Добро пожаловать на игру "Fantastic Beasts: Obscurial".
Действие игры происходит в континентальной Европе и в игре сейчас сентябрь 1927 года.

Бавария пала под натиском Гриндевальда. Для противостояния его армии создаётся МРАК - Международная Разведывательная Аврорская Коалиция. Её передовому отряду необходимо помешать намерениям Геллерта захватить Дары Смерти. Один из даров хранится в Хогвартсе, другим владеет Грегорович, а третий по воле случая оказывается в руках Ньюта Скамандера.
❖ Сюжет ❖ Акция: Lumos
❖ Правила ❖ Акция: Nox
❖ Шаблон анкеты ❖ Акция: Protego
❖ Занятые внешности ❖ Акция: Depulso
❖ Список персонажей ❖ Требуются в игру
❖ Лавка Чудес ❖ Хочу стать нужным
❖ Волшебный чемодан ❖ Связь с АМС
Цикл квестов: СУТЬ ЖЕ ОДНА - ПРИДЕТСЯ ЗА ВСЕ ПЛАТИТЬ
[двор]
    Nathaniel Blanco [до 24.02]
[хранилище мантии-невидимки]
    Anwen Wenlock до [16.02]
[квиддичное поле]
    Кто до [когда]

  35 лет, тёмный маг
  Полукровный волшебник
  Нейтральная сторона

        [ ПОСМОТРЕТЬ ЗАЯВКУ ]

Факт №1: он обладает блестящим умом. Либо он ученый и гениален, либо он шарлатан и все еще гениален.

  43 года, экс-президент МАКУСА
  Из семьи волшебников
  Юрист МРАК

        [ ПОСМОТРЕТЬ ЗАЯВКУ ]

Приходите в МРАК, у нас весело. Серафина Пиквери, самолично отстоявшая право волшебников на Веселящую воду в условиях американского сухого закона, непременно приживётся в нашей дружной компании.

  40+ лет, опытный разведчик
  Из семьи волшебников
  Армия Гриндевальда (офицер)

        [ ПОСМОТРЕТЬ ЗАЯВКУ ]

Твою девочку забрали не-маги. Ты нашёл их - о, в этом ты был непревзойдённо хорош - и уничтожил. Но месть не принесла облегчения.

  35+ лет, колдомедик в Баварии
  Из семьи сквиба
  Любой лояльности

        [ ПОСМОТРЕТЬ ЗАЯВКУ ]

То, что я все знаю о магловских швах - твоя заслуга. То, что во мне нет ненависти к маглам после смерти отца от их рук-тоже твоя заслуга. Пить огневиски меня тоже научил ты, но не так гордишься этим, как первыми двумя пунктами.

  28 лет, знаток гербологии
  Чистокровная волшебница
  Нейтральная сторона

        [ ПОСМОТРЕТЬ ЗАЯВКУ ]

Ты не раз ставила всю школу на уши. То потому что ты вырастила дьявольские силки под своей кроватью, то потому что заколдовала все перья в Хогвартсе писать исключительно "мы идиоты" на пергаменте.

  26 лет, контрабандист
  Из семьи волшебников
  Нейтральная сторона

        [ ПОСМОТРЕТЬ ЗАЯВКУ ]

Ты ссылался на "процессуальную ошибку при задержании", бравируя тем, как ловко выкрутился из рук правосудия, а я лишь горько улыбалась, не смея сказать тебе, что это стоило мне свободы.

  45+ лет, творец проклятий
  Чистокровный волшебник
  Армия Гриндевальда (рыцарь)

        [ ПОСМОТРЕТЬ ЗАЯВКУ ]

Его страсть к загадкам и опасным заклинаниям, проклятьям превратила его в своего рода наркомана до крови и жертв. Он питается своими успехами и чем больше он причиняет боль, тем он сильнее.

  До 35 лет, борец со злом
  Полукровка или сквиб
  Лоялен своим убеждениям

        [ ПОСМОТРЕТЬ ЗАЯВКУ ]

Йордан Каравелов является опорой. Непоколебимым столпом. На таких, как он, держится мир; после встречи с ним снова хочется жить, бороться и ни за что не гасить свое внутреннее пламя.

