я отчаянно буду искать выхода из плена и эту ситуацию можно разрешить весьма многообразно.
На форуме присутствует достаточно представителей армии Гриндевальда, чтобы не оставить вас без работы, в том числе четыре колдомедика разной специализации.
Скучно определенно не будет!

❖ Все, что не прописано - вам на откуп. Из прописанного - решительно все обсуждаемо. Вы можете изменить имя, но фамилию и происхождение я очень бы хотелаоставить. Мне кажется, что история сквиба, воспитанного маглами, ставшего всемирно известным игроком в регби и написавшего обо всем этом книгу, популярную у волшебников, прекрасна сама по себе и закладывает отличный фундамент для становления Клайва. К тому же родственники в Шотландии отличный повод пересечься с персонажами, обитающими за пределами Германии. Очень хотелось бы увидеть персонажа с границы двух миров, с самого детства пребывающего на ней и прекрасно ориентирующегося во всех перипетиях жизни маглов и волшебников, и как этот персонаж вынужден будет существовать в условиях, когда Бавария окажется под пятой Армии Гриндевальда.
Пожалуй, самым жестким остается вопрос возраста. Клайву никак не меньше 35 лет, а скорее ближе к 40.
❖ Мы можем обсудить любой момент истории, где мы разойдемся во взглядах дабы прийти к варианту, устраивающему нас всех. Вы можете даже поменять лояльность, действительно присоединившись к армии Гриндевальда на добровольных началах, хотя возможность с вас начать формировать баварское сопротивление, в рядах которого состоит кузен Сольвейг, откровенно греет сердце. 
❖ Джереми Реннер определенно внешность, которую я хотела бы видеть! Ее можно сменить безболезненно, если вы сможете предложить сходный с ним и Харди типаж. То бишь, коренастый, крепко сбитый мужчина, без тонких черт лица, излишней смазливости и какой-либо воздушности. Клайв очень прочно стоит на ногах и с некоторой высоты своего роста плюет на трудности, что вы готовы на него возложить. Еще и зубоскалит, зараза)

❖ Пишу от 3к, от третьего лица. Не смущаюсь, если вы пишите при этом от первого, не считаю знаки, не подгоняю и не требую постов. Меня устроит любая скорость отписи, укладывающаяся в форумный минимальный лимит. К себе ожидаю сходного отношения. Зафлужу, если вы флудер, оставлю в покое, если нет.Найду вам десяток сюжетов, свяжу с другими игроками, хотя самостоятельность в данном вопросе будет в плюс. Обосную любой кипишь, так что ко мне можно с любыми идеями. В графику могу только очень посредственную.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

Она все еще не обрывает колдовство, все также исступленно вливается в него всем своим естеством- горецвет уже не просто скрыл под собой могильный холм, он стелется ковром окрест, а вьюн оплетает ее собственные лодыжки.  Аромат цветов становится нестерпимым, от него спирает в горле, но Соль рвано дышит им, жадными глотками пьет этот сгустившийся воздух. Эта волшба лишена красоты, она злая и дикая, как может быть жизнь, когда вгрызаешься в нее зубами. Сольвейг не скупится и не заботится о красоте и форме. Все это грубая штопка по обширной ране, только чтоб остановить выматывающее кровотечение, так жестоко ее обессиливающее. Выздоровление-дело многих лет, шрамы, точно метки темного проклятья, не сойдут никогда, а фантомные боли, вероятно, будут доводить ее до безумия, но это все мелочи по сравнению с необходимостью жить, жаждой этой жизни. Она действительно хочет жить, и будь иначе- ушла бы следом за родными тотчас же, когда увидела обезображенные их тела.
Это был бы простой, легкий исход.
Но ее удел жить, черт подери, долг ее перед семьей и собой! Горецветы, точно заверяя эту мысль, распахивают ставшие неестественно большими соцветия, яростно-желтым, горьким и животворящим одновременно, плещут они, застилая взор. 
И в этот момент тяжесть чужой ладони на плече обрывает наваждение.
- Вы ведь волшебница?- хрипло шепчет незнакомец, присутствия и приближения которого она не заметила. В царящей вокруг тишине шептать нет нужды, от того вопрос приобретает для Сольвейг зловещий оттенок. Все внутри каменеет, точно к ней применили Duro, а не только лишь коснулись.
Ничего не докажешь.
Соль требуется лишь мгновение, между уже отзвучавшей фразой и той, что ей еще предстоит услышать- ловким поворотом кисти палочка скрывается  в рукаве платья, а на лицо падает непроницаемое выражение вежливого недоумения. С ним она и оборачивается к высокому мужчине, молча стряхивая ладонь с плеча, и желая, чтобы он не стал настаивать на своей версии. По долгу службы как применяется Obliviate Сольвейг знает, но не любит это заклинание, редко использует даже когда воспоминания о перенесенных страданиях мучают пациента, и тем более не готова касаться его здесь и сейчас.
- Помогите мне, пожалуйста.
На бескровном сером лице незнакомца явственно проступает страдание и его ведет в сторону стоит руке лишиться опоры ее плеча, но еще раньше Соль накрывает знакомый до горечи во рту металлический запах, который так близко не способен более заглушать аромат разросшегося горецвета. Как сомелье способен различать тысячи оттенков аромата вина, так целитель ощущает запах болезни, помнит, что значит каждый из них. И запах крови- первый в этом списке.  Целитель чует кровь ничуть не хуже гончей.
Вот и она- насквозь пропитала правый рукав темной мантии, так неподходящей этому месту, так вызывающе бросающейся в глаза своей инородностью, подтверждая однако и факт того, что перед ней все же волшебник, а не любопытствующий маггл. Два волшебника и маггловское кладбище, однако, у судьбы есть чувство юмора и талант к режиссуре.
- Черт возьми,- выдыхает Сольвейг, преодолев потрясение первых мгновений. Она поддается вперед,  отдергивая полу мантии, чтобы найти источник кровотечения, но приходится убрать руку и снова подставить плечо под ладонь мужчины, который теперь наваливается всей тяжестью и едва не придавливает к земле.
- Сядь, давай же.
Она помогает незнакомцу сесть ,и он тяжело приваливается спиной к обелиску. Кровь пачкает белый камень, но Сольвейг не видит этого. На самом деле ничего не видит, кроме очевидного- на ее руках истекающий кровью человек ,и она единственная, кто может, обязана ему помочь.
Вот и все. Все сложности в расстановке приоритетов, вся твоя боль и метания теряют в весе, становятся несущественными перед лицом долга. Это очень просто: ты, пациент и мера твоей ответственности.
А ее спрашивают за что она любит свою работу.
- Эй, не молчи.  Говори со мной,- Сольвейг быстро окидывает взглядом окружающее пространство, но они по прежнему одни. Надолго ли? Сколько у нее есть времени?- Тебя будет клонить в сон, не поддавайся этому. Как тебя зовут? Ты можешь сказать, как это случилось?
Впрочем, "как" она вполне представляет себе, продравшись сквозь заскорузлую от крови рубашку и обнажая рану, похожую на удар пики. Багряный отек, расходящийся солнечной короной вокруг нее пускает вдоль позвоночника льдистый холод. От ее прикосновения кожа слущивается, валится хлопьями, будто ее обдали кипятком. Склоняясь к ране, Соль ощущает едва уловимый запах падали, причудливо мешающийся с кровяным. Запах этот не сулит ничего хорошего, но Сольвейг решительно гонит от себя это жуткое ощущение безнадежности.
Чего бы ты не стал просить у мира, будь готов к двум вещам: то, что случится, не будет похоже на то, что ты просишь. И почти наверняка ты с этим справишься. 
Она просила, требовала себе огня и взрыва? Что ж, почему бы не человек со смертельным проклятьем там, где ты кажешься себе бессильной?  Лишь бы только никто не появился следом и не превратил изящную метафору в пошлую правду.
- Computresco caro,- выдыхает зло, закатывая рукава платья и выхватывая палочку, которую все еще прятала до этого момента. Ей приходилось сталкиваться с этим проклятьем, так что симптомы бросаются в глаза и у нее почти нет сомнений. Обезболивающие чары здесь будут почти неэффективны, но она все равно накладывает их на всю руку и грудную клетку прежде, чем вновь коснуться раны. Мышцы сереют, расползаются от малейшего прикосновения, но кровь останавливается после нескольких же заклинаний возрастающей силы. Это не благо. Можно подумать, что проклятье растекается от источника подобно чернильной кляксе по пергаменту, пропитывая собой плоть, но на самом деле, будучи по своей природе сродни токам тела, устремляется по пути наименьшего сопротивления. Оно вливается в сосуды, проникает меж сухожилий, обволакивает нервы и уже оттуда начинает свой гибельный путь изнутри наружу. При других обстоятельствах, имей под рукой кровевосстанавливающее зелье, Соль предпочла бы крайней мерой пустить незнакомцу кровь, чтобы ослабить действие проклятья. Но не теперь, разумеется. Придется придумывать что-то еще.
- Каковы шансы, что тебя будут преследовать?- спрашивает, поднимая взгляд на мужчину. Вывод этот напрашивается сам собой. Сольвейг встречалась с аврорами, попадавшими к ним в госпиталь после переделок с темными магами. Все факты на лицо: проклятье, случайная аппарация в совершенно неподходящее место, невозможность маскировки. Уходить отсюда им все равно придется, вопрос лишь в том, как далеко она должна его увести.

❖ СВЯЗЬ Гостевая, ЛС

+8

8


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Асмунд Торссон ав Химмелен-Фьелль
ХОЛОДНАЯ СЕСТРА В НЕПРОСТОМ ПОЛОЖЕНИИРАЗЫСКИВАЕТ БРАТА, ЧТО ГОТОВ ПРИСМОТРЕТЬ ЗА СЕМЬЕЙ В ЕЕ ОТСУТСТВИЕ------------------------------------------------------------------------------------------------------------

https://66.media.tumblr.com/d3bf543fbc0553c8dd7080152efca708/tumblr_ohb807gUSD1qbpcqno1_500.gif

richard madden

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Клан Химмелен-Фьелль живет уединенно и тихо - они кутаются в теплые шубы, чтобы пережить беспощадные холода и щурятся от солнца, потому что они привыкли к темноте. Их не увидишь на светских приемах, их имен нет на страницах современной истории, и дети их никогда не принимают приглашение обучаться в Дурмстранге. Многие считают, что клана Химмелен-Фьелль и вовсе не существует, и все упоминания о нем - выдумки, направленные на то, чтобы пугать на ночь непослушных детей. И хорошо. Этого их клан и добивался.
     Прошло несколько десятилетий с тех самых пор, как короли всей магической Скандинавии побросали все, над чем работали, и скрылись на острове Серейя, в темноте да холоде севера. Бывшие лидеры политической арены, военного времени, да патроны искусства и магии, исчезли настолько старательно, будто их никогда и не существовало, и на все попытки к ним приблизиться они даже и не пытались ответить. Прошло несколько лет, и магическое сообщество начало привыкать к их отсутствию. Прошли десятилетия, и оно привыкло обходиться и без них. Прошли века - и этой фамилии никто и не узнает кроме тех, что посвятил себя старым летописям давно минувших дней. Или тех, кто жил и проживает на территориях острова Серейя. И тех, кто в семье этой родился.
      Их семья не отказывалась друг от друга, и они знали, что не было ничего важнее кровных уз. И все вместе они хранили тайну проклятия, в результате которого их клан однажды исчез с политической арены магического мира - из века к веку матери клана Химмелен-Фьелль передавали своим дочерям проклятье маледиктуса, обрекающее их на превращение в волков. И их семья хранит эту тайну настолько ревностно, насколько они только могут.
      Однако, если в сохранении тайны их семья и оказалась успешной, на поприще управления деньгами и людьми успехи были относительно плачевны. Их территории переставали быть плодородны, люди становились голодны и несогласны с властью, все больше и больше их бывших территорий становились под чужими флагами и занимались самоуправлением. Их семья теряла влияние клочок за клочком и едва оставалась на плаву достаточно для того, чтобы хотя бы просто поддерживать свой собственный замок, хранящий в себе страшные тайны древнейшей магии.

Ты был рожден в старшую ветвь клана, и с самого детства готовился стать его главой, несмотря даже на то, что родители твои да дядюшки, управляющие семьей, были совершенно никчемны как политики и совершали ошибку за ошибкой. ты рос, ты становился умнее, и ты был невероятно талантлив на поприще стихийной магии и ритуалов. Ты рос с невероятным потенциалом и поэтому еще ребенком ты представлял для амбициозных лидеров угрозу, но тебя не пытались устранить, нет. Тебя изо всех сил пытались подчинить, пускай ты никогда и не учился политической игре. Ты был талантлив и умен, бесспорно, и ты предпочитал проводить свое время за изобретением и изучением новой магии и новых ритуалов, чем за попыткой убедить свою семью, что в чем-то ты был прав.
     И, как результат некомпетентной политики, твоя семья оказалась отстранена от главенства мирным переворотом, и во главу стала женщина из младшей ветви, которая вскоре пала жертвой проклятья маледиктуса и отдала бразды правления Эриндис, твоей двоюродной сестры, которая решила прекратить традицию скрытности, и, наконец, вступить на мировую арену. Но что же обо всем этом думаешь ты, человек, которого всю жизнь готовили вести за собой эту семью, и кому сейчас пришлось отойти на второстепенную роль?

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Они всегда были братом и сестрой, пускай ты и был ее старше. Они вместе играли во дворах и сидели допоздна в библиотеке, держась за руки и рисуя круги преображения мелом прямо на полу. Ты был старше, и ты всегда был невероятно умен, и Эриндис была в восхищении. Она никогда не хотела стать главой семьи, и никогда не думала, что это произойдет. Ты должен был стать главой по праву, так кто же знал, что все закончится так?
     Эриндис было тринадцать лет, когда она оказалась похищена благодаря глупости ее же отца, и ты никогда не смог простить этого человека, и никогда не смог смириться с глупостью семьи, которая позволила этому произойти а потом так и не смогла разрешить конфликта. Ты пообещал себе, что найдешь сестру сам, и что станешь таким лидером, под носом которого ничего подобного никогда не сможет произойти.
     Сестра вернулась в клан лишь через несколько лет, нося на себе шрамы того, что с ней произошло, и изменившись до неузнаваемости. И несмотря на то, что она больше не знала, кому могла доверять, она не могла оставить позади теплые отношения с братом. После мирного поворота мать Эриндис стала главой клана, а затем по ее стопам пошла и сама Эриндис. И пускай все прошлые советники потеряли вес своего слова, она готова была слышать тебя, пускай так и никогда не смогла до конца поверить. Она готова была даже оставить на себя свою семью, когда удалялась ненадолго для того, чтобы изучить мир. Быть может, ты сможешь доказать, что стоишь большего доверия?

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

На самом деле, все совершенно менябельно - и имя, и внешность, поскольку они не упоминались. Вы вольны как хотите прописывать характер, и я буду очень рада сыграть как и общую поддержку и доверие в виде "мы против целого мира", так и несогласие в семье. Например, брат вполне может быть не согласен с политикой своей сестры и считать, что ее поведение приведет их клан к погибели. А может, он лишь хочет защитить сестру от возможного влияния некоего Геллерта Гриндевальда, что недавно появился на пороге их дома?

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

Не было больше никаких битв кроме тех, что происходили в ее голове.
Так почему же она...
проигрывала?

Хватаясь зубами за воздух, Эриндис закрывала глаза, чтобы позволить себе не замечать, как все вокруг опускается в сереющую тьму. Нет, она не позволит этому опустить себя на колени. Нет, она прошла слишком долгий путь, чтобы останавливаться сейчас. Нет, этот похоронный звон в ушах да эта боль, отдирающая мышцы от костей, не смогут ее остановить. Побелевшие пальцы держались за край стола, и она даже не замечала, что угол впивался в ее ладонь, оставляя глубокий след. Боль, безумие, ярость.

Ярость. Нет, не страх и не отчаяние - ярость, злость, желание вонзиться зубами хоть даже в сами каменные стены будто те сломаются раньше, чем зубы. Эриндис не хотела больше быть слабой и она устала быть жертвой. Сколько раз она оказывалась во власти людей, что считали, что ее можно использовать? Что считали, что они умнее ее и маленькая девочка не сможет им противостоять? Так вот от маленькой девочки больше ничего не осталось. И они прочувствовали это на себе. И она, повзрослевшая девочка, готова была подняться на свои ноги и сделать то, что ей было нужно. И сейчас ее останавливала собственная же голова.

Эти припадки начались давно. Говоря по правде, Эриндис их и не замечала поначалу, считая, что это лишь последствия жизни в плену. А затем и отказывалась замечать, считая, что это признак слабости и немощности, который она стряхнет с себя, стоит только стать хоть чуточку сильнее. Но... почему они следовали за ней и сейчас? Почему становились сильнее с каждым годом? Откуда это странное, звериное чувство? Откуда эта боль всего тела, дробящая ее стержень на мелкие кусочки словно бы огромным молотом? Неужели, она боялась об этом даже думать, все, что с ней произошло до этого, могло оставить вот такой вот след?

Какой-то запах ударил в нос. Не запах старой мебели и собственной одежды. Чужой - становящийся все сильнее со звуком приближающихся шагов. Кто-то случался в запертую дверь и говорил что-то про встречу семьи, на которой она сейчас должна была быть. И комок злости разростался все сильнее - она не позволит этому стоять на ее пути. Она должна была быть в другом месте, она должна была быть сильной и уверенной. Она должна была быть здоровой и сильной а не сгибать свою спину будто бы под огромным грузом, скукожив до морщин собственное лицо. Она была Эриндис Фрейдисдаттер и она не позволит этому миру себя одолеть.

- Я буду позже, - ей показалось, или в нотки голоса прорвалось нечто рычащее? "Пусть начинают без меня? Ха." - Пусть ждут. - Она так и не открыла глаз, будто бы одной лишь силой собственного упорства могла заставить серую тучу, закрывающую свет и поливающую ее острым градом, исчезнуть навсегда, оставив за собой ясное небо. Будто бы сейчас, сделав глубокий вдох, она могла стряхнуть с себя эту болезнь как порванную мантию с плеч, и выйти на встречу семьи гордо и уверенно, будто бы так и должно было быть. Будто бы она имела право опаздывать на столько, на сколько пожелает. Оставить боль позади. Только и всего. Почему так сложно?

Чужой запах удалялся вместе с глухими шагами, но Эриндис не могла вдохнуть свободно, и дело было не только в парализующей боли, сжимающей диафрагму. Сейчас к двери приближался запах гораздо более знакомый.

❖ СВЯЗЬ
Лучше через гостевую

+3

9


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

МАРКО ФЕРНАНДЕС
Любимая СестраРАЗЫСКИВАЕТ МЛАДШЕГО БРАТА------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://s8.uploads.ru/t/I67mW.gif


Tom Ellis/Luke Evans

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Марко Феранандес, АГ, 38 лет, охотник за головами и реликвиями, мастер темной магии, холост.
Марко был долгожданным ребенком в семье Фернандес. Его мать всегда хотела сына, но вопреки ее ожиданиям первой родилась дочь. Поэтому матушка была вне себя от счастья, когда на свет появился Марко. С младенчества его окружали только самые лучшие вещи, люди и даже погода ( магия она такая). Все за исключением внимания отца, который до безобразия любит старшую сестру и оживлялся лишь тогда, когда она приезжала на каникулы. Впрочем Аделаиду Марко не возненавидел, потому что матушка давала ему столько внимания, что отца можно было понять и простить. Но росток ревности и соперничества между сестрой и братом все же успел зародиться. Далее Марко отправляют в Дурмстранг. В учебе мальчик показывал себя прекрасно и одарено, а может был бы лучшим учеником, если бы не его жажда свободы, а значит и нарушение правил. Впрочем это не помешало ему полюбить темные искусства. Затем была свадьба сестры с русским, которого он возненавидил с первого взгляда. Как же...В жизни Аделаиды появился кто-то важнее него. Такой наглости Марко простить не мог. После окончания школы Фернандес домой не вернулся, избегая попадания под опеку матери. Он путешествовал по миру и зарабатывал себе на жизнь совсем не так, как мог бы будучи наследником богатого чистокровного испанского рода. Тем не менее жажда приключений была у него в крови и доподлинно не известно чем именно занимался Марко до попадания в Армию Гриндевальда. Кто-то говорил, что он был орхотником за головами, кто-то, что на заказ разыскивает редкие артефакты, кто-то, что контрабандист. Неоспоримым фактом было то, что Марко был умен и хитер, поэтому попав к Гриндевальду он быстро дослужился до рыцаря, но дальше дело не шло. Ему нужно было что-то чтобы поразить мастера. Тогда ему пришла в голову ужасная мысль использовать сестру для своего повышения. На тот момент Ада была известным артефактологом и могла быть полезной, а возможна даже знала, где находится то, что искал Гриндевальд. Чем не путь к повышению? Тогда он инсценировал несчастный случай на ее экспедиции. В результате вся команда Власовой погибла, а ей самой изменили память. Угрызениями совести Марко не мучался, хотя ему было безгранично больно наблюдать за тем, как страдает его сестра от мысли что ее дочь и муж погибли. Впрочем пути назад не было и ему оставалось лишь жить дальше и научить этому ее. Учитывая, что он убедит своего мастера, что Ада может быть полезной пешкой в их рядах, даже не обладая нужной информацией.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Что можно сказать об отношениях брата и сестры? Ада всегда смотрела на младшего брата с высока, но была рада, что мечта матушки осуществилась и ее оставили в покое. В отличии от Аделаиды Марко можно было все и матушка прекрасно обеспечивала его всем, что душе угодно. Мальчик с золотой ложкой во рту. Они дружили в детстве и даже развлекались. Перелом в отношениях наступил в юности, когда Ада стала Власовой. Пожалуй по классике жанра Марко Власова не взлюбил, учитывая, что с детства ревновал свою семью по поводу и без из-за баловства, которое ему обеспечивала матушка. Уже будучи у Гриндевальда Марко станет для Ады всем

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Хотелось бы персонажу жизни и долгой игры. Думаю итак понятно, что Ада полностью завязана на идеи с братом, поэтому играть можно много и долго. При этом он вполне самостоятельный персонаж, которого я не закрываю в рамки каких-то определенных отыгрышей. Единственное попрошу не делать его аюсолютно добрым. Злым? Пожалуйста, но не добрым. Ему не чуждо состарадание, грусть и т.д., но он не лишен пороков таких как тщеславие, жажда наживы и прочее. Вы моежет придти с кем-то в парой. Это будет прекрасно. В принципе вся биография вполне меняема, как и внешность. Единственное фамилия останется неизменной, как страна происхождения и лояльность. От вас требуется логично вписать как вы попали в Армию Гриндевальда, из каких побуждений. Все остальное в принципе придумано и менябельно, кроме истории моего персонажа. Очень попрошу при взятии персонажа, связаться в гостевой для уточнения деталей. Буду очень рада видеть, обогрею, затащу в игру и буду безгранично счастлива. Вы очень нужны.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

-Экспекто Патронум. - голос Сириуса звучал уверенно и через мгновение с палочки соскочил пес. Он отличался от того, что Роуз видела в прошлый раз. Сказать что он был потрясающим ничего не сказать. Девушка была довольна собой и своим учеником. Ее губы моментально тронула улыбка, а на лице можно было прочитать гордость, но не успела она сказать, о том, что Патронус прекрасен и как она говорила, что у Блэка все получится и вообще он такой молодец, да и она тоже, как тот резко развернулся.
-Спасибо. - произнес он, находясь в опасной близости от нее. Вейла даже не успела подумать, что ему ответить, как в следующую секунду, мгновение...Она почувствовала как, губы обожгло всепоглощающее тепло. На секунду показалось, что Роуз сгорит в его руках, разобьется, сломается. Смесь чувств захлестнуло ее с головой как волна, ураган, цунами. Девушка не могла ни сделать шаг назад, потому что он крепко, как ей казалось, держал ее, ни разразиться угрозами в его адрес, но могла лишь отвечать на его действия, понимая, что ей не особо и хочется, чтобы это заканчивалось. Розмари Линдгрен с треском провалилась перед неожиданными действиями Сириуса Блэка. В ее голове время стало течь иначе и возможно сознание ей диктовало, что они стоят так и целуются на опушке в запретном лесу около часа, хотя в реальности прошло всего лишь несколько минут или и того меньше? Как только все закончилось, девушка слегка отклонилась назад. Она стояла и тонула в его глазах, ощущая как в груди выбивает чечетку сердце. Легкий ветерок трепал ее волосы и охлаждал пылающие щечки. Роуз выглядела растерянной. Стоит признать, что бунтарь напротив застал ее врасплох. Буря эмоций внутри угрожала вылиться в шквал претензий, но эффект неожиданности брал свое, не позволяя ей разразиться оскорблениями.
Иногда бывает так, что в самый неподходящий момент происходит что-то, что потом переворачивает весь твой спокойный тихий мирок, который теперь укрылся в углу и плачет кровавыми слезами от предстоящего приключения. Вы наверное подумаете, что вот оно счастье! Один из самых классных парней в школе поцеловал очаровательную вейлу, но как бы не так. Внутри у Линдгрен бушевала буря из непонятных чувств и эмоций. С одной стороны хотелось огреть нахала чем-нибудь потяжелее, с другой наложить заклятие забвения, с третьей броситься ему на шею и ответить еще более страстно. К сожалению большее на что она была способна это:
- Очень хорошо... - выдавила она, с нескрываемой дрожью в голосе. Она даже не знала что именно было "хорошо" поцелуй или Патронус. Линдгрен все еще не двигалась с места, глядя в глаза Сириусу. Только сейчас она заметила, что вообще он был достаточно хорош собой. Его темные волосы, острый взгляд, блуждающая ухмылка - он напоминал хищника на охоте за девичьими сердцами, коллекция которых с каждым годом только возрастала. На лице Роуз читалось удивление смешанное с какой-то потерянностью. Взгляд голубых глаз буквально пронизывал его, будто пытаясь найти ответы на свои вопросы. Почему? Зачем? Как? Застывшее выражение лица Розмари, оживляли лишь частые взмахи длинных ресниц. Она не знала сколько прошло времени, может минута, а может всего пару секунд, пока ее мысли более-менее не нашли рационального объяснения тому что случилось совсем недавно. Наверное я перестаралась с очарованием... - мелькнуло у нее в голове. Девушка медленно перевела дыхание, все так же не двигаясь с места. Все же она решила, что скоро Блэк должен прийти в себя и когда она отойдет чуть дальше, то и у нее пропадет очевидное желание поцеловать его в ответ. Линдгрен иногда вспоминала свои первые чувства. Первая влюбленность у Розмари наступила в 15 лет. Пожалуй это было одним из самых ярких ее воспоминаний. Парень учился на последнем курсе Хогвартса, а она на пятом. Парень был симпатичным и вежливым, а еще он кажется любил ее. Конечно для наивной девочки это было в новинку и она с головой погрузилась в свои чувства. Каждый раз при встрече с ним она испытывала легкость и непринужденность, не замечая, что на него влияло ее очарование вейлы. Когда он выпустился, то обещал ей писать и ждать ее на каникулах, но на все ее письма не было написано ни строчки. Тогда Розмари с горечью поняла, что на самом деле это не любовь, а юношеская влюбленность и что более обидно ее дар, который стал для нее проклятьем. Нет, Роуз не возненавидела свои способности, а только стала пользоваться этим для своей выгоды. Ей было удобно практически на автомате располагать к себе людей и это чувство ей нравилось, хотя и вызывало грусть, потому что когда утро опускалось холодным рассветом на очарованные ее сердца, то они просыпались от сладкого забытья. Влюблённость вообще странное чувство, заставляющее людей идти на необдуманные поступки, слова, действия, а потом все пережитое становилось обрывком красочного сна, который жестоко прервали и только единицы перерастали во что-то более серьезное, чем просто увлечение. Сейчас перед ней стоял Сириус и она прекрасно понимала, что учитывая их необычный урок старалась помочь ему, но при этом видимо приложила слишком много усилий. Роуз немного неловко подняла руку, будто хотела что-то сказать, но в горле предательски пересохло. Тогда она просто коснулась кончиками пальцев его растрепавших волос, делая вид что в них что-то застряло, но на самом деле ей просто нужно было что-то сделать, чтоб отвлечь внимание и не поддаться порыву. - Ветер... - проговорила она, пытаясь вернуть своему голосу уверенность, а на лице появился оттенок задумчивости, который быстро сменился наигранно непринужденностью. Отведя глаза, она ловко выскользнула из рук Сириуса и направилась к дереву, где оставила свою школьную сумку. Линдгрен была рада, что пришлось повернуться к нему спиной и он не увидит ее играющую на лице улыбку и совсем раскрасневшихся щечек. Неуверенными, но быстрыми шагами она добралась до своей отправной точки, с которой началось их факультативное занятие. Ей казалось, что если не заострять внимание на том, что случилось, то скоро это забудется и она сможет вновь взять себя в руки и общаться с Блэком как обычно подобает однокурсникам. К ее удивлению руки продолжали не слушаться, когда она опустилась вниз, чтобы найти в ней так кстати припрятанные кексы с обеда и пару яблок. Они с Валенсией хотели позже встретиться и зная пристрастия подруги к сладкому Роуз благоразумно позаботилась о том, чтобы порадовать свою любимую подругу. Конечно, девушка никак не предполагала, что угощать она будет не брюнетку, а брюнета. Все же приложив больше усилий, Розмари все же достала все, что искала и выпрямившись, она еще раз перевела дыхание, чуть поведя плечами и уже с привычной для нее улыбкой на лице, повернулась к Блэку.
- Ты хорошо постарался. Твой Патронус сейчас выглядит идеально. - громко проговорила она, кидая взгляд на огромного пса, который был удивительным и совсем как живым. К нему успел подойти ее ирбис, будто бы изучая своего нового друга. Удивительно, что вроде бы у неживых Патронусов могло быть что-то напоминающее душу, хотя если посмотреть с другой стороны, то скорее всего они были даже больше наполнены душой чем некоторые настоящие люди. С одной стороны это было куда более чем просто грустно, с другой такова была жизнь и изменить ее было невозможно даже с помощью волшебной палочки.
- Кстати, почему пес? - с интересом спросила она, подходя к парню ближе и держа в руках то, за чем она отходила. - Держи, я все же не настолько бессердечна, чтобы оставить тебя совсем без сил. - Роуз слегка улыбнулась, протягивая Блэку яблоки и кексы. Она избегала смотреть ему в глаза, поэтому со всем усердием разглядывала Патронусов. Жаль, что она так и не заметила как среди размышлений и мыслей, Сириус крепко поселился в ее голове.

❖ СВЯЗЬ  гостевая, далее скайп, вк, телеграмм, лс, все что душе угодно.

Отредактировано Adelaida Vlasova (15 июня, 2019г. 23:10:45)

+2

10


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

РЭЗВАН ИОНЕСКУ
МИСТЕР ЛИСРАЗЫСКИВАЕТ ДЕДУКТИВНОГО ВАМПИРА------------------------------------------------------------------------------------------------------------

https://69.media.tumblr.com/945d1b53b20d85b289134b015a8bb3c4/tumblr_on4xovmK7t1s1v3r1o4_540.gif


Taika Waititi

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Фокс познакомился с Рэзваном во время командировочного отпуска в Румынию в ноябре 1926 года. Расследовал очередное дельце, наслаждался местной кухней и достопримечательностями, и по чистой случайности (нет) забрёл на очередное заседание анонимного клуба вампиров. Это был интересный вечер, плавно перешедший в самую забавную ночь из всех, проведённых Освином в Румынии.
В дальнейшем Рэзван оказал Фоксу неоценимую помощь в его расследовании, блеснул недюжинными аналитическими способностями, за что получил горячее и весьма официальное приглашение стать сотрудником детективной команды мечты.
Конечно же, Рэзвану пришлось переехать в Лондон, но первым делом Фокс ему вручил личный порт-ключ, ведущий в родные места вампира, чтобы тот не пропускал еженедельные собрания клуба.
Что касается характера, то господин Ионеску - добрейшее существо на планете. Он мил, обходителен, вежлив и любит улыбаться во все тридцать два клыкастых.
Вопросами вашего питания мы будем заниматься все вместе - весело и задорно.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

О том, по каким правилам в волшебном мире Ро живут вампиры, велась дискуссия в гостевой, можно почерпнуть информацию из этого сообщения - ❖ Гостевая о.1 , а также задать там интересующие вас вопросы.
От игрока буду с нетерпением ждать чувство юмора, обаяние и желание творить персонажу интересные приключизмы.
Место работы даёт вам уникальную возможность контактировать абсолютно со всеми персонажами на Обскуре, ибо работа у вас такая - знать всё и всех. 

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

1-й курс, весна.

Обеденный зал полон детворы всех возрастов, пёстрые мантии мелькают тут и там молниеносными вспышками.
За одним из длинных, протяжённостью во всю залу, столов группка первокурсников вела жаркий спор. Точнее, спор вели двое, остальные уминали обед, делали ставки и подначивали оппонентов заключить пари. Координировала процесс принятия ставок несравненная Серафина Пиквери, что, впрочем, не мешало ей проверять домашнее задание Освина по истории магии.
— Смысл барьера как раз в том, чтобы магия не покидала пределы школы и не вызывала подозрений у немагов, — Альфред скучающе перелистывал страницы учебника и, словно от надоедливого насекомого, отмахивался от Освина и его бредовых теорий.
— Да ты же только представь! Если бы магия не выходила за пределы барьера, то этот пузырь рано или поздно переполнился бы и лопнул, это же очевидно! — если Альфред не выказывал никакой заинтересованности в этой беседе, то для Фокса доказать свою правоту явно было делом чести.
— Не вижу в этом ничего очевидного.
— Спорим?!
— Иначе ты не уймёшься? Ладно, спорим.
В подтверждение заключённого пари мальчишки пожали друг другу руки. Альфред наконец-то смог продолжить конспектировать учебник по Травологии, а воодушевлённый Освин с тройным аппетитом взялся за свой обед.
— Освин Фокс, мы либо заставим преподавателя согласиться с тобой, либо не будем указывать это вовсе, — пергамент с пометками, исправлениями и целым морем чернильных линий, перечёркивающих немаленький кусок текста, лёг на стол перед Освином. — Камень в болото ради пары кругов - слишком мелко для тебя.
Кусок застрял в горле, когда Фокс понял, что за оставшиеся десять минут обеда ему придётся переделать домашку целиком. Но в одном Серафина уж точно была права - если доказывать свою правоту, то грандиозно. В его бедовой голове начинал созревать план, на воплощение которого в жизнь он потратит шесть лет и ни часом меньше.

6-й курс, осень.

С теоретической подготовкой было покончено. Фокс перелопатил достаточно книг, в этом смысле семейная лавка ему помогла даже больше, нежели школьная библиотека. В «Лисьей Тропе», порой, оказывались такие книжные раритеты, каких уже во всём мире не сыскать.
Теперь Оз готов был приступить к практическому воплощению своего плана в жизнь.
Он обнаружил границы барьера, невидимым куполом накрывшего школу, и приступил к изменению его настроек. Работа предстояла тонкая, энергозатратная, требующая соблюдения и учёта множества факторов. Лунные циклы, смены времён года, солнцестояния и равноденствия - всё это имело невероятно важное значение.
Свой шедевр Фокс закончил аккурат к окончанию экзаменов. Ильверморни, надышавшись детьми с их безудержным развитием и неугомонными стремлениями, закрывалась на летние каникулы. Несколько недель тишины, покоя и лёгкого ремонта не помешают ни школе, ни преподавательскому составу.

7-й курс, сентябрь.

Вернувшись с каникул, Фокс первым делом проверил своё многострадальное детище. Сонастройка изначальных характеристик барьера и привнесённых недавно была завершена.
— Вот теперь вы увидите, что было бы, если бы школьный барьер не выпускал накопившуюся магию за свои пределы.
Для полноты картины следовало злодейски рассмеяться, но Фокс не одобрял подобное дешёвое актёрство, а потому просто взъерошил волосы на макушке и с довольной ухмылкой отправился к замку.

7-й курс, ноябрь.

Впервые за всю историю существования в Ильверморни объявлено чрезвычайное положение. Весь преподавательский состав ломает головы над природой проклятия, обрушившегося на школу. А творилось действительно странное. У кого-то из учеников вырастали звериные хвосты и уши, сам замок трансформировался каждую секунду: то пол пропадёт, то потолок, то верх и низ меняются местами. И это самые безобидные явления, происходящие нынче в школе.

Альфреду и Серафине, как старостам, было поручено следить за порядком, докладывать о всех необычных явлениях (ещё более необычных, чем мыльные пузыри пространственно-временного континуума) и сохранять спокойствие. Уж с чем, а со спокойствием у этих двоих проблем не было.
Пока старосты приводили в порядок второгодку, ставшего счастливым обладателем милейших заячьих ушей, Фокс развлекался тем, что погружал какую-нибудь свою конечность в проплывающий мимо пузырь, заключающий в себе пространство четвёртого измерения, смотрел, как она исчезает, а затем появляется вновь.
— Вам не кажется, что чем больше мы колдуем, тем чаще случаются такие вот косметические неприятности у ребят?
Гравитация вновь совершила неожиданную рокировку, Освин рухнул на потолок и поспешил поймать Фину, предупреждая неприятное столкновение.
— Вы тоже думаете, что это проклятие?