  30 лет, владелец пекарни
  Не-маг
  Нейтральная сторона

        [ ПОСМОТРЕТЬ ЗАЯВКУ ]

Якоб Ковальски рвётся на выручку совершенно ему незнакомой женщине, хоть и понимает, что лезть в гущу врагов, чтобы поговорить с несостоявшейся супругой, которая, к тому же, сама избрала свой путь, – чистое безумие.

  19 лет, обскур
  Предположительно чистокровный
  Армия Гриндевальда (пешка)

        [ ПОСМОТРЕТЬ ЗАЯВКУ ]

Вы с обскури выжили и бежали, и теперь вопрос "Кто я?" мучает тебя так, как не изводили побои приемной матери и ее оскорбления, причиняет боль сильнее, чем заклинания, которыми тебя пытались уничтожить.

  47 лет, британский аврор
  Чистокровный волшебник
  Полевой агент МРАК

        [ ПОСМОТРЕТЬ ЗАЯВКУ ]

Вряд ли ты мог представить себе, что на пике своей карьеры столкнешься с отъявленным вором-рецидивистом, что уведет у тебя Воскрешающий камень. С нюхлерами шутки плохи.

  77 лет, двореций
  Сквиб
  секретарь МРАК

        [ ПОСМОТРЕТЬ ЗАЯВКУ ]
- Сделай мне кофе, - бросает министр магии Болгарии, врываясь в мой кабинет и швыряя тебе на руки пальто.
- Я ещё не договорил с мистером Эбботом, господин министр. Не соизволите ли вы попить кофе в приёмной, пока мы закончим нашу беседу?

  35 лет, баро табора
  Из семьи волшебников
  Нейтральная сторона

        [ ПОСМОТРЕТЬ ЗАЯВКУ ]

Я очень надеюсь, что ты счастлив, Цино. И я очень боюсь снова тебя встретить. Просто потому, что до сих пор не могу посмотреть тебе в глаза.

  ~ 25 лет, маледиктус
  Проклятая волшебница
  Пешка в армии Гриндевальда

        [ ПОСМОТРЕТЬ ЗАЯВКУ ]

"Её поймали в джунглях Индонезии"- так говорит хозяин французского цирка, где тебя содержат, как урода, на потеху магической публике, с охотой расстающейся с галлеонами, чтобы поглазеть на твое превращение. Наверняка, он врет.

  40+ лет, бизнесмен, нечистый на руку
  Из семьи волшебников
  Нейтральный

        [ ПОСМОТРЕТЬ ЗАЯВКУ ]

Дама с трагичной историей разыскивает монстра из своего прошлого. Лучше бы он оставил её себе. Слишком сильно было ее сходство с его ненаглядным фантомом.

  40+ лет, бывший аврор
  Чистокровный
  Нейтральный

        [ ПОСМОТРЕТЬ ЗАЯВКУ ]

Ох, насколько серьезным противником ты был. Славная была игра, в которой женщине пришлось не один раз прогуляться по острию бритвы, ловко уворачиваясь от жадных лап правосудия. Но всё же удалось, верно?

 

Fantastic Beasts: Obscurial

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fantastic Beasts: Obscurial » Стандартная книга заклинаний » ❖ Accio | Нужные персонажи


❖ Accio | Нужные персонажи

Сообщений 1 страница 21 из 21

1


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ИМЯ И ФАМИЛИЯ РАЗЫСКИВАЕМОГО
ТАКОЙ-ТО И ТАКОЙ-ТОРАЗЫСКИВАЕТ ДРУГА/ВРАГА/ЛЮБОВЬ ВСЕЙ ЖИЗНИ------------------------------------------------------------------------------------------------------------

[ВНЕШНОСТЬ]


прототип


--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Ваш текст

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Ваш текст

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Ваш текст

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

пост для примера игры.

❖ СВЯЗЬ

Код:
[quote][align=center]
[color=#747474][size=8]------------------------------------------------------------------------------------------------------------[/size][/color][/align][align=center][color=#008080][size=19]
[font=Georgia]ИМЯ И ФАМИЛИЯ РАЗЫСКИВАЕМОГО[/font][/size][/color][/align][align=center][font=Georgia][color=#546363]ТАКОЙ-ТО И ТАКОЙ-ТО[/color][/font][/align][align=center][font=Georgia][color=#798b89]РАЗЫСКИВАЕТ