❖ СВЯЗЬ пишите в гостевой, а там разберёмся

+5

11

------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Рагнвальд в прошлом ав Химмелен-Фьелль
ДОЧЬ И МАТЬРАЗЫСКИВАЮТ МУЖЧИНУ ЧТО ДО СМЕРТИ РАЗОЗЛИЛ ДВУХ ВОЛЧИЦ------------------------------------------------------------------------------------------------------------

https://thumbs.gfycat.com/HandsomeElegantDragonfly-size_restricted.gif


travis fimmel

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Ты самоуверен, умен, и стратегичен. Ты знаешь, чего хочешь и как этого добиться, и тебе совершенно все равно, сколько для этого придется срубить голов. Ты бесстрашен и храбр, жесток и не прощаешь ошибок. Ты мудр и любишь знания, и собираешь их крупицу за крупицей чтобы затем использовать в своих целях. Ты ценишь друзей и тех, кто тебе предан, но совершенно безжалостен к тем, кто тебя предал.
[indent] Амбициозен и учишься магии как безумный ученый, и жаждешь того, чтобы мир принял тебя, как своего, но чувствуешь, что мир этот безжалостен к тем, у кого нет статуса и денег. И ты смог заработать оба причем совершенно самостоятельно. Продаешь а большие деньги все, что только можешь поймать: родную стихийную магию, информацию, и даже собственную дочь.
[indent] Ты был рожден в достойную норвежскую семью, но у тебя никогда не было шансов на то, чтобы стать наследником семейного имени и богатства - младший сын, ты провел всю свою жизнь пытаясь доказать своим холодным родителям что ты лучше, умнее, храбрее, и предприимчивее чем все твои братья, но это ничего не изменило. Ты отучился в Дурмстранге и решил взять судьбу в собственные руки. Ты оказался полностью погружен в поиски новой магии, темной, светлой, бесплалочковой, стихийной, и обошел в ее поисках практически весь мир. Ты искал силы, искал статуса, и искал способа стать частью по-настоящему сильной и могущественной семьи, вот только девушки Европы не дали тебе долгожданной свадьбы и смотрели немного свысока, и ты вернулся на родину. После лет путешествия по Скандинавии, ты оказался на острове Серейя в поисках древней ритуалистической магии, где стал стражем дочери главы по имени Фрейдис, а в последствии и ее мужем.
[indent] Ты стал частью древнего рода и считал, что впоследствии станешь его главой. Но нет, бразды правления перешли к брату Фрейдис и тебе стало понятно, что они не станут доверять власть или же свои знания человеку, что пришел издалека. Они сколько угодно могли давать тебе свою фамилию, но ты знал, что никогда не станешь частью их семьи и достойным доверия. Они пытались дать тебе территории, которыми ты мог бы управлять, но ты прекрасно знал, что они не позволят тебе самому сделать и единого шага. Ты ждал много лет - у тебя родилась дочь, но конфликты возникали все чаще и чаще и ты чувствовал себя окончательно преданным. В один день ты решил, что этого достаточно.
[indent] Продав собственную дочь в замужество на юг острова, ты получил внушительную сумму денег и бежал вместе с секретами рода куда подальше от этой семьи, и больше никогда не возвращался. За это время ты приобрел силу и мощь, ты получил всю сижу, о которой надеялся, и совершенно не гнушаешься шантажом и поддержкой весьма сомнительных организаций и планов. И многие были бы рады отомстить тебе за то, что ты с ними сделал, однако ты слишком силен для того, чтобы кто-то смог тебе по-настоящему помешать.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------

О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------
из биографии Эриндис (частично менябельно если есть желание)

Клан Химмелен-Фьелль живет уединенно и тихо - они кутаются в теплые шубы, чтобы пережить беспощадные холода и щурятся от солнца, потому что они привыкли к темноте. Их не увидишь на светских приемах, их имен нет на страницах современной истории, и дети их никогда не принимают приглашение обучаться в Дурмстранге. Многие считают, что клана Химмелен-Фьелль и вовсе не существует, и все упоминания о нем - выдумки, направленные на то, чтобы пугать на ночь непослушных детей. И хорошо. Этого их клан и добивался.
Прошло несколько десятилетий с тех самых пор, как короли всей магической Скандинавии побросали все, над чем работали, и скрылись на острове Серейя, в темноте да холоде севера. Бывшие лидеры политической арены, военного времени, да патроны искусства и магии, исчезли настолько старательно, будто их никогда и не существовало, и на все попытки к ним приблизиться они даже и не пытались ответить. Прошло несколько лет, и магическое сообщество начало привыкать к их отсутствию. Прошли десятилетия, и оно привыкло обходиться и без них. Прошли века - и этой фамилии никто и не узнает кроме тех, что посвятил себя старым летописям давно минувших дней. Или тех, кто жил и проживает на территориях острова Серейя. И тех, кто в семье этой родился.
Ее отец, Рагнвальд, мало предавался мыслям о политике и будущем. Не в силах совладать со своим положением представителя младшей ветви, он регулярно пропадал где-то не сообщая им, а возвращался пьяным да агрессивным. Он делал вид, что ему было совершенно все равно, отказываясь от территорий, которыми ему предлагали управлять да не выполняя обещанного, и отказывался признавать обратное. И семья привыкла к нему, как и ко многим иным представителям, о которых говорили, качая головами. Их семья не отказывалась друг от друга, и они знали, что не было ничего важнее кровных уз. И все вместе они хранили тайну проклятия, в результате которого их клан однажды исчез с политической арены магического мира - из века к веку матери клана Химмелен-Фьелль передавали своим дочерям проклятье маледиктуса, обрекающее их на превращение в волков. И их семья хранит эту тайну настолько ревностно, насколько они только могут.
Однако, если в сохранении тайны их семья и оказалась успешной, на поприще управления деньгами и людьми успехи были относительно плачевны. Их территории переставали быть плодородны, люди становились голодны и несогласны с властью, все больше и больше их бывших территорий становились под чужими флагами и занимались самоуправлением. Их семья теряла влияние клочок за клочком и едва оставалась на плаву достаточно для того, чтобы хотя бы просто поддерживать свой собственный замок, хранящий в себе страшные тайны древнейшей магии.
***
Когда девочке было тринадцать лет, тот мир, который она так хотела увидеть, пришел к ней сам. Когда отец предложил ей пойти с ним посмотреть на мир, она не представляла, чем это могло закончиться. Ее узнали - по семейному гербу на одеждах, по описанию ярко-рыжих волос и голубых глаз, да по имени. И результате непродолжительной битвы Эриндис оказалась похищена, и это, вне сомнения, изменило не только всю ее жизнь, но и историю всего ее клана.
Раньше она часто считала, что жила в семейных имениях как птичка в клетке, а сейчас она в этой клетке оказывалась будто дикое, опасное животное. Люди ненавидели ее, боялись, и надеялись использовать в своих целях. Эриндис должна была стать и разменной монетой, и рычагом давления на весь клан Химмелен-Фьелль. И сказать, что семья была в ужасе и ярости, было не сказать ничего. Они строили планы, они вели бесчисленные переговоры, и они заставляли Фрейдис вырывать
на собственной голове волосы от бессилия и горечи.
Прошло больше года, и из ненавистного пленника Эриндис становилась частью народа - ее больше никто не пытался держать взаперти и причинять боль. Жители звали ее дочерью богов, что могла сделать землю плодородной, остановить грозу, и залечить раны. Они знали, что такое магия, и слышали о ней в тех историях, что они читали детям на ночь, и в их понимании все они были способны на магию, несмотря даже на то, что магия эта исчезала и мельчала все больше и больше, пока от нее не оставалось практически ничего. И видеть такое количество силы было для них совершенно немыслимо и прекрасно. Из врага Эриндис стала благословением, и из бедности они выбрались к богатству. И пускай сама волшебница и нашла свое счастье из невероятного горя, она скучала по дому. Именно поэтому, когда к ней явился ее отец, она была счастлива, что наконец-то сможет увидеть этот свой дом. Вот только отец вернулся с группой наемников, разрушил тщательно отстроенные Эриндис дома, и, не слушая дочь и усеяв снежные луга мертвыми телами, вырвал дочь из этого нового мира. Вот только он не вернул ее домой.
Эриндис кричала на него, сбивая голос, но Рагнвальд не собирался этого даже слушать. Ему, на самом деле, было совершенно все равно и на нее, и даже на собственный клан, он пришел в ее новую семью для того, чтобы избавиться от дочери еще один раз - отдав ее в замужество за огромную сумму денег. Оказывается, слухи о том, что в каком-то селе появилась девушка, что способна на настоящие чудеса, распространились даже на самый юг огромного острова, далеко от их дома и подконтрольных территорий. И местный правитель Сигурд решил подчинить себе силу богов, убедившись в том, что и его потомки будут рождены с магией а все подчиненные будут в страхе. Эриндис не ожидала от отца подвоха - она путешествовала с ним туда, куда он скажет, думая, что идет домой, а на самом деле стало слишком поздно. С тех пор, как родной отец передал ее новому мужу как отару овец, никто больше не видел Рагнвальда. Он схватил свои богатства и исчез далеко и надолго.

от Фрейдис

Человек, пришедший издалека - всегда риск, на который наш клан долгое время не решался. Но ни один род не может существовать долго без вливания свежей крови и потому тебя, пришельца, приняли если не с распростертыми объятиями, то без нареканий. Ритуал принятия в род вплел тебя в наше разветвленное фамильное древо и открыл доступ ко всем семейным тайнам. Ты знаешь о нас и преследующем нас проклятье слишком многое. Мы сами вложили этот отравленный кинжал в твою руку. Теперь я вижу,какая это была ошибка, но в то время, когда только состоялось наше знакомство ты казался неколебимой надежной скалой, рядом с которой можно уверенно вышагивать бок о бок и противостоять суровой реальности. Я не была ослеплена чувствами, выбирая тебя на роль своего стража, руководствуясь только здравым смыслом.Выбирала тебя из десятка других достойных, как выбирают охотничьего пса - за силу, скорость,выносливость и преданность. Твое образование придавало мне уверенности в том, что иных знаний тебе не требуется. Нет, я не была ослеплена тогда, это случилось позже, когда ты уже был моим мужем, отцом моих детей, подлым обманщиком, продавшим нашу дочь в рабство. Моя ослепленность не позволила сразу перегрызть тебе горло, как после твоего побега мне часто виделось в моих снах. Теперь ты угрожаешь открыть нашу тайну миру и я стремлюсь найти тебя, чтобы стереть с лица земли, пока мои эмоции все еще теплятся, пока человеческая память еще не выцвела окончательно, пока, пребывая в шкуре волка, я все еще помню твой запах и почему я так тебя ненавижу.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Эриндис стала главой своего клана как и ее мать, превратившаяся в волчицу - и они не собираются прощать того, что с ними было. Но вот только желание и возможность это очень разные вещи.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

от Эриндис

Была бы Эриндис обычным подростком, она бы громко выдохнула, вырываясь из объятий матери. Она бы вскинула головой, крикнув "да что ты понимаешь" и свернулась бы калачиком в своем одиночестве словно бы в мягкой перине. Дети, на самом деле, не любят быть понятыми, и они не хотят быть счастливыми. Только лишь начиная замечать, что мир вокруг них совершенно не соткан из мягкого и податливого материала, они начинают все глубже и глубже закапываться в несправедливость и боль, считая при этом, что только они одни, и никто вокруг них никогда не сможет посмотреть на мир тем же взглядом, которым на мир смотрят они.

Но вот только у Эриндис не было такой роскоши. У нее вообще с раннего детства ни в чем не было роскоши, что уж там говорить о чем-то "нормальном" вроде счастливого детства. Она с четырнадцати лет уже совершенно все умела сама - и доверять, и проверять, и выживать. И у нее не было времени на бесполезные хлопания дверьми, проростки независимости и жалость к себе. И приходилось поумнеть, приходилось стать сильной. Приходилось втаптывать куда поглубже собственные эмоции и впивающуюся острыми шипами боль и все ради того, чтобы лишний раз просто втянуть в себя воздух. Она была в аду и сделала его своим домом. Оттуда она попала в другой ад, и снова сделала тот своим. А сейчас что? Снова по-старому стоило ей только подумать, что сейчас все станет лучше?

Хрип, сорвавшийся с ее губ, напоминал крик. Кожа готова была лопнуть подобно мыльному пузырю, наполняя все помещение своим похоронным звоном. Или же только ее собственную голову, по которой сердцебиение било будто молотом по наковальне? Позвоночник будто изгибался небесным змеем, словно только впервые ощутив на себе дыхание свободолюбивого солнца. Что-то внутри почуяло ее слабость, и это что-то сейчас прижималось к земле, готовясь к прыжку, и приподнимало свой нос, становясь по ветру. Что-то внутри ее самой готово было вонзить в нее свои клыки и разорвать на части. И это что-то, пропади оно пропадом, было знакомо ее матери. Потому что если бы не было, она бы никогда не говорила ей перестать бороться. Потому что если чему-то Эринлис и научилась, то это ценить хороших советников, потому что таких не сыскать сколько бы ты ни старался. Кровь гуще воды, а кровь клана Химмелен-Фьелль, кажется, была сделана из нервущегося жгута.

- Что... - Сбитое дыхание, пересушенное горло. О, это был худший припадок из всех, что когда-либо случались. Это была худшая боль, что ей когда-либо приходилось переживать, потому что на этот раз ее обидчиком не был другой человек. Легко переживать через боль, когда ее наносит неуверенный в себе неудачник. Трудно, когда источником твоей боли выступаешь ты сам - особенно когда ты, это человек, который пережил не одиного такого вот неуверенного себе неудачника, что пытался причинить ей боль. И тем не менее, Эриндис не торопилась отпускать, не зная, что именно ее ждет по ту сторону своей человечности. Догадываясь, но... Как же ей было страшно, и как же хотелось кричать. И что же, что же сделало это с ней и как теперь с этим жить? "Но ты ведь знаешь ответы, мама? Ты же знаешь?.." - что произойдет если я перестану сопротивляться, мама?

И пускать она просто скажет ей правду, какой бы та ни была гнусной. Эриндис, что же, она пережила слишком многое чтобы пугаться тому, что еще может быть впереди. Она подчинила себе целые поселки, города, пол острова, даже когда ее списали со счетов и продали как голову скота на рынке. Она прошла слишком далеко, чтобы останавливаться сейчас. И сделала слишком много, чтобы останавливаться на пол пути. Что бы это ни было, она сможет с этим справиться. "Так скажи мне правду, мама. Что ждет меня если я... позволю этому выйти на свободу?" Потому что Эриндис никогда не была обычным подростком, который не хотел смотреть на себя со стороны. У нее не было роскоши не доверять собственной матери. И, что бы это ни было, Эриндис знала, что ее мать ее понимает. Эриндис это чувствовала. Чуть ли не собственным носом, собственным сердцем, да собственной кровью. "Какой тайной со мной не поделились, мама?"

от Фрейдис

Неправильное это было время и Фрейдис корит себя за промедление, но лишь несколько горьких мгновений. Укоры себе не помогут ее дочери, не распутают сложную сеть обстоятельств, приведших именно сегодня членов клана на совет. Эриндис быть обязана присутствовать там, в добром здравии и не растеряв ни толики своей заразительной решительности, поражающей сердца людей, как обжигающие ветра жестокой северной зимы.

О, будь у нее время. Было бы время открыть все, поведать известное о проклятье, научить дочь слышать глухой рык ее второго "я", жаждущего стать первым.  Примирить с волком, научить ценить незримое его присутствие и не страшиться того, что однажды произойдет с той же неотвратимостью, с какой белые ночи сменяют долгую ночь. Впрочем, на многое из этого времени будет более, чем вдосталь. Но не на главное.

Дочери Серейя учат своих дочерей слышать волка с самой первой их месячной крови. В дурмане раскуриваемых над жаровней трав, в жарко натопленных комнатах, теплом выгоняя напряжение из мышц, в полной тишине и темноте они касаются проклятой своей крови и призывают проклятье показаться и сдаться на милость им. Балансируя на тонкой грани между неуступчивостью и принятием, они переживают свою первую трансформацию без выворачивающей жилы боли и панического оглушающего страха. Но у Фрейдис под рукой ни трав, ни жаровен, ни времени. Лишь истязаемая болью и страхом дочь, чья воля так неуступчива, что может и вовсе не принять в себе волка, обрекая раз за разом себя битву, из которой не выйти победительницей.

Но в неуступчивости этой и силе может быть достаточное подспорье, если удастся ее направить. Сбрасывая с плеч дочери мягкий домашний мех и со своих - тяжелый, густой, защищающий от сурового ветра, Фрейдис разворачивает Эриндис к себе. Выпутывает из медной гривы медные гребни, расслабляет тугой ворот платья, держащий голову дочери высокого и гордо, каждый вдох вымеряя на точных весах. Сыплются и беззвучно тонут в мехе кольца - только их носит Эриндис, не принимающая ни колье, ни браслетов.  После кандалов и ошейников, верно, ей чуждо все, что обхватывает, стягивает и душит.

- Обо всем подробно мой рассказ будет позднее. Сейчас - о главном. Множество волчиц ты встречала на Серейя. Мы не приручали их, они - и есть мы. Это проклятье, что преследует всех дочерей нашего клана, оно в нашей крови многие сотни лет. Та боль, что чувствуешь ты - так второй твой облик силится стать первым. Я говорю тебе не противиться, потому что только так ты сможешь взять над ним верх. Зверя можно держать в клетке, но однажды он вырвется и перегрызет пленителю горло. Но корми зверя с рук и он не воспротивиться даже, когда ты наденешь на него ошейник.

Продолжая говорить, она уводит дочь прочь от стола, ближе к камину, где едва теплится живой огонь. Разворошив угли, Фрейдис добавляет дров и горючего порошка, от чего пламя с жадностью набрасывается на мертвое дерево, облизываясь и меча во все стороны горячие искры. Тяжелый смолистый запах лесов Серейя окутывает женщин - не лучшая замена травам, но лучше того чуждого запаха, исходящего от Эрин, что так тревожит волка во Фрейдис. Что так тревожит волка внутри ее дочери.

- Когда ты перестанешь сопротивляться, отпустишь свой страх или вверишь его моим рукам, отступит и боль. Я чувствую, что твоему волку не терпится вырваться на свободу и лишь твоя несгибаемая сила воли не позволяет случиться этому. Отпусти себя, родная. Превращение займет немного времени, но ошеломит тебя, верно. И испугает. Будут чудиться иные запахи, иным станет зрение и тебе может показаться, что пути обратно уже не будет.  Но это,- она обхватывает бледное влажное лицо дочери ладонями и вынуждает на себя смотреть, всю свою уверенность желая вложить в ее разум,- не так. Ты будешь помнить, кто ты есть, и кто есть я, сидящая рядом с тобой.  Чтобы вернуться к себе ты должна будешь пожелать этого так же сильно, как если бы желала избавления от этого бремени. Не спеши вернуться сразу. Вдохни иные запахи дома, посмотри другими глазами, почувствуй иначе тело свое и тогда возвращайся.

Крепкие сухие пальцы Фрейдис избавляют дочь от оков темного глухого платья. Все, чему вынужден будет сопротивляться зверь выломает тело Эриндис новым витком боли, а ей достаточно уже. Достаточно ее исстрадавшейся и выжившей, несмотря на все выпавшие ей испытания, дочери любой боли. На бледной коже спины, на животе и бедрах ее видны отметины чужой жестокости и Фрейдис обещает себе, что разорвет горло всякому, кто осмелится теперь причинить ее девочке боль.

- Слушай мой голос, родная,- обняв вздрагивающие обнаженные плечи дочери, прижав голову ее к груди Фрейдис шепчет ей уверенно и ясно, не позволяя ее рассудку ускользнуть в тенета страдания и страха,- и слушай ее, ту, что взывает к тебе изнутри. Смотри на мое лицо, родная. Я многие годы живу со своим зверем и он все еще не взял надо мной верх. Выпусти ее и ничего не бойся.

❖ СВЯЗЬ
Напишите в гостевую и мы объявимся!

+3

12


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ПРЕПОДОБНЫЙ ТOM (ТОМАС) КЕЙДЕНСВОРТ
УСТАВШИЙ ОТ ВОЙНЫ ВОЛШЕБНЫЙ МИРРАЗЫСКИВАЕТ ЛУЧ СВЕТА И ТЕПЛА------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://sd.uploads.ru/ubIlD.jpg
http://s9.uploads.ru/AYGd6.jpg


Arthur Darvill или Jack Ashton или вообще на ваше усмотрение но знайте кем я вдохновлялась

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Все описанное здесь совершенно не принципиально, вы можете поменять и имя, и возраст, и место рождения и место проживания и биографию и все на свете, так что обсуждаемо.

Ты родился в бедной семье где-то в окрестностях Бирмингема, твой отец занимался тяжелой работой, а твоя мать медленно но верно погибала от туберкулеза. Ты уверен, что иногда помнишь ее теплое касание на своих волосах и глубокие серые глаза, смотрящие прямо в душу. У этой семьи не был практически ничего, кроме друг-друга, но они продолжали любить, пока любовь еще могла существовать. Ты был совсем еще ребенком, когда впервые увидел смерть - твоя мать была настолько легка и худа к тому времени, что ты едва заметил, как из нее испарилась жизнь, и вы с отцом остались одни.
[indent] Отец работал как мог, зарабатывал мало, а все что у него оставалось он пропивал в попытке заглушить боль от потери любимой девушки. А ты, предоставленный самому себе, бегал по городу в попытках раздобыть себе хоть какую-нибудь еду или возможно даже работу. Однажды зимой, в холодную ночь, ты бежал из своего дома в поисках тепла, и впервые пронырнул в городскую церковь подобно мыши. И там ты нашел столько тепла, насколько это возможно. Церковь стала твоим новым домом, священнослужители в ней - новой семьей. И ты решил остаться в этой церкви. Престарелый пастырь щурился, когда учил тебя читать, а сам ты в упоении работал целыми часами, чтобы помочь кормит бездомных супом в рождественскую ночь. Ты был уверен, что в этой церкви проведешь всю оставшуюся жизнь.
[indent] Но жизнь всегда изгибается под неожиданным углом, и в один день к тебе на стол опустилось письмо, которое принес немолодой мужчина, представившийся директором Школы Магии и Волшебства Хогвартс. Ты был волшебником. И это, говоря по правде, было против всех твоих убеждений и ты даже и не хотел идти. Из всех людей, что могли тебя убедить, это был пастор, что опустил свою слабую руку на твое плечо и сказал, что это дар, который ты не должен отпускать. И ты решил пойти.
[indent] За все эти годы Хогвартс так никогда и не стал тебе другом. Ты был прилежен, приятен, и искрометно добр, учителя любили тебя, как и остальные ученики, несмотря на твои "странности", так они говорили. Ты никогда не расставался со своей верой с Богом, и те чудеса, которые ты учился сотворять, только подтверждали твои убеждения. Но ты никогда не понимал, почему магия никогда не была использована для того, чтобы сделать жизнь лучше и не мог справиться со всем тем эгоизмом, что окружал тебя изо дня в день. Ты цитировал строки из Библии и любил всех, что окружают тебя, но твое добро было использовано против тебя.
[indent] Тебя подставили. История, что стара как мир: аристократ, решивший пронести в школу темный артефакт, который вышел из под контроля, и ты, Том, которого обвинили во всем произошедшем. Никто из тех, что тебя знал хоть немного, не верил в то, что ты был виновен в покалеченных детях. Учителя и друзья в унисон говорили о том, что ты никогда не испытывал интереса к темной магии и не смог бы даже позволить себе подобный предмет. Но семья богатого слизеринца наняла лучших правоведов в стране, подкупила пол Визенгамота, и в результате этого долгого и болезненного процесса, ты был изгнан из школы.
[indent] Учителя пытались найти тебе иное место, друзья старались поддержать, но ты лишь качал головой, осознавая, что Бог он работает своими неизведанными путями, и не стал противиться. Ты решил вернуться туда, где нужен был больше всего - в свою церковь, и принял сан. Магический мир предал тебя, и ты не хотел в него возвращаться. Через несколько лег умер твой отец, умер твой пастор, и ты знал, что магический мир мог бы их спасти, да не стал. Пришла война, унесшая столько жизней, что и не счесть, и магический мир снова не смог никого остановить. Магический мир, казалось бы, даже и не пытался.
[indent] Но шли годы, и ты перестал даже вспоминать о магическом мире. Ты решил для себя, что поможешь всем, кому можешь помочь, и спасешь всех, кого можно спасти, и именно этим ты и занимаешься. Мудр не по годам, когда ты не готовишь службы для прихожан ты помогаешь им добрым словом или уверенным делом, собираешь вещи для бедных и помогаешь нуждающимся поступить в университет. Ты стал человеком науки, получив образование и понадеявшись, что ты сможешь что-то изменить, и медленно из различных церквей Англии перебрался и в Европу. И со временем сам стал пастором церкви в Баварии. Иногда ты был способен на чудеса - очень редко, и всегда случайно, но достаточно для того, чтобы кто-то благоговейно зашептал, что ты должен быть причастен к лику святых. Ты лишь мягко улыбался, зная, что ты лишь инструмент в руках высших сил.
[indent] Но мир менялся. И он менялся быстрее, чем тебе хотелось бы, и становился чернее, чем когда-либо. Таинственные нападения и темные речи просачивались через самые бедные из слоев населения и ты начинал понимать, что все, что вложили в твои руки доверие, были в опасности. И что ты делал то же самое, что до этого делал магический мир - не использовал свои силы.
[indent] Война пришла на порог твоего дома, и пришло время достать свою запылившуюся волшебную палочку.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Анвен внеслась в твой мир совершенно неожиданно - укрываясь от погони, она оказалась на пороге церкви, и ты никогда не думал, что снова столкнешься нос к носу с магом. Ты не стал раскрывать того, кем был, вместо этого предложив ей помощь и тепло, и Анвен была благодарна этому. Она тянулась к твоей мудрости и теплу как мотылек к свету и вы остались друзьями.
[indent] Она приходила к тебе для того, чтобы завуалированно рассказать о своих переживаниях и работе, а ты кивал головой, понимая каждое ее слово, хоть и не раскрывая ей этого. И тогда, когда ты оказался в Баварии и понял, что тебе пора вернуться к оружию, ты прислал ей самую настоящую сову и раскрыл свою истинную сущность зная, что Анвен сражалась на правильной стороне. И ваша дружба приобрела совершенно иной оборот.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Ты может и не аврор и не мастер владения волшебной палочкой, но ты веришь в то, что в тяжелые времена каждый должен выполнять свой долг и вносить свою лепту, какой бы она ни была маленькой. Невероятно быстро освоившись на новом месте, ты быстро завоевал доверие прихожан и познакомился со своими соседями. Ты пообещал защищать магглов Баварии всеми силами и сотрудничаешь с МРАКом, докладывая организации о происходящем через свою невероятную сеть информантов, которую ты сам и создал через свое тепло и доброту.
[indent] Пока что тебя никто не подозревает - кому интересен священнослужитель маггловской церкви, кто заподозрит в нем мага? И это, конечно же, делает тебя лучшим агентом в этом месте.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

Когда-то давно за окном лился такой же дождь, как и сегодня. Когда-то давно, Анвен тоже бежала под ним, пряча лицо в вороте одежды. Когда-то давно, капли точно так же падали с пол ее вымокшего плаща прямо на порог помещения. Волшебница, казалось бы. Аврор. А не могла даже защитить собственную одежды заклинанием импервиус чтобы не выглядеть как маггл, упавший в озеро по неосторожности. Но как и сегодня, так и тогда, ни на какую магию не было ни сил, ни внимания. Где-то в глубине души даже хотелось, чтобы было мокро и холодно, где то чтобы наказать себя за непростительную ошибку, не то чтобы напомнить себе, что она все-еще была человеком.

Анвен до самой мельчайшей детали помнила тот день, когда впервые встретила человека, которому не хочется жить.

Она помнила шнурок, развязавшийся на ботинке, она помнила мокрые волосы, в которых можно было спрятать слезы, находящие на глаза. Она помнила первое серьезное дело, которое ей поручили. Это было поместье, сожженное дотла, и родители, убитые перед глазами детей, которых потом нашли сжимающимися в комок сарае. Это была вина, которую она, Анвен, не смогла доказать и девочка двенадцати лет, что была похищена убийцами ее же родителей. Девочку нашли через несколько месяцев. Она сидела на кровати, буквально фарфоровой кукле. Совсем не живая.

Капли капали на стекло и стекали у Анвен по спине, когда ее, наконец, впустили в палату, и девочка даже не поворачивала на вошедших головы. И никакие строки сухого отчета, что ей дали в аврорате, никакие обрывки информации, которую ей рассказывали в коридорах, по которым они бежали, чтобы увидеть девочку, не могли описать той пустоты, которую Анвен видела в этом посеревшем теле. Пальцы сжимали пергамент, практически протыкая его ногтями насквозь, а во рту стояла горечь, заставлявшая глаза краснеть и подбородок дергаться в немом бессилии. Как же хотелось выть от бессилия. Как же хотелось содрать с себя кожу в одной лишь ненависти к себе чтобы хоть на мгновение почувствовать хоть что-то, кроме ужаса от совершенной ошибки.

Девочка поворачивала голову, и смотрела на нее словно странная, лишенная человечности кукла. Девочка открывала рот, и из него едва выходили звуки. Но Анвен знала слова, что девочка говорила через этот приглушенный шепот. Девочка говорила, что больше ей не хочется жить.

Это было более года назад.

Но сейчас Анвен тоже бежала под дождем, сжимая в руках лист пергамента, пряча его под плащом, неуклюже вставляя ключ в дверь собственного дома. Там, на этом пергаменте - тоже строки, которые могут решать человеческую судьбу. На этом пергаменте - клейма, прожигающие сердце и оставляющие на нем уродливые узоры. Там строки, что могут читаться и как приговор, и как испытание. Там правда, которую никто не хочет знать и эмоции, которые никому на свете не хотелось пожелать испытать. Там боль, отчаяние, исступление и одиночество. Но еще там, вампусов хвост, была вера. Пока он пишет, он был жив. Если он писал ей строки, значит тянулся к помощи так, как только мог. Пока Анвен получала эти письма, что бы в них ни говорилось, у них все езе была надежда. И она, вопреки всем обстоятельствам, верила.

Сдирая печать зубами, она разворачивала письмо, скидывая покрытые грязью ботинки куда-то в угол. И так и застыла, в бессилии облокотившись на стену. Анвен читала, медленно сползая по стене вниз на пол, оставляя за собой мокрое письмо да впуская пальцы в спутавшиеся непослушные волосы. Дождь точно так же барабанил по крыше. А у той девочки тоже были голубые глаза.

"Убей меня, пока я не превратился в чудовище."

За что он благодарил ее? Что она сделала, что? Как и тогда, так и сейчас. На работе говорили, что она все сделала правильно, и что нельзя было поступить иначе. Коллеги хлопали ее по плечу и говорили, что сожалеют, что так получилось. Они жалели, ее, ее, Анвен, которая позволила этому случиться. И сейчас он, Альфред, человек, который доверился ей точно так же, как когда-то доверилась эта двенадцатилетняя девочка, говорил вещи, которые какая-то Хоффлпаффка не могла даже понять, что уж там решить. Какой же она чувствовала себя бесполезной, как поломанная палочка, которую не починит самое мощное заклинание. Что она могла сделать? Как она должна была поступить? О таком не писали инструкции, и этого не было в справочнике. Никто не говорил ей, как она могла поступить. И ей все равно говорили "спасибо", которого она совершенно не заслуживала.

"Ты не превратишься в чудовище, ты не иссохнешь, и ты не умрешь. Я знаю, что ты видел. Боль, отчаяние, и людей, полностью потерявших веру. А знаешь что еще ты видел, Альфред? Ты видел то, как жертвы становились спасателями. Как они открывали свои сердца другим и пускали в них тех, кому нужно было тепло. Ты видел забитых, что становились героями и сирот, что научились прощать. Ты видел мир, наполненный надеждой. И ты, поверь мне, станешь одним из таких людей. Я зайду с тобой куда угодно, потому что знаю, что ты выйдешь к свету и выведешь меня за собой. Я верю тебе и верю в тебя, не сомневаясь ни на минуту. Веди меня всюду, куда пожелаешь."

"А если ты провалишься, Альфред, то я умру вместе с тобой, потому что вместе с этим умрет и моя надежда. А я не уверена, смогу ли прожить без нее."

❖ СВЯЗЬ
Свяжитесь через гостевую и мы с радостью подхватим!

+1

13


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ФЕРДИНАНД ФЛЭТВОРФИ
ОСВИН ФОКСРАЗЫСКИВАЕТ ИДЕЙНОГО СОБРАТА И КОНКУРЕНТА В СФЕРЕ ОХОТЫ ЗА АРТЕФАКТАМИ------------------------------------------------------------------------------------------------------------

https://69.media.tumblr.com/df0d7f46e02a07dd938d276270a17757/tumblr_pwlmnrUbqS1qezmjno6_250.gifhttps://69.media.tumblr.com/cc2cb9154bdf8f155580bdcffa253a30/tumblr_pwlmnrUbqS1qezmjno3_250.gif


Michael Sheen

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

О вашей семье не так уж много сказано в каноне, но доподлинно известно, что в далёких 1740-ых, по крайне мере один ваш далёкий предок воспылал активной нелюбовью к маглам. Загуглите Гидеона Флэтворфи, почитайте про своего пра-пра-пра.
Сами же вы давний, убеждённый соратник Гриндевальда. Его идеи вам близки, а интерес профессионального историка побуждает занимать место в первом ряду, дабы вести летопись происходящих событий.
Маловероятно, что вы входите в офицерский состав Армии и принимаете активное участие в вооружённых столкновениях. У вас совершенно иная роль, которую вы сами для себя избрали.
При том, что у вас особое отношение к маглам и вы считаете их за не совсем людей, тем не менее, вы с профессорской дотошностью изучаете всевозможный магловский фольклор - мифы, сказки, легенды. В них вы ищете указания на волшебные предметы, артефакты прошлого, которые могли затеряться в мире обычных людей. Дело вашей жизни - поиск этих самых артефактов с целью их дальнейшего приспособления для целей лично ваших или же Гриндевальда.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Мне удалось раздобыть принадлежащую вам шкатулку, в которой хранился ключ к поискам Даров Смерти. Вот в этом отыгрыше я занимаюсь тем, что пытаюсь сию шкатулку вскрыть.
Можем начать наше знакомство с того, что вы обнаруживаете пропажу и начинаете активные поиски.
Шкатулку я вам, конечно же, не верну, её содержимое - и подавно, зато мы оба обретём интересное знакомство.
В дальнейшем можем устроить небольшую гонку за артефактами в стиле Индианы Джонса, ну а сопутствующие отношения можем организовать в духе Азирафаэля и Кроули из небезысвестных Благих Знамений - вроде и по разные стороны баррикад, но иногда можем объединить усилия и получить удовольствие от продуктивного сотрудничества.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Характер персонажа не навязываю, но со мной будет больше поводов для встреч, если добавите остроумной лёгкости и юмора.
Имя можете поменять, мне оно совершенно не принципиально.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ СВЯЗЬ для начала буду ждать вас в гостевой, а дальше разберёмся.

Отредактировано Oswin Fox (16 сентября, 2019г. 11:33:45)

+6

14


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ЭЛЕНИС ГОРМЛАЙТ ФЛАЭРТИ
(до развода родителей фон Шеллендорф)
РЫЦАРЬ НА ЧЁРНОМ ФЕСТРАЛЕ
И РЫЖИЙ ИРЛАНДЕЦ С НЕМЕЦКОЙ ФАМИЛИЕЙ
РАЗЫСКИВАЮТ СТРАННУЮ ДЕВОЧКУ С ПЛАМЕНЕМ В ВОЛОСАХ------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://sh.uploads.ru/t/qyVed.png


Susan Loughnane

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------
Астерион
в рифму

 Каждую ночь мне снится родной Канзас.
  Страшила не спас меня и дровосек не спас,
  И эта дорога из желтого кирпича
  Так мучительно горяча, что хочется закричать.
  Но не о том рассказ.
  Я слышу голос, он говорит мне:
   'Ткани тонкие, Элли, просыпайся и убегай.
  Там в котле у Гингемы начинается ураган,
  Каждый охотник желает знать, где сидит фазан.
  Тебе будет страшно, Элли, закрой глаза,
  Но только не помогай.
  Птице в зрачке прицела вылететь из кустов,
  Охотникам - проходить эти семь цветов,
  Урагану - разрушить город, городу - вырасти из руин.
  Всему свое время, Элли, решишь умереть - умри,
  Каждый подходит к смерти, когда готов'.
  Он говорит мне: 'Я не Гудвин, Элли, и даже уже не бог.
  Каждое чудо тебе причиняет боль,
  Поэтому больше не будет моих чудес,
  Будет чужая сказка, дремучий лес,
  Не оставайся здесь, Элли, Господь с тобой'.
  
  Я смотрю на небо и вижу черный на синеве,
  Значит, скоро мой домик снова поднимет вверх,
  Выше туч, пронизанных солнцем, выше солнечного луча.
  Над радугой над дорогой из желтого кирпича,
  Над каплями на траве.
  И я говорю ему: 'Забирайся, ветер крепчает, пора лететь.
  Если хочешь чуда - подожди его в пустоте,
  В глубине урагана, со смертью на коротке,
  Подержи ее, как собаку, на поводке,
  Приручи, потому что ты тоже один из тех.
  Ты же знал, где кончалась дорога, сидел фазан.
  Охотники шли, и ты им не рассказал.
  Ураган закончится, выплеснет семь цветов,
  Ты готов ко всему, а к этому не готов.
  Когда тебе страшно, не закрывай глаза.
  
  А потом мы летим с ним, и внизу начинается новый мир.
  Я смотрю, как он населяет его людьми,
  Ставит на поле чучело, дровосека ведет в лесу.
  Дровосек шагает, топор качается на весу,
  Лес на ветру шумит.
  Где-то идут охотники, радуга прячется в облака,
  Изумрудный город виден издалека,
  И горит дорога из желтого кирпича.
  Он улыбается: 'Чтобы не заскучать,
  Чтобы нам никогда друг с другом не заскучать...'
  
  Просыпайся, Элли,
  знаешь, который час?

- Кот Басё

Я мало что знаю о тебе, Эленис, а то, что знаю, может оказаться ошибкой. Мне кажется, ты закончила Хогвартс - я вроде встречал тебя там, и галстук ты носила синий с серебряным, и он со-вер-шен-но не шёл к твоим волосам и глазам. В те времена мне казалось, что ты - пустышка, такая красивая шкатулка в золотой канители, внутри которой - сухие ветки, пыль, мусор, стекляшка, вывалившаяся из детской заколки, окатанный камешек со дна лесного ручья. Ерунда. Взял в руки, потряс, раскрыл, высыпал, отшвырнул шкатулку, наступил на то, что было внутри, уходя.
Может быть, я так и сделал - уже не помню.
Мне кажется, ты чистокровная, младшая в семье, но с семьёй у тебя не заладилось. Не было никаких "душа в душу" и "как за каменной стеной", не было посиделок у камина, рисунков, пришпиленных магией к стене над лестницей, объятий и поцелуев на ночь, имбирного теста под тёплыми мамиными руками в Рождество и человечков, которых вы лепили из него вместе с братьями и сестрами. То есть, всё это было - но не тронуло твоей души.
Твоя душа не лежала к людям. Ты нашла себя среди трав. Асфодель расцветал в твоих волосах венцом невинности, аконитом отливали глаза, заунывники прорастали сквозь следы твоих слёз, калган-травой пахли ладони, любисток рос прямо из кучи земли на полу у твоей кровати и всю комнату заполнил к седьмому курсу. Растения отвечали тебе взаимной любовью, стебли протягивая навстречу твоим чутким рукам, венчики оборачивая к твоему сиянию точно к солнцу.
Окончив школу ты вздохнула с облегчением, ведь не было больше необходимости вспоминать раз за разом человеческую речь и общаться со всеми этими... незелёными, нецветущими, негибкими. Ты ушла в леса и все шансы имела затеряться там навсегда, но лесная тропка - неведомыми мне путями - привела тебя к замку Франкенштейн.
Здесь были гигантские теплицы, диковинные растения, которых прежде ты не встречала. Здесь были люди - но они не цепляли твои пальцы, не дёргали подол и шарф, не заглядывали в глаза.
Они слушали тебя. Они тебя - понимали?
Он - точно тебя понимал
И ты обнаружила вдруг, что и тебе стало проще понимать людей. Его - даже без слов порою.
Так ты стала ученицей Фридриха Хартманна. А потом вошла в ряды Апостолов.
Здесь никто не мешает тебе упиваться своей изумрудной жизнью. Ты создаёшь новые виды, и они всё общительнее, всё требовательнее, всё характернее. Не умея наладить контакт с людьми, ты помогаешь растениям стать на них такими похожими - для чего это тебе, Эленис?
Для чего ты здесь, что ты искала - и что нашла, или ты всё ещё в поисках?
Дорог ли тебе хоть кто-то из людей в этом мире?
Может быть, ты не потеряна для людей навсегда? Ведь здесь, во Франкенштейне, всё изменилось.

Йоль
в рифму

в темном бору раскрывает листки морошка, пляшут во мху неприкаянные огни. я, Туу-тикки, слепила из снега лошадь, белую дикую лошадь чужих равнин. лошадь несет в седле ледяную стужу, год к перелому, хвост распушив, бредет. уши - в шапчонку, шарф затяни потуже, окна закрой и дверь закрепи гвоздем.

бей, барабан, не молчи в темной холодной ночи!

в темном бору серебрятся стеклом побеги, стынет дупло, заброшенное, ничье. снег - он всегда и везде остается снегом, даже когда парит и бежит ручьем. зреет шиповник, в норе барсуки уснули, птицы о зернах с бельчатами говорят. даже у тех, кто родился в разгар июля, в сердце есть капля застывшего января.

бей, барабан, собирай всех у ночного костра!

снег распирает сосуды до зябкой дрожи, красит в голубизну изнутри глаза. я, Туу-тикки, слепила из снега лошадь, лошадь ускачет в буран, не придет назад. в предках у каждого были печные тролли, кто-то, шуршащий под столиком по утрам; так что шагай через вьюгу - она не тронет, ближе к долине увидишь огни костра.

бей, барабан, веселей, веток в огонь не жалей!

что за создания - крылья, хвосты и рожки? зимние тайны знает зима одна. где-то во мраке белая мчится лошадь, песня на хоровод собирает нас. лапы к теплу, шарманки, снежки, заклятья. мох в волосах, взгляд странен и клык остер.
летом ты все забудешь.
так надо, братик.
ну а пока - пусть зимний горит костер.

-Wolfox

Наши родители не были созданы друг для друга. Брак, который не должен был быть заключен, тем не менее продлился достаточно долго, чтобы дать жизнь двоим детям. Огненно-рыжим веснушчатым синеглазым. В мать.
Мы с тобой молчуны, сестрёнка, оба не разговаривали почти до семи лет. Мы с тобой странные, а вот это и после семи лет не прошло, и даже усугубилось со временем.
Когда мне было шесть, отец расстался с матерью и уехал в Баварию, забрав меня с собой. На долгие пятнадцать лет ты исчезла из моей жизни, и я не знаю, что было с тобой. Ты училась в Хогвартсе, кажется. Наверное, Рейвенкло, куда же ещё тебя могло занести. Окончив школу, ушла в леса и там впервые встретилась со мной. Однажды ночью. Во сне.
Я сказал, что тебе нельзя оставаться на месте. Ты точно одно из растений, которые так любишь, ты только кажешься неподвижной и тихой, но на деле в тебе кипит жизнь, и она требует развития. Ты стала Апостолом - на беду ли, на счастье ли - мне неведомо. Но если тебе хорошо среди этих людей, да будет так, оставайся с ними. До тех пор, как очередной твой росток не пробьёт их крышу, призывая тебя двигаться снова. Двигаться дальше.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------
Астерион

Ты похожа на Мириам, но я этого и сам не осознаю. Что-то притягивает меня к тебе. Что-то в твоих цветах.
И что-то во мне твоим цветам нравится, хотя прежде я с растениями никогда не мог наладить контакта.
Мы вместе можем нащупать что-то особенное. Что-то, чего я не могу найти в животных, может быть скрыто в растениях. Иная жизнь, но всё та же. В чём их тайна? Может быть, ты мне покажешь?
Моя жизнь, как и твоя, не похожа на сказку.
Но, как и твоя, она соткана из волшебства. Не знаю, что мы сможем сделать вместе, но уверен, это может быть нечто очень красивое.
Нечто, что могло бы изменить этот мир.

Йоль

http://s5.uploads.ru/t/ZTnFm.pngПривезя меня в Баварию, папа нанял легилимента, чтобы стереть воспоминания о тебе и всунуть мне в голову память о том, что наша мама умерла.
Я узнал об этом лишь через двадцать лет, но встретились мы с тобой раньше. После тяжёлой болезни что-то во мне изменилось - и я начал видеть тебя во сне. Ты являлась мне каждый день, но не рассказывала, кто ты. Я успел к тебе привязаться, успел почти полюбить тебя, когда наконец смог выяснить, кто ты такая.
Тогда я нашёл тебя в реальном мире: я написал тебе письмо.
Ты ответила очень быстро.
С тех пор мы не прекращали переписки, но до сих пор ни разу не встретились: нам достаточно встреч во сне.
Это, наверное, странно и дико, но мы ведь с тобой такие и есть - рыжие, странные, дикие наследники древнего друидского рода. Может быть, в это трудно поверить кому-то со стороны, но ты, сестрёнка - самая главная ценность моей жизни. Единственный человек, который по-настоящему дорог мне. Возможно, и я тебе тоже.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------
Астерион

Так сложилось, что Эленис родилась у меня в голове приблизительно одновременно с тем, как я увидел Сьюзан, так что пазл сложился и раскладываться отказывается. Знаете, когда у имени есть лицо, к ним очень быстро лепится характер, а потом это чудо не желает вылезать из головы, где и так бардак.
Эленис - такая  Мириам Доэрти в тёмных тонах (я не специально, оно само!). Посмотрите на Сьюзан, нарисуйте мысленно горшок с каким-нибудь безумным зубастым цветком, и вам всё станет ясно. Не от мира сего, возможно, лучше ладит с растениями, чем с людьми, возможно, имеет какой-то особенный талант «слышать» цветы, чувствовать растительные токи, возможно, изломана жизнью, возможно, просто такая от рождения.
Связей ей даже навскидку есть море, кроме Апостолов и учеников Фридриха (нас трое), есть ещё возможные одноклассники/однокурсники (на выбор Хогвартс или Дурмстранг), если возьмёте возраст 28 лет и Хогвартс, их будет четверо, и у нас как раз не представлен Рейвенкло, который ей очень к лицу. Да и в других областях вам непременно найдутся знакомые, родственники и прочие попутчики на жизненном пути.
О Непрощённых Апостолах можно почитать этом посте Фридриха, за подробностями стучитесь в гостевую, я вас подхвачу и закружу.

вот тут появилась Эленис
63829,76 написал(а):

Блики многоцветного спектра, в которые разбивали солнечный свет изрезанные гранями витражи, когда-то созданные Астерионом взамен скучных стен, малопригодных для изучения звёздного неба, рассыпались по ткани её платья пестрыми конфетти. Как выяснилось, обстановка, изменённая его магией, тоже для астрономических изысканий подходила плохо, и помещение сменило предназначение, когда Спарки, царствоващая здесь прежде, удалилась в горную обсерваторию поближе к возлюбленным её небесам. Теперь здесь редко кто-то бывал - в тех случаях, когда особая магия требовала тонкого вмешательства света. Сейчас в одном из углов витражной комнаты Эленис Флаэрти устроила импровизированный сад из растений, которым для питания необходим был свет, разложенный в полный спектр. Их стебли причудливо изгибались на фоне радужного стекла, жадно раззевая навстречу цветным бликам огромные венчики.

Йоль

Скорей всего своей мистической связью, способностью видеть друг друга во сне Эленис и Йоль обязаны матери, которая, узнав, что её дети будут разлучены, провела древний друидский ритуал из того раздела магии, когда подобное связывается с подобным. Она хотела, чтобы дети продолжали чувствовать друг друга, несмотря ни на что. Вмешательство легилимента в сознание Йоля блокировало эту связь, но во время его тяжёлой болезни блок был разрушен, и тогда они впервые встретились в сновидении. До этого момента Эленис ждала брата в своих снах, но он не приходил. Возможно, не в последнюю очередь из-за этого она была такой странной и отчуждённой в школьные годы.
Мне кажется, это до щекотки и трепета интересная история, которая имеет примечательный потенциал развития, и путь этого развития мы с тобой выберем вместе. Придумаем что-нибудь удивительное, ага?

Эленис в анкете Йоля
69688,130 написал(а):

Да, Штефан не выдержал нервного напряжения и однажды рассорился с Гвендолин в пух и прах, обвинив её в том, что она родила ему двоих ненормальных, дефективных детей - терпение его лопнуло, когда стало ясно, что и дочь, младшая, Эленис, такая же дико-рыжая, как и её брат, но красивая в мать, молчит, хотя ровесницы её давно говорят. В неверно избранной супруге видел Штефан корень всех своих бед и уверял себя в том, что вдали от неё дела пойдут на лад.

69688,130 написал(а):

Усугубляли ситуацию странные сны, которые начал он видеть в бреду и которые не исчезли после выздоровления. Незнакомая страна, покрытая зелёными лесами, и рыжеволосая девушка на усыпанном цветами лугу являлись ему по ночам. Девушка говорила на неизвестном ему языке, который во сне он без труда понимал - ничего удивительного, такое часто бывает в сновидениях. Удивительно было то, что девушка приходила снова и снова, он даже привык к ней, почти привязался и уже ждал её появления, и волновался с утра после ночей, в которые она не являлась ему или тех, в которые не запомнил снов. Чем она была? Пророчеством? Воспоминанием? Просто навязчивой грёзой? Ему ещё предстояло это узнать.

69688,130 написал(а):

Он узнал, что за девочка снилась ему по ночам. Узнал, что отец выпотрошил его память, перекроил её, изуродовал, вытер бесследно родную сестру и заставил помнить о смерти матери.
Что ж, едва ли яблочко далеко укатилось от яблоньки. Во всяком случае, гораздо менее далеко, чем Йоль предполагал прежде. Он разом стряхнул с себя лохмотья стыда и вины перед отцом, справедливо рассудив, что после такого имеет право обманывать отца и пользоваться его связями и репутацией впредь, и даже отколоть нечто куда более серьёзное и отвратительное, если будет нужда.
Он нашёл Эленис, написал ей и получил ответ очень быстро.
«Здравствуй, Йоль, - ответила сестра, - Наконец-то ты написал, я давно жду твоего письма.»
Она тоже видела его во сне, но, в отличие от брата, Эленис знала, с кем встречается по ночам.
Переписку с сестрой Йоль фон Шеллендорф поддерживает по сей день, сообщая ей почти обо всём, что происходит с ним, и в ответ получает письма, в подробностях рисующие жизнь Эленис Флаэрти. Но они не виделись. Всё ещё ни разу не виделись. Им достаточно встреч во сне.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

здесь тоже есть Эленис

Голова его не вмещает сознание, забитое мусором. Эта свалка, смердящая разложением, больше тесного пространства его черепной коробки, в которой не вмещались толком и нормальные, осязаемые, очерченные по контуру мысли и чувства. Теперь, когда все разорвано, разбито, в пыль истерто и залито грязной водой пролившегося дождя, не ставшего очистительным, нет никакой надежды на то, что хоть что-нибудь вновь станет ясно. Что он сможет найти что-то важное в этих грудах отбросов, понять, что теперь имеет значение. Всё, что он может, - бродить по поверхности, ежесекундно рискуя, оскользнувшись, упасть, скатиться, ломая кости, туда, где скопилась вода и сгнила, где встретит его, окончательно изломанного и лишившегося человеческого облика, трясина и поглотит без остатка.
Но, рискуя, он все же пока ещё жив, и может браться за то, что отыщет, заметное, осторожно и робко. Вновь возвращаться к своим поискам, не понимая толком, что и зачем ищет, но по въевшейся в подкорку механической памяти зная, каким путем шёл и что на этом пути ещё мог бы сделать.
Возвращаться к Фридриху, просить уроков, заданий, бесед, создающих хотя бы видимость ясности.
Возвращаться к Доротее и её объятиям, создающим видимость нужности.
К Химере, к Часовщику, к Эленис, - создающим хотя бы видимость окружающих. Живых людей, которым он отчасти небезразличен.
И здесь, собирая по крупицам эмоции ровные, в отсутствие светлых серые, слепящие бессолнечным опалом затянутого тучами неба, он встречает иные, яркие. И они темны.
Он точно знает, откуда они.
Они глядят на него из картин.
Из картин, которых прежде не было в этом замке.
Их пишет кто-то новый. Кто-то ещё не знакомый ему, кто-то, уже ему ненавистный. Оказалось, что облепившее его саваном отрешенное спокойствие ходячего трупа было ему по нраву, иначе отчего бы ему ненавидеть того, что цепляет, колется, кто крючками впивается в подреберье, рождая там трепет, пробуждая застывшую, слежавшуюся, плесневелую жизнь.
Блэк стоит в одном из коридоров, одеревеневший, изнутри исходящий топким смолистым жаром, и смотрит на картину, - да ладно, смотрит в картину. В концентрические круги цвета, на этом расстоянии разбитые локальными плоскостями, изогнутыми, искаженными. Если смотреть издалека, это море и скалистый берег, но отсюда это просто пульсирующая мрачная синь в рваных ошметках кипени. Пальцы Астериона, дрожащие, жаркие, распластаны в воздухе в дюйме от поверхности холста, и правая рука сжата в кулак в отчаянной попытке сдержать желание вытащить из кармана палочку. Для чего?
Он сам не знает. Он наступил ногой в трясину, и его утягивает в болото нечистот, в которое обратился теперь почти весь его разум. Шаги за спиной он не слышит и не чувствует присутствия Эленис, пока она не кладёт на его плечо тонкие пальцы, усыпанные колотой карамелью веснушек.
- Её зовут Софи, - произносит Флаэрти, пока Астерион ещё только оборачивается, вздрогнув, сжав кулак и коснувшись в этом спазме случайно холста.
Кончики пальцев теперь кажутся липкими, покрытыми стеклянной ранящей крошкой. Стекло царапает ладонь, Блэк медленно опускает руку, долго, вязко смотрит на Эленис.
- Я провожу тебя, - говорит она без улыбки, ладонь скользит по его плечу к локтю и дальше, пальцы обхватывают его запястье подобно тонкому золотому браслету, - прохладные.
- Не надо, - отзывается он, пожалуй, слишком поспешно.
Голос сиплый, болезненный, точно сорванный, плохо его слушается.
- Не надо, - повторяет, уже шагая за Эленис, не разомкнувшей браслета на его руке.
- Будешь слишком часто так в них смотреть, - говорит рыжая, почти без выражения, лишь едва выделяя слово "так", - Тебя всосёт, - и издаёт жуткий утробный сосущий звук, завершая влажным чмоканьем сытого болота.
- Кто-нибудь говорил тебе, что ты отвратительна, Флаэрти? - спрашивает Блэк с нервной тряской усмешкой, заворачивая вслед за ней на лестницу, послушно шагая по ступенькам вниз.
- О, говорили, и не раз, - отвечает она, зеркалит усмешку, - Не думай, Астерион, что ты одинок.
Эти слова так странны и внезапны, как странны и внезапны многие слова, слетающие с её морковных губ.
Блэк молчит, завороженно глядя, как качаются, плавно и медленно, точно подводные стебли, медные волосы Флаэрти в такт её плывущим шагам. Молчит, останавливаясь у деревянной двери, из-за которой разит деревом, маслом, холстом.
И жуткой, потусторонней, скованной переплетеньем нитей, склеенных краской, жизнью.
Молчит, кладя ладонь на холодную металлическую ручку и открывая - не заперто.
Входит, молча, склоняя голову набок, впиваясь взглядом в спину девушки у полупустого подрамника. Ему не видно того, что уже нанесено на холст - слишком ярок свет, бьющий в окно, поверх мольберта срезающий полкомнаты и впивающийся лезвием в его лицо.
Он не хочет этого видеть, потому что уже чувствует, что там что-то есть.
И не должен этого чувствовать.
Самое дикое, самое странное, неуместное, неловкое, хромое на обе ноги слово срывается с омертвевших его губ и падает на пол осклизлой кляксой:
- Привет.

❖ СВЯЗЬпиши в гостевую, долго ждать меня не придётся


спасибо за картинки Сольвейг

Отредактировано Asterion Black (29 декабря, 2019г. 21:57:44)

+2

15


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

РОЛЬФ МАНТЕР
ФАНТАСТИЧЕСКАЯ ТВАРЬРАЗЫСКИВАЕТ БРАТА, ПОВЕНЧАННОГО С ВОЙНОЙ------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://forumuploads.ru/uploads/0019/a0/b6/3/t37693.png

например Sam Riley

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Сухие факты:
❖ Год рождения от 1898 до 1902. Выбирай возраст постарше (1898), у меня уже есть на примете несколько твоих однокурсников по Дурмстрангу, весьма интересные ребята, тебе понравятся.
❖ Младший из четырех детей Генриха Мантера, декана факультета Глациус в Дурмстранге. Есть старший брат и две старшие сестры, одна из которых - я.
❖ Высший ранг в стане Непрощенных Апостоллов (подробнее - лично); пешка армии Гриндевальда, по соображениям личного толка.
❖ Боевой маг, дуэлянт, исследователь магловского оружия и магических способов противодействия ему, человек-пожар, цунами и разрывные пули в одном лице.   

Идеальная льдистая выучка потомственного аристократа тебе не чужда. В нашей семье иное считалось бы досадным дефектом, требующим исправления, так что если ты захочешь, то никто из въедливых наметанных глаз не различит на твоем лице тени ярости и гнева. Но они, конечно, там, внутри, они были там всегда.

Каково это, Рольф, каково это, когда вместо крови по венам течет жидкое пламя?
"Это похоже на бомбарду, разрывающую тебя изнутри. Каждый чертов день".

Ты приспосабливался к себе с самого детства, искал из себя приемлимый выход. Первый магический всплеск обошелся семье новыми оконными стеклами в детской и счетом от колдомедиков для няни, оказавшейся в самом его эпицентре. Отца это не смутило, после моего детства вряд ли что-то способно было его смутить. Тебя нужно было занять и если ты не находил занятий сам, то всегда находили твои гувернеры. Твои игры никогда не были тихими и спокойными, ты непременно искал движения, сопротивления, соревнования и успокаивался лишь оказавшись вымотанным. Естественно, что в Дурмстранге Фламма приняла тебя с распростертыми объятьями. Жесткая дисциплина едва ли могла бы вместить всего тебя, если бы школа не предоставляла столько возможностей, взамен требуя повиновения правилам. Квиддичные тренировки, охота, дуэльный клуб и уроки боевой магии, соперничество с другими мальчишками. Ты оказывался повержен и вновь поднимался на ноги, чтобы непременно взять реванш. Ты горел и вместе с тобой горели те, кто опрометчиво оказался к тебе приближен. Твоя квиддичная команда, твои напарники-дуэлянты, девушки, не способные избежать твоего взгляда. Ты не просто заразен, как чума, Рольф, ты - осколочный снаряд серьезной поражающей силы, и выживут рядом только те, у кого кости покрепче стали или цельные устойчивые щиты. Нужно сказать, что таких было в достатке, чтобы ты никогда не оставался в одиночестве. Твоя жизнь всегда на самом остром и тонком пределе, всегда на повышенных скоростях и всплесках ощущений. Возраст этого не изменил, ты и сейчас такой, мой дорогой брат, наш дорогой Всадник на рыжем коне.
Когда же разразилась маггловская мировая война, ты, наконец, увидел соперника, с которым хотел бы бороться. Изменчивее, чем все, что может предложить магия, бесжалостнее, чем экспульсо и бомбарда, обезличенная, мертвая и лишенная намека на справедливость сила в руках недостойных ею владеть. Возможно это будет что-то глубоко личное, Рольф, что-то помимо тех разговоров, что велись в нашей семье давным-давно, что вкладывал в свои лекции профессор боевой магии и близкий друг семье Фридрих Хартманн. Может быть кто-то из тех, кто был тебе небезразличен, не вернулся домой с летних каникул, попав под удар магловских снарядов (может это была история любви?). Может быть ты отправился увидеть войну собственными глазами и не смог вытравить ее из-под кожи, но факт остается фактом. Ты стал одержим ею. Одержим идеей перебороть любую силу, что маглы смогут противопоставить волшебникам. Это казалось даже забавным тебе: взять их оружие, разобрать до деталей, выяснить, как оно работает, как его можно усилить с помощью магии, сколькими способами его можно использовать против самих маглов. Сколько десятков вариантов щитов потребуется, чтобы остановить взрывную волну и повернуть ее вспять. С этими идеями ты пришел к Фридриху Хартманну и он вдохнул в них жизнь, а твоя целеустремленность и энергия быстро возвели тебя в ранг Всадника Непрощенных Апостолов. Вслед за Наставником ты присоединился к армии Гриндевальда, но удовлетворился рангом пешки. Твоя амбициозность могла бы позволить тебе подняться выше, но новый порядок, установленный Геллертом в Баварии, тебе претит, пусть ты формально неукоснительно ему следуешь. Мысль о мирном, близком к равноправному сосуществованию с маглами выводит тебя из себя и потому ты редкий гость в Мюнхене и частый - в Франкеншейне, где ничего не мешает тебе и твоей команде проводить эксперименты с магловским оружием. Ты знаешь, что полученные знания еще найдут свое применение. Бавария так мала, а мир вокруг - так огромен и враждебен, и полон маглов, живущих без должного контроля. 
Ты стоял в толпе других волшебников и внимал Геллерту на Пер-Лашез. Ты видел его пророчество, видел железные гусеничные машины и взрывы, которые не могли быть порождением никакой известной тебе магии. Ты улыбался и беззвучно внутри тебя все заходилось сумасшедшим хохотом.
Ты знал - твоя война не закончится никогда.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Из всех детей от второго брака нашего отца ты - самый понятный для меня. С тобой у меня нет нашего с Герхардом соперничества за внимание отца, с тобой я не чувствую так остро собственную неполноценность, как с нашей сестрой. Пятнадцать лет разницы в возрасте неизбежно стоят между нами, и оттого нам не испытытать ни тесной близости, ни вражды. Общее дело в рядах Апостолов куда сильнее сближает нас, чем кровные узы, хотя и их не следует сбрасывать со счетов, ведь Мантер никогда не оставляют друг друга без помощи и поддержки. Я нахожу в тебе союзника, крепкую опору, идеальное оружие для продвижения любых планов, связанных с применением силы. Ты всегда найдешь у меня понимание своих мотивов и человеческие ресурсы для достижения своих целей.
Или
Все может быть совсем иначе. Можем поискать повода для большей близости, можем разойтись во взглядах, можем соперничать, но об откровенной враждебности речи быть не может, для этого я слишком стара и придаю родственным узам слишком большое значение. Впрочем, если захочешь, то сможешь попробовать меня переубедить.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Все игровое внимание сейчас отдано Баварии, взаимоотношениям между маглами и волшебниками внутри королевства, торжеству нового порядка. Самое время появиться и тебе, брат, со всеми твоими идеями, с твоей искрометностью. В стане Апостолов нас более, чем достаточно для игры, среди членов армии есть замечательные малоразыгранные персонажи. Помогу тебе найти с ними связь, с удовольствием покопаюсь в нашем общем прошлом и противоречивом настоящем. Надеюсь на твою самостоятельность, но без поддержки не оставлю, побуду генератором идей и связующей нитью. Этого добра у меня хватает.

Пишу предпочтительно от третьего лица, порой объемно, но знаки в твоих постах считать не буду. Пишу неторопливо, так что спидпостинг это, к сожалению, не про меня. Посты не выпрашиваю, договороспособна чуть более, чем полностью. Обсуждать персонажей очень люблю, внеигровое общение люблю, флудить тоже, но ни то, ни другое для тебя не обязательно.

Имя можно сменить, внешность можно сменить, поставив меня в известность (ориентируйся на факт, что в родне у тебя Мэттью Гуд и Джейми Мюррей). Детали биографии обсуждаемы, идеи, почему все сложилось так, как сложилось  - обсуждаемы. По всем вопросам жду с нетерпением в личных сообщениях.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

Поместье встречает ее интригующими пляшущими каминными отсветами в крайнем окне первого этажа - малой гостиной для личных встреч. Заслоняясь от промозглого ветра и мокрого декабрьского снега краем капюшона меховой мантии, Химера ускоряет шаг по влажной каменной дорожке к крыльцу дома, чувствуя знакомый трепет предвкушения.
Она возвращается домой и сегодня здесь есть, кому ее встретить.
Отец редко пользуется предоставленными в его распоряжение комнатами в Дурмстранге, предпочитая всегда ночевать в собственной спальне, однако дела декана факультета зачастую требуют поступиться личным удобством.
Приятно, что нынешний вечер позволяет ему отвесить деканскую мантию на витые побеги стальной виноградной лозы в холле и быть предоставленным самому себе. Вернее, себе и своему гостю, чью говоряще строгого покроя мантию Химера узнает прежде, чем восхищенно лепечущий слова приветствия домовик, уведомит ее о личности вечернего посетителя.
- Я присоединюсь к ним немедленно,- откликается она, сбивая с собственной одежды налипший снег, на вопрос маленького прислужника о ее желании переодеться с дороги и, оставляя мантию в его руках, следует прямыми, как полет стрелы, коридорами быстрым нетерпеливым шагом. «Переодевается» она на ходу, бездумно утапливая оба камня кулона в их ложе и стряхивая набившую оскомину за недели непрерывной носки иллюзию с плеч.
В комнате, озаренной горячими танцующими языками пламени камина, ей нет никакой нужды прятать себя.
Но, все же, она некоторое время молчаливо кутается в перекрестья теней, любуясь разом безукоризненностью исполненных ощутимой силой фигур мужчин в креслах напротив друг друга и выверенной точностью каждой высказанной ими мысли. Видеть обоих этим вечером - подарок, с которого Химера долго и со вкусом снимает шуршащую обертку и распутывает золотой бант прежде, чем заглянуть внутрь коробки.
- О, если бы ленточку - это была бы половина беды,- она принимает приглашение наставника присоединиться к беседе и направляется к креслу отца. Подол темного платья едва слышно шуршит по полу, точно комнату неторопливо меряет своим гибким телом змея,- бантики, вот, что теперь принято вязать из ленточек вместо крепкого ошейника и называть это гуманностью и этичностью.
Прохладная ее ладонь встречается с сухой, жесткой ладонью Генриха, протянутой ей навстречу. Пальцы отца и дочери соскальзывают на предплечья, обвиваясь вокруг них с цепкой силой, сквозь которую проступает радость долгожданной встречи и затаенная нежность, но и только. Даже при Фридрихе, которому в должно мере повинуются без указания хозяев домовики поместья, признавая его за члена семьи, Ирмелла и Генрих держатся неизменно строго, оставляя всю теплоту и неистовство своих чувств для времени, проведенного лишь наедине.
- Итог печально известен,-  продолжает мысль Химера, с улыбкой улавливая взгляд Фридриха и почтительно склоняя голову в знак приветствия,- даже если ты выкормишь мантикору с рук и будешь вязать ей бантик на шею вместо ошейника, ты не убережешь себя от опасности быть растерзанным, стоит ей подрасти. Если же она и проникнется к тебе добрыми чувствами, никаких гарантий, что ее жертвой не станут твои близкие.
- Что мы и наблюдаем третий год кряду,- замечает Генрих, отпуская дочь и коротким взмахом руки призывая для нее кресло с полукруглой низкой спинкой,- мы не кормили маглов с рук, но попустительствовали им своим бездействием и теперь сделались заложниками в собственных домах, пока длится эта их вакханалия. Призывы смягчить политику школы в это время ничто иное, как диверсия.
- Мне не понять,- Ирмелла устраивается в кресле и принимает из рук Фридриха бокал с вином. Зеленоглазая Сехмет ворчит и беззвучно шипит в ее сторону, точно Химера посягает на ее территорию, но у женщины нет сегодня желания указывать самовлюбленному животному ее место,- Ни один из диких видов не пренебрегает обучением своих детенышей  защищаться наиболее эффективным способом. Только люди сознательно выбирают пестовать слабость и кичатся ею, как доказательством, как далеко они ушли от примитивных животных.
Темные глаза отца и серебристо-млечные - дочери обращаются к гостю в ожидании его мыслей на данный счет.
- Приятно знать, что по крайней мере ваши ученики, наставник,-  Ирмелла  с улыбкой слегка салютует бокалом Фридриху,- будут ограждены от этого опасного заблуждения.
Терпкость вина расплескивается, свивается побегами жгучего плюща по сосудам, оплетает нечеловеческое сердце Химеры и понукает его ускорить ритм. В сочетании с пробирающим теплом от камина и уютными сумерками хмель утяжеляет мысли, они приобретают особую насыщенность, как бархатный рубиновый цвет напитка и шахматных фигур, занявших левую половину игральной доски. Шахматы играли большую роль в отношениях Фридриха и Генриха, впервые познакомившихся, сойдясь в этом интеллектуальном поединке; особое место они заняли и в Отделе Тайн времен Хартманна, признанные наилучшим способом концентрации внимания.
Ирмелла не прониклась ими, отдавая предпочтение, как и Часовщик, привезенной им из своих странствий по Азии игре вэйци. Выстраивать клетки для чужих камней и рваться на свободу и простор, отвоевывая жизненное пространство собственными, созидая жизнеспособные формы, гораздо больше подходило Химере.
Вэйци была лишена многих ограничений, о которых говорил Фридрих. При желании поле могло становиться как очень маленьким, так и крайне большим; можно было играть камнями одного цвета, ориентируясь только на память игроков о том, кому какие камни принадлежат; чужие фигуры можно было использовать для построения своих.
Вэйци идеально подходила для описания игры с более серьезными ставками, нежели просто победа. После выигрыша в шахматах, если противники были искусны и сопоставимы по силам, оставалась лишь жалкая горстка уцелевших фигур посреди пустой доски - метафора всех войн.
После победы в партии вэйци оставалось поле, густо засеянное цветом победителя.
Подчиняясь неторопливому потоку мыслей Ирмеллы, магические нити в ее пальцах обливают белые шахматные фигуры рубиновой кровью, делая их неотличимыми от соперников, застывших напротив.
- Мы, волшебники,-замечает негромко,- отчего-то раз за разом соглашаемся играть с маглами в границах шахматного поля и по шахматным же правилам. Будто не можем в действительности перекрасить их фигуры, заменить их собственными. Или же...у нас не нашлось еще подходящих фигур, которые мы могли бы поставить в их главе?

❖ СВЯЗЬ гостевая, ЛС

+3

16


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

АРЛЕТТ ДЕ КАНТИЛЬЕН
СУМАСШЕДШИЙ КЛОУНРАЗЫСКИВАЕТ СПАСИТЕЛЬНИЦУ/СОУЧАСТНИЦУ/СОЖИТЕЛЬНИЦУ------------------------------------------------------------------------------------------------------------

https://data.whicdn.com/images/287073485/original.gif


Liv Tyler

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Ты - полукровка, родившаяся в семье врача и колдомедика.  Твоя мать - главврач всемирно известного французского госпиталя Сальпетриер, а отец заведует скрытым от глаз магглов магическим отделением, расположенным в том же здании. Сама судьба уготовала тебе пойти по стопам родителей. С детства ты училась не только правильно произносить Ferula и варить рябиновый отвар, но также ставить уколы и собственноручно вправлять кости. Впрочем, больше всего тебя занимали душевные, а не физические болезни.
Не в состоянии полностью отказаться от мира матери, после окончания Шармбатона ты поступила на медицинский факультет Парижского университета и увлеклась психиатрией. Твоим однокурсником был впоследствии знаменитый психоаналитик Жак Лакан, защитивший диссертацию на тему «Параноидальный психоз и его влияние на личность". Ты тоже была настроена стать членом международной психоаналитической ассоциации, но жизнь распорядилась иначе.
По просьбе отца ты совмещала учёбу со стажировкой в магическом отделении Сальпетриер. Он старался тебя не загружать, понимая, как сложно разрываться меж двух огней, но прочие стажёры не уставали подтрунивать над «папенькиной дочкой, которой постоянно делают поблажки». Чтобы заткнуть им рты, однажды ты решила прыгнуть выше головы и взять на себя ответственность за случай, с которым отказывались работать опытные колдомедики.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Причудливо переплетённые видения; подвергшиеся Obliviate воспоминания; последствия давнишнего проклятия, не поддающегося Finite Incantatem, и тёмное прошлое обвиняемого в нескольких убийствах отталкивали от пациента прочих специалистов. Те, кто занимал место его лечащего врача, рисковал однажды оказаться мёртвым или покалеченным. Его пытались лечить зельями и заклинаниями, - разнообразные методы и их несостоятельность были подробно отражены в отчётах, - но на момент вашей встречи основной задачей, которую выполнял персонал госпиталя, являлась изоляция пациента от всего остального мира для безопасности последнего.
Полное отсутствие магических способностей не мешало преступнику создавать вышестоящим волшебникам ощутимые проблемы. Несмотря на доказанные злодеяния, совятня госпиталя не выдерживала количества почты, которое посылали в поддержку пленнику многочисленные поклонники из низших слоёв магического общества. Опасавшаяся бунта власть была вынуждена поместить его в Сальпетриер вместо того, чтобы казнить и превратить в мученика. На месте последнего преступления была найдена карта таро из принадлежащей убийце колоды и с лёгкой руки журналистов его окрестили Висельником. Грязнокровки и сквибы, поварихи «Дырявых котлов» и официанты «Кабаньих голов», к которым аристократы относились не с меньшим презрением, чем к домовым эльфам; те, кто скрывается в тенях и гнёт спину под палящим солнцем, пока дворяне вкушают послеобеденный сон; жертвы террора Гриндевальда и чёрствости чиновников Министерства Магии; бывшие узники магического крыла Бастилии, заменявшей французам Азкабан, и подавшиеся в мстители авроры, уставшие от крючкотворства начальства, - все они, за неимением лучшего, избрали мессией отчаявшегося безумца, преодолевшего черту, к которой не дозволялось приближаться, и поднял руку на хозяев жизни из числа тех, на кого не имел права даже смотреть.
Ты не принадлежала ни к тем, ни к другим. Твой отец резко осуждал тех, кто одобрял действия Висельника и отговаривал тебя от опрометчивого шага, но ты была непреклонна. Никто не посмеет сказать, что Арлетт де Кантильен ничего не добилась сама, пожиная плоды родительских успехов, если тебе удастся распутать Гордиев узел. Но вытягивая из него нить за нитью, ты сама сплела себе сеть, в которую попалась. Ты все больше времени проводила на работе, пренебрегая даже своим женихом. Вместо того, чтобы вылечить Висельника, ты сама заразилась его мировоззрением, его правдой и его одержимостью. Воспользовавшись своим служебным положением, ты помогла ему сбежать из-под надзора, таким образом и себя саму поставив вне закона. Ты стала бессменной помощницей, спутницей и музой Артура Салливана. Тебе не помешала ни разница в двадцать лет, ни очевидное сумасшествие твоего избранника. Ты ревнуешь его к подчинённым и больше всего боишься возвращения под опеку батюшки, который все ещё уверен в том, что кровожадный маньяк задурил тебе голову лживыми байками.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Слепой не заметит, что персонаж и заявка писалась по образу Харли Квинн от DC, но изменения, которые превратят её в самобытного и оригинального персонажа, я только приветствую. Имя и внешность можно безболезненно сменить, прочее - родственники, профессия, подробности знакомства и отношений обсуждаемы. 
Пишу от третьего лица, в среднем 3-5 тысяч знаков. Никогда не подгоняю, так как сам в связи с личными обстоятельствами порой не имею времени на игру, но в таком случае обычно предупреждаю, а не пропадаю с горизонта, не оставляя контактов. Люблю внеигровое общение, в принципе, сложно без него настроиться на длительную и проникновенную игру. 
Колдомедиков у нас, как шишуг нерезаных, равно, как и их пациентов, из банды Артура и Арлетт есть Патрик и Йоль, так что без игры не останешься.

для вдохновения

https://i0.u-mama.ru/0fe/703/3e5/1j019.jpg

https://i.pinimg.com/736x/b2/53/bd/b253bde3f10aca2871878d22234da82d--joaquin-phoenix-lost-love.jpg

http://media.filmz.ru/photos/full/filmz.ru_f_150270.jpg

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

- Идти туда одному? - у Василиска глаза полезли на лоб, - ты ведёшь себя, как ребёнок!
- Ещё скажи, что я сошёл с ума, - посоветовал Висельник без иронии. Зрачки его приобрели угрожающий свинцовый оттенок. Лишившись всего, Артур потерял страх, который заставляет нормальных людей осторожничать и просчитывать каждый свой шаг. Иногда эта привычка спасает им жизни, а иногда уничтожает способность достигать нового, позволяя лишь вариться в своем соку годами. Теперь Артур не мог заявить, что ему нечего терять, но склонность идти ва-банк с ним осталась.
- Это не самое безопасное место в Париже, - намекнул Василиск.
- Для белых воротничков и чистоплюев, конечно, нет, - согласился Артур, - именно за одного из них меня и примут, если я туда заявлюсь, как тебе хочется, в сопровождении "свиты придворных". Я хочу говорить на равных, а не с высоты своего "трона". Я не грёбаный король. Я просто хочу осмотреться и познакомиться с этими людьми.
- Что, если они просто вышвырнут тебя?
- С чего бы? - Висельник расслабленно закинул ноги на стол штаб-квартиры
- Ну, скажем, потому, что ты - "поганый сквиб", - Василиск произнёс последние два слова, кривляясь. Артур пожал плечами.
- Судя по тому, что я слышал об этом заведении, они примут меня как родного.
- А если у тебя случится приступ? Кто знает, как они отреагируют? Пусть Арлетт пойдёт с тобой.
Артур покачал головой.
- Она выросла среди аристократов. Она говорит не так, как ты, я или любой другой голодранец. Увидев её, они сразу заподозрят неладное.
- Ты не ответил, что будешь делать, если нагрянет вспышка пророчества. Ты ведь не заметишь разницы.
Артур вздохнул, затянулся последний раз и смял бычок в пальцах.
- Попрошу Фаркаша быть неподалёку.
- В твоей голове? - недоверчиво уточнил Василиск, недолюбливающий "воображаемого друга".
- В ней самой, - Артур не стал уточнять, что появления Фаркаша носят стихийный характер и не особенно подчиняются какому-то графику,  - у меня там гора всякого хлама, не только бесполезного.
- Ха. Ха. Ха, - искусственно посмеялся Василиск, но язык придержал.
По той же причине, которую растолковывал Василиску, Висельник не стал надевать растиражированный прессой костюм, который можно было узнать издалека. Однако Артур не изменил ярким цветам, напоминающим то ли о фейерверке, то ли о ярмарочных палатках. В цыганском таборе он бы смешался с толпой, в бандитском квартале был красной тряпкой для быка, так как здесь предпочитали одеваться невзрачно, мимикрируя под унылое окружение. На удивление "Святая обитель" своими нарядами больше напоминала кабаре, чем притон.
- Чего желаете? - встрепенулась мадам в платье с объемными кружевными юбками, которые безо всякой трансфигурации превращали её в ходячее облако. Грязный подол заставлял задуматься о том, что в любой момент оно может превратиться в грозовую тучу. Вкупе с каскадами белой ткани опухшее красное лицо напоминало закатное солнце.
Артур опёрся о косяк. Он тысячу раз наблюдал, как это происходит, когда к матери приходили клиенты:
- Мне тут птичка напела, что у вас есть люди, которые за пару кнатов могут рассказать, что день грядущий нам готовит.
- Ну, не совсем за пару, - оговорилась мадам, но проводила посетителя в темную комнату, призванную внушать страх перед таинственностью происходящего, однако лишь вызывающую приступ удушья от недостатка воздуха. В ответ на просьбу администраторши сдать волшебную палочку Артур заявил, что является сквибом, и женщина понимающе кивнула, - то ли действительно проявив сочувствие, то ли обрадовавшись тому, что клиента будет легче облапошить. Закутанная в полупрозрачную вуаль гадалка для начала схватила руку посетителя, взглядываясь в линии, которые были в полумраке едва видны. Мозоли, натёртые за десять лет работы, так и не сошли, несмотря, что последние годы Артур не обременял себя тяжёлым трудом. К счастью, Арли давно исцелила следы на запястьях от наручников. Салливан ожидал что-то наподобие "тебя ждёт полная приключений долгая жизнь", однако гадалка удивила его. Возможно, у неё и правда был некий талант.
- Ты не раз находился на волосок от смерти, - заметила она, - и в будущем она будет не раз тебе угрожать. Но удача тебе поможет избежать гибели. Главное, не доверяй доводам разума. Смерть - покровитель непредсказуемых.
Артур напомнил себе, что все эти слова размыты и не слишком точны. Мария объясняла, как опытная гадалка может заставить клиента думать, что говорит лишь о нём, отделываясь общими фразами. Но у Висельника была припасена ещё одна проверка.
Гадалка разложила на столе карты, переворачивая их по одной и всматриваясь в каждую по несколько минут. Воспользовавшись тем, как она отводила глаза, Артур заменил пару карт, на свои, содержащие пророчество. Иные, наделённые даром, тоже могли увидеть их. Взяв одну из них, гадалка вздрогнула. Она подняла глаза на клиента, который изучал её с блуждающей улыбкой на лице.
- Кто ты такой? - нахмурилась гадалка, растеряв часть загадочности.
- Ты мне скажи, - пожал плечами Артур. Гадалка поджала губы, но сеанс продолжила. Следующая карта содержала в себе одно из самых страшных пророчеств - тот самый кошмар, который Артур провёл в образе нечеловеческого существа. Редкий человек мог выдержать его без проблем. Гадалка выронила карту, прижала к ушам ладони и закричала. Прибежал охранник и, не разбираясь, отшвырнул Артура к стене. Тот смеялся - радостно, а не болезненно, - будучи доволен тем, что прорицательница оказалась настоящей.
- Это что такое?! - прорычал охранник, обыскав Артура и предъявив ему пистолет. Волшебная палочка охранника упёрлась Артуру в грудь, словно волшебник хотел воспользоваться ей как стилетом. Этот приём всегда забавлял сквиба, который даже высмеивал в короткой интермедии эту привычку боевых магов, обращая внимание на то, что для колдовства требуются жесты, а в таком случае палочка совершенно неподвижна.
После затяжной проволочки вся весёлая компания ввалилась в кабинет "архиепископа" обители, говоря практически разом. Гадалка, размахивая колодой карт Артура, возмущалась, что ей мешают работать. Охранник тыкал пистолетом во все стороны, заставляя Артура порадоваться, что не снял оружие с предохранителя. Заместитель пытался утихомирить обоих, а сам Артур никак не мог успокоиться, словно на него напал очередной приступ. Но тут директор повернул голову и, несмотря на увеличившееся количество морщин, Салливан признал человека, который и научил его фокусам, с помощью которых Висельник разыграл гадалку. Хохот как отрезало.
- Патрик? - растерянно заморгал Артур, словно разом переместившись в прошлое, где он был не прославившимся на всю страну преступником, а мальчиком подай-принеси в "Борджин и Бёркс", - что ты здесь делаешь?

❖ СВЯЗЬ
гостевая, ЛС

+2

17


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ВАСИЛИСК
ШАКАЛРАЗЫСКИВАЕТ ДРУГА ДЕТСТВА/СОУЧАСТНИКА/НАПАРНИКА------------------------------------------------------------------------------------------------------------

https://i.pinimg.com/originals/7a/ec/c6/7aecc6f78ecbe30453dc613ae8d06ec8.gif


Enzo Cilenti

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Покуда Армия Гриндевальда поставила себе цель пошатнуть основы магического мира отменой международного Статута о Секретности, аппелируя в первую очередь к чистокровной аристократии, стали поднимать голову низы, к которым не был обращён громогласный призыв. Отбросы волшебного сообщества были вдохновлены веянием перемен, трансформировавших всю Европу. Первая мировая война обнулила систему координат и внесла разлад в стройную организацию, проработавшую веками. Потеряв доверие к правосудию и власти в целом, повсюду, словно грибы после дождя, возникали народные мстители, которые линчевали зарвавшихся господ.
Если я - знамя банды "Час Авгура"*, то ты - древко, не дающее упасть штандарту в грязь. Я безусловно прислушиваюсь к твоим советам и нуждаюсь в тебе. Без твоего здравомыслия, опыта и знания жизни революционное движение не просуществовало бы и месяца. Без твоего одобрения не проводится ни одна операция.  Ты совершенно определённо - волшебник, поднаторевший в боевой магии, а также прочих искусствах, популярных в местах наподобие "Дрянной аллеи". Твоя мать, Черная Хвосторога, заправляла бандой в городах на востоке Лондона в конце XIX в, и ты пошёл по её стопам, перепробовав множество лёгких способов зарабатывать себе на жизнь от контрабанды до ремесла фальшивомонетчика. К сожалению, в начале 1890-х Чёрную Хвосторогу арестовали, а тебя отправили в приют для детей волшебников.

*о банде

Стихийное движение не подчинялось логичной шахматоподобной системе, являя собою продукт чистого хаоса. Обезглавить эту гидру, которая, стоило перерубить одну шею, тут же обрастала новыми, не представлялось возможным. Время от времени отдельные одиозные личности брали на себя ответственность за погромы, но затем растворялись в толпе себе подобных, словно поднимающиеся на поверхность и лопающиеся пузыри в кипящем зелье. Мракоборцы, которые по указке напуганных чиновников безуспешно пытались подавить восстание, полагали, что беснующаяся стая так и не сплотится вокруг единого вожака, - ни один из претендентов не был достаточно безрассуден, чтобы возглавить парад еретиков, разочаровавшихся во всех богах. Но вера не может существовать без идола, и в конце концов она заполнила подходящую форму, обожжённую в кровавом горниле.
Жестокая расправа, учинённая в Париже и неудачно прокомментированная министром магии Франции вызвала серьезный резонанс. Чудесное спасение преступника из петли и побег из сумасшедшего дома, в котором убийца должен был, согласно приговору, провести всю оставшуюся жизнь, породили слухи о его неуязвимости. Он смеётся в лицо самой смерти, - говорили его последователи, не зная, каким плевком в душу их слова становятся для тайных эмиссаров Гриндевальда, разыскивающего древний артефакт, способный подчинить бледного Жнеца. Заклятия отталкиваются от Висельника безо всякого Protego, - утверждали поклонники безумца.  Он видит события на годы вперёд, - восхищались они, не представляя, какой пыткой для своего обладателя является проклятый дар. Его жуткая аура и кошмарная репутация вызывали почтительный страх и почти благоговение у большинства преступников. На месте жестоких террактов, сожжённых домов и разрушенных складов, стали находить карты с изображением Повешенного, прибитые к косяку, словно подкова на удачу. Некоторые надевали цветастые костюмы, - в подражание своему кумиру, из-за чего отдел обеспечения правопорядка не мог найти среди них настоящего Висельника. Его арестовывали несколько раз, но отпускали, решив, что взяли не того – слишком уж Артур Салливан отличался от популярного образа.  Я – не вождь, - говорил он, - я инвалид. Удивительно и то, что те, кому случилось узнать его поближе, не испытывали разочарования, а напротив, становились ещё более преданными его сторонниками
«Вы называете нас грязнокровками», - говорили они, - вы,  - выродки близкородственных браков, которые веками варятся в одном котле, производя на свет сквибов, ненавидимых вами как свидетельство вашего упадка. Разница между нами в том, что мы учимся жить в этом непростом мире, а вы, возомнив себя хозяевами, учите жить нас. Время вашего безраздельного владычества прошло. Прячьте ваши артефакты, запирайте ваши комфортабельные дома, смотрите сквозь напечатанные в «Ежедневном Пророке» предупреждения; молчите о том, что происходит;  накладывайте Silencio, но цунами нашего гнева всё равно вас настигнет. Ваши СОВы и ЖАБы вам не помогут: сражения наглядно показали, что ваши заклинания ничто против пуль и гранат. Мы разобьём глиняные ноги вашего колосса, обрушив его на землю. Наступил наш час, - «Час Авгура», - предупреждали они, - самый тёмный час перед рассветом».

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Мы познакомились в 1897 году в лондонском приюте, где тебя прозвали Василиском за любовь к невербальному заклинанию "Petrificus Totalus", а меня - Шакалом за болезненный смех. Будучи одним из вожаков, ты взял под крыло новичка, похожего на твоего брата, погибшего от драконьей оспы. Ты пообещал всякого, кто обидит меня, превратить в камень, таким образом избавив меня от посягательств до самого выпуска.  В благодарность за защиту я по твоей просьбе пересказывал тебе свои кошмары, которым ты внимал с таким интересом, как будто питался ими(для понимания этого периода будет нелишним знакомство с книгой Мариам Петросян "Дом в котором" и тамошним Стервятником).
Разумеется, без шероховатостей не обходилось, но через три года, покидая приют, я считал тебя своим другом. 
Мы поддерживали отношения и после выпуска. Вероятно, именно ты помог мне устроиться в "Борджин и Бёркс", когда никто не хотел брать на работу сквиба с дурной репутацией, вроде меня. В 1913 г., когда меня отправили в отделение недугов от заклятий больницы Святого Мунго, наши пути разошлись на целых семь лет.
Судьба занесла тебя в трущобы Парижа, где в 1920 мы и встретились. К разочарованию твоих подельников у прохожего в больничной пижаме не оказалось при себе ни денег, ни документов, с помощью которых можно было бы потребовать выкуп у его родственников. К тому же, вместо того, чтобы дать вразумительные ответы на вопросы или хотя бы воззвать к жалости преступников, мужчина стал смеяться, словно глумясь над ними. Шайка уже была готова разорвать наглеца, как вдруг именно по этому болезненному хохоту ты узнал Шакала, с которым воспитывался в одном приюте. Ты остановил расправу и предложил мне присоединиться к банде. К сожалению, даже принимая во внимание твоё заступничество, условия приёма были для всех одинаковыми: будущий участник должен был на глазах у остальных убить одного из пленников банды. Ещё полчаса назад я сам едва не стал таким расходным материалом. Я отказался, ссылаясь на отсутствие магических способностей, но на этот случай у банды оказался револьвер, который мне вручили под всеобщее улюлюканье. Я так долго отнекивался, что мне дали отсрочку до завтрашнего утра. Именно в эту ночь на логово банды был совершён рейд отдела обеспечения магического правопорядка. Одни головорезы попали в цепкие лапы авроров, другие разбежались.
Мы оказались среди последних, но снова потеряли друг друга из виду. Спустя год я пришёл к тебе за помощью - уже известный на всю Францию, как "тот-самый" Висельник. Без твоей поддержки мы с Арлетт едва ли бы прожили дольше недели, избежав преследования авроров и гриндилоу знает кого ещё.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ имя и фамилия совершенно не принципиальны, ни в постах, ни в анкете я никогда их не упоминал, употребляя только кличку;
❖ внешность тоже не принципиальна, но Энцо прекрасен в роли Чилдермаса (сериал "Джонотан Стрэндж и мистер Норрел"), который весьма похож на Василиска;
❖ год рождения от 1883 до 1888 (мы либо ровесники, либо ты - старше, но не слишком, в пределах пяти лет);
Пишу от третьего лица, в среднем 3-5 тысяч знаков. Никогда не подгоняю, так как сам в связи с личными обстоятельствами порой не имею времени на игру, но в таком случае обычно предупреждаю, а не пропадаю с горизонта, не оставляя контактов. Люблю внеигровое общение, в принципе, сложно без него настроиться на длительную и проникновенную игру.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

К визиту посетитель явно подготовился, что в его понимании, видимо, значило как можно меньше выделяться на фоне окружающей обстановки. Эту похвальную инициативу нельзя было ставить ему в вину, если бы не одно "но". Белоснежная мантия странного покроя* (будто над ней корпел сумасшедший портной) была вполне уместна в монохромных интерьерах лавки воспоминаний, однако грим** того же цвета, превращающий живого человека в гипсовый бюст, был явно лишним. Обрамляющие известковое лицо пряди цвета драконьей зелени походили на водоросли, облепляющие древние затонувшие статуи. Краска не могла скрыть обильную седину, которая тёмным серебром проступала сквозь бронзовую патину. Глаза отливали тем же оттенком посветлее, что французы называют vert de gris***. Взгляд заставлял вспомнить не о забытой скульптуре в парке, а о чудовище, которое готово утащить на дно болота неосторожных прохожих. Никаких других ярких пятен в гардеробе не наблюдалось, и это вносило в его облик некий диссонанс, будто гость являл собой чистый холст, готовый к прикосновению кисти, а будет ли произведение иконой или карикатурой, зависело только от хозяина. 
Привычка вести диалог, не представляясь, было обязана своим появлением репризам артистов между выступлениями, которые также начинали свои сценки, вбрасывая в них зрителя, точно котёнка в холодную воду:
Мягкие стены в комнате, куда я однажды попал, были такого же цвета, - вместо "room" Артур использовал "broom": акцент лягушатников ещё не успел поглотить кокни****. Облачённые в перчатки фокусника пальцы поднесли ко рту сигарету, которая пачкала их серым пеплом. Свойственная бывшему пациенту отделения недугов от заклятий скованность испарилась. Он лёгким шагом обходил помещение, без малейшего стеснения разглядывая и трогая предметы мебели, словно был здесь не в первый раз.
Для того, чтобы важному разговору не помешал случайный клиент, снаружи остался Василиск. Он советовал не "рассусоливать", придерживаясь выбранной "Часом авгура" стратегии на опережение, пока волшебник не воспользовался преимуществом перед сквибом, но Артуром владело банальное любопытство. Люди меняются со временем, - ему ли не знать? Будучи клоуном, он стал убийцей, так почему же колдомедик не может пойти тем же путём? Вдобавок прорицателя притягивала другая область деятельности рыжеволосого колдуна: реклама обещала удаление неприятных воспоминаний, как бы давно ни произошло породившее их событие. Интересно, можно ли с его помощью стереть увиденное чужими глазами? Артур страстно жаждал избавиться от мусора, который загромождал сознание, словно голова его была не уединённой кельей, как у прочих людей, а проходным двором. Поэтому Висельник склонялся к сделке, а не к мести, на которой настаивал Василиск. Пристрелить никогда не поздно. Лично Артуру Йоль пока не причинил ни малейшего вреда. Убийство нескольких членов банды, безусловно, усугубляло его вину, но ведь отравитель был только изготовителем, а не заказчиком. Этак стоило бы отправить к праотцам всех Олливандеров и Грегоровичей. Не то, чтобы Висельник был против, но каждому готов был предоставить право на то, чтобы его выслушали.

#некогдаобъяснятьнояобъясню
*

http://forumfiles.ru/uploads/0019/a0/b6/134/518598.jpg

**

http://forumfiles.ru/uploads/0019/a0/b6/134/472421.jpg

***окись меди
****кокни - один из самых известных сленгов английского языка, который в XIX и даже в XX веке был очень популярным среди низших слоев населения Британии и в частности Лондона. Именно от этого диалекта пытается отучить прекрасную леди профессор Хиггинс. Произношение и звучание кокни довольно сильно отличается от литературного или «стандартного» английского. Для этого сленга характерно намеренное искажение звуков и замена отдельных слов рифмованными аналогами — собственно, именно из-за этого кокни стали называть рифмованным сленгом.

❖ СВЯЗЬ
гостевая, ЛС

Отредактировано Arthur Sullivan (20 апреля, 2020г. 21:03:14)

+2

18


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

КАССАНДРА ТРЕЛОНИ
ОФИЦЕР АРМИИ ГРИНДЕВАЛЬДАРАЗЫСКИВАЕТ БЫВШУЮ ЖЕНУ/МАТЬ ПОГИБШЕЙ И ЕДИНСТВЕННОЙ ДОЧЕРИ------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://sg.uploads.ru/6HDy3.jpg


Michelle Monaghan

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Любить прорицательницу, живущую больше в будущем, нежели в настоящем - сложная задача и без объединяющего вас горестного прошлого. Поддерживая с тобой отношения, мне словно приходилось решать очередную сложную задачу, одним из элементов которой являлся я сам: ради чего ты остаёшься со мной, - таким нескладным, неудобным, дискомфортным? Ты до самого конца верила, что у нас есть шанс жить дальше, но на самом деле смерть нашей дочери прервала не только её связь с этим миром, но и нашу с тобой.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------
16 апреля 1918 года Ричард по чистой случайности вынужден исполнять обязанности шафера на свадьбе напарника: лучший друг Альфреда сражается на фронте, а в лавку Освина Фокса, заранее назначенного на эту роль, с самого утра нагрянули авроры с обыском. Вайс чувствует себя некомфортно в несвойственном для себя амплуа, - Ричард не привык к тому, чтобы к нему были прикованы общие взгляды, - но, несмотря на несколько курьёзных эпизодов, бракосочетание удаётся на славу. Ричард начинает ухаживать за подругой невесты Кассандрой и через некоторое время женится на ней.

Некоторые люди предначертаны судьбой, как пули или гвоздь на дороге ©

- А где мистер Фокс? –  недоумевала подружка невесты, осознав, что придётся танцевать с типом, из уст которого скорее прозвучит отходная молитва, чем речь шафера.
- Неужели хрустальный шар не предупредил вас об его отсутствии? – поинтересовался Ричард, не скрывая сарказма.
- Так же, как таро, кофейная гуща и внутренности животных, - отношение Кассандры к подобного рода колкостям развивалось от возмущения до равнодушия, - представьте себе, я сама не в восторге от этого хлама.
- Отчего же вы так огульно записали в бесполезный мусор внутренности, - усмехнулся партнёр, явно имеющий своё представление о том, какие разговоры уместны в столь романтичный день, - я не обладаю даром прорицания, но умею определять по ним прошлое жертвы и будущее убийцы, - приобняв Кассандру за талию, мужчина взял её за руку, прежде чем волшебница успела предупредить о том, как работает её дар. Видение не заставило себя ждать: на этот раз оно было словно отражением реальности, только её спутник был не шафером, а женихом, надевающим кольцо на палец невесты. Кассандра пришла в себя, лёжа на садовой скамейке возле цветущей живой изгороди. Ричард протянул ей стакан воды.
- Долго я была без сознания? – уточнила волшебница, зная, что видение, длящееся буквально мгновение, могло обернуться обмороком на полдня.
- Около часа, - ответил Ричард, глянув на циферблат.
- Вы что, караулили меня всё это время?
- Мне показалось, что я спровоцировал ваш приступ, - мужчина запнулся, - а Соледад запретила использовать Ennervate , потому что это может вам навредить.
Кассандра сделала большой глоток, чтобы скрыть неловкость. После недолгих раздумий она всё-таки решила рассказать о том, что видела:
- Вы тоже свяжете себя узами брака в этом году.
- Исключено, - засмеялся Вайс, - ни одна женщина в здравом уме не захочет пойти к алтарю со мной. К тому же, я пропустил охоту на подвязку, так как сидел здесь с вами
Кассандра пристальнее посмотрела на него. Ей казалось, что свидетель со стороны Баттлфилда – бесчувственная скотина, от которой нельзя ожидать проявления заботы. Хотя могла бы догадаться, что Альфред не стал бы общаться с таким подонком.
- Соледад как-то обмолвилась, что вы тоже видите мир иначе, - вспомнила волшебница, - замечаете скрытые свойства предметов.
- Она преувеличила, - усмехнулся мужчина, - я скорее из тех, кто путает мягкое с тёплым.

После смерти дочери Ричард становится одержим жаждой мести. Вайс остаётся работать в Отделе Тайн лишь потому, что занимаемая должность предоставляет ему доступ к ресурсам необходимым для поимки убийц. Целеустремленность, которая однажды помогла ему справиться с горем, избежав исключения из школы, теперь тащит невыразимца по следу. Одержимый намерением свершить суд Линча, Ричард не замечает, как разваливается его брак. Последней каплей, поставившей точку в отношениях супругов, становится ссора из-за видения, о котором Кассандра не рассказала мужу.

— Если хочешь что-то забыть, то сидеть и вспоминать всё в подробностях как-то глупо.
— Ну да. Но с другой стороны там и полезным вещам учат. Не делать вид, что прошлого не было, ощущать его частью себя ©

Когда входная дверь хлопнула, Кассандра выбралась из кровати, накинула халат и сбежала по лестнице вниз. Она думала, что первым делом после возвращения Ричард захочет поужинать, но кухня была пуста, свет был зажжён лишь в кабинете. Она осторожно заглянула туда, стараясь не смотреть на стену, заклеенную колдографиями и маггловскими фотографиями, показаниями свидетелей, схемами, - всем тем, что волшебнице опротивело за месяц. Когда-то эту стену разрисовала Мэй – из-под бумажки внизу всё ещё выглядывала оранжевая нога жирафа с фиолетовыми пятнами. Муж как раз пришпиливал к общей композиции очередной кусочек жутковатого паззла.
- Хоть бы верхнюю одежду снял, - упрекнула Кассандра. Ричард молча стянул мантию, бросил на пол скомканной грудой и без единого слова приветствия вернулся к своей драгоценной головоломке.
- Нам нужно поговорить, - окликнула женщина.
- Я занят! – Кэсси привалилась к косяку спиной.
- У меня такое чувство, что я потеряла в тот день не только дочь, но и мужа, - пробормотала она, а потом добавила погромче:
- Ты живешь в прошлом, а я хочу в будущем, Ричард. Мне нужна твоя поддержка, а ты шатаешься целыми днями неизвестно где. На похоронах ты сказал, что чувствуешь себя виноватым, так как пропадал на работе, когда мог больше внимания уделять ей, но сейчас ты делаешь то же самое. Я ведь осталась жива.
Он даже не обернулся, продолжая что-то искать в лежащей на столе книге. Сначала Кассандра принимала участие в этой дикой охоте, помогала ему, готовила его любимые сэндвичи с тунцом, выслушивала версии и высказывала своё мнение, но теперь потеряла нить расследования, которое превратилось для Ричарда в единственную цель существования.
- Давай уедем отсюда, - сделала она ещё одну попытку, - тётя Кассиопея из Солсбери не раз приглашала к себе, -   женщина обняла его за пояс и прижалась лицом к спине, - ты бросишь этот проклятый отдел тайн, откроем на Косой Аллее магазинчик. Ты ведь знаешь зелья не хуже, чем Зигмунт Бадж, - Ричард грубо разомкнул её руки и отодвинулся.
- Ты так спокойна, словно у нас было пятеро детей, как у твоей тётушки, так что потеря Мэй не так уж значительна.
Кассандра открыла рот, затем захлопнула его, собиралась было уйти, но задержавшись на пороге, всё-таки решилась.
- Я видела её смерть. За много лет до того, как всё случилось.
- И не сказала мне?! – Ричард был поражён.
- Пойми, ты все равно ничего не смог бы изменить. Видение было размытым, я понятия не имела, когда происходит это событие и что это за ребёнок. Я сопоставила одно с другим, когда уже было поздно. Я не видела лиц убийц...
- Но ведь важна любая мелочь! – перебил он, - неужели ты не хочешь наказать их?
- Мне не нужна месть, - вздохнула Кассандра, - мне нужен ты, - не сумев перебороть мимолётный порыв, она взяла его за руку и вдруг увидела парящим над бушующими чёрными волнами с безмятежной улыбкой. Прорицательница очнулась в плетёном кресле мужа, тот по-прежнему склонился над столом. Локоть саднило, – видимо, ударилась, когда упала в обморок, – но эта боль была пустяком по сравнению с тем, что ей только что открылось.
- Что ты собираешься сделать, когда найдёшь их? - прохрипела Кассандра, не сумев совладать с голосом, - хочешь оставить меня вдовой? Ответь мне, – невыразимец молчал, - тебя отправят на стул в белом зале, если убьёшь их. Ты говорил, что сдашь их на руки правосудию.
Ричард покачал головой, по-прежнему не говоря ни слова. Кассандра со стоном прижала руки к лицу:
- Я так больше не могу. Прости. Либо мы едем в Англию вместе, либо я еду одна. Больше не могу здесь находиться, где всё напоминает о, - женщина оборвала сама себя.
- Иди к чёрту, - напутствовал Вайс.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Кроме огромного количества флешбеков есть возможность встретиться и в настоящем - я регулярно посещаю Пандору Мантер (тоже прорицательницу), живущую в Лондоне и бываю в Англии по делам Армии Гриндевальда. Кроме меня, с вами наверняка захочет поиграть Альфред Баттлфилд, на свадьбе которого с твоей подругой мы познакомились.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

[AVA]http://sd.uploads.ru/yaZoe.gif[/AVA]I would tell you about the things they put me through
The pain I've been subjected to ©
Depeche Mode
"Walking in My Shoes"

Несмотря на некоторые неудобства (кажется, император использовал легилименцию, чтобы донести каждое слово до собеседника), долина идеально подходила для того, чтобы отбросить будничные привычки, полностью открыв себя новому. Вайс не сомневался, что Геллерт выбрал это место не случайно.
Вода, ведущая вечную битву, брала приступом вздыбившиеся скалы. Неумолчные голоса сливались в один бравурный марш. Убранные листьями ветви деревьев реяли флагами на ветру. Запах сырости отдавал характерной ржавчиной крови.  С огромной высоты Бомбардами низвергались мощные потоки, словно воины Армии Гриндевальда, которые низвергли существующий уклад на этой земле. Мечи грохотали о щиты, сталь билась о сталь, трещали кости. Конница топтала копытами пехоту, пушки палили ядрами. Ричард не был на фронте, но избежать прикосновения войны не мог ни один живущий в начале XX века, даже маг, родившийся на материке, оставшемся в стороне от основных боевых действий.
Подобный взрыв ощущений не был для синестета в новинку, но, как правило, возникал после приёма определённых зелий, когда слуховые, зрительные и прочие галлюцинации смешивались, как ингредиенты в котле. Когда Вайс говорил об отклонениях своего восприятия, обыватели предпочитали пропускать его откровения мимо ушей, делая вид, что никакого признания не было, а потом обходили мага стороной. Гриндевальд не отмахнулся, не расхохотался и не объявил Ричарда сумасшедшим. Он рассказал о собственных чувствах - отличных от впечатлений толпы.
Удивительно, что слушая речи Збышека о своём кумире в подвале, где собирались члены «Ради Всеобщего Блага», Ричард в глубине души относился скептически к ореолу величия вокруг человека, объявившего себя чуть ли не Христом для волшебников. Сам будучи изгоем, Вайс априори испытывал антипатию ко всеобщему любимцу, не подозревая, что у них больше общего, чем может показаться на первый взгляд
Впервые они встретились, когда Гриндевальд находился в чужом облике, тренируя Трансфигурацию, заменяющую Оборотное зелье (с её помощью он впоследствии принял облик директора отдела магического правопорядка, изъяв образ ненавистного Персиваля Грейвза во всех подробностях из воспоминаний бывшего аврора). Незнакомец поразил Ричарда, занимавшего тогда не самую высокую ступень в иерархии, выдающимся интеллектом, гибкостью мышления и, более всего, - силой духа, сломить которую, казалось, не под силу и дюжине Imperius. Вайс, которого было сложно заинтересовать школьным преподавателям, как заворожённый, слушал спонтанную лекцию о природе добра и зла. Более того, стоило ему возразить, обратив внимание оратора на очевидное несоответствие, как тот не отмахнулся от настырного слушателя, а развил тему и доказал свою точку зрения, приведя достойные аргументы.
О том, что новый его приятель – тот самый волшебник, чьё имя заставляло дрожать коленки нескольких министров и президентов, Ричарду стало известно лишь спустя месяц. Когда Вайс рискнул прервать речь, многие посмотрели на него, как на сумасшедшего, но Ричард к таким взглядам давно привык и не обращал на них внимания, особенно встретив человека, с которым его мировоззрение вошло в резонанс, а не в диссонанс. Ожидаемо смена окружения не слишком-то повлияла на коммуникабельность Ричарда: как и в Отделе Тайн, в Армии Гриндевальда мрачность, отрешённость и готовность к худшему были заскорузлым пятном на скатерти всеобщего оптимизма. При Геллерте Ричард не чувствовал себя еретиком в обществе схимников. Недавно Вайс подслушал разговор двух недолюбливающих его коллег-офицеров.
- Рысь - просто шут, - говорил один раздражённо, - которому прощают выходки за одно то, что с паяца взять нечего.
- Скорее антишут, - отозвался другой, - глядя на дурака, хоть посмеяться можно, а от его разглагольствований тошно делается. Можно подумать, что он постоянно либо под кайфом, либо пьян.
- Раз уж я вам так не по душе, господа, можете использовать моё имя в качестве ругательства, - вмешался Рысь, подходя поближе, - «какого рыся»? «Ну и рысь с ним!», - к слову, Геллерт никогда не отбрасывал второй слог, превращая королевское имя Ричард в звериную кличку.
Офицеры холодно удалились, не почтив остряка ни единым словом. Вайс некоторое время следовал за ними по коридорам замка, но понял, что те ускорили шаг, и остановился, раздумывая, куда направиться дальше: вернуться на Людвигштрассе, где располагалась «Жар-птица» или заглянуть к мисс Мантер, находившейся в Нойшванштайне. На глаза Вайсу попалась вывешенная в коридоре копия картины Иеронима Босха, озаглавленной Narrenschiff. На корме переполненного судна среди людей, предающихся разврату и беспутству, в стороне от всех сидел единственный, кому по профессии положено веселиться и дурачиться, - одинокий и серьезный.
- Кажется, они хотели меня оскорбить этим сравнением, - пробормотал Рысь, пересказывая непреднамеренную встречу Химере. Та усмехнулась:
Главное, не забывай, что самый главный противник шута - он сам.
Ричарду не хотелось разочаровывать человека, который, как мудрые властители прошлого, не отмахивался от "глупостей" юродивого, а видел скрытый в них смысл.
- Это похоже на боггарта, но ты предлагаешь не смеяться над своим страхом, а пустить его в себя, - Ричард не применял Sonorus, предполагая, что легилимент услышит его слова, даже скажи собеседник их шёпотом,  - не бороться с ним, а дать ему собой овладеть, - практически не было человека, кроме Геллерта, который в ответ на такую просьбу не увидел бы красноречивый жест, посылающий наглеца по известному адресу. Ричарду не нужно было долго анализировать свою жизнь, чтобы понять, о чём говорит Геллерт.
- Моя дочь, - Вайс не знал, известны ли Геллерту подробности трансфигурации невыразимца в пешку Армии Гриндевальда. В конце концов, император, - не матка улья, и не обязан помнить все детали биографии подданных, - её убили не-маги, - американец безотчётно использовал слово на родном языке вместо европейского "маггл", - обычно родственники видят жертв лишь в морге, но я случайно оказался прямо на месте преступления.
Комната эта была закрыта на ключ, как чулан, где лежали окровавленные тела жён Синей бороды. Путь туда заканчивался на дне бутылки или на конце иглы. Ричард сомневался, что сможет пройти туда, не споткнувшись ни разу, и не скорчившись в итоге на полу в позе эмбриона, как тот, кого избивают ногами. Он не был уверен, что сможет оттуда вернуться. Однако также Ричард был уверен, что в случае отказа Гриндевальд найдет способ заставить офицера преодолеть себя. Возможно, даже атакует или натравит дементора.
Алхимик не был чужд риска: он многократно пробовал зелья, в составе которых не был уверен. Однажды он бродил в грёзах целую неделю и уже не надеялся вернуться. Другой раз он корчился на полу лаборатории от рези в желудке, не в силах дотянуться до волшебной палочки, пока сквозь пелену, застилающую глаза, не увидел беса, который вовремя вернулся с выполненным поручением и дал хозяину антидот. Но ни первый, ни второй случай невозможно было сравнить с путешествием к языческим вратам Бруклинского Ботанического Сада. Ричард взмахнул палочкой, произнес нужное заклинание, - такую сложную магию было невозможно творить невербально, - и попробовал открыть запретную дверь. Он ещё не успел рассмотреть хирургически точные разрезы на коже Меиссы, как его накрыло с головой удушающим отчаянием, заставившим поздний завтрак оказаться на траве.
- Я не могу, - прохрипел Вайс, вытирая тыльной стороной ладони губы, - это всё равно, что совершить самоубийство.

Визуальный ряд

http://s8.uploads.ru/4gkDO.jpg
http://s5.uploads.ru/ahdnE.jpg

❖ СВЯЗЬ
гостевая, ЛС.

+2

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Fantastic Beasts: Obscurial » Стандартная книга заклинаний » ❖ Accio | Нужные персонажи


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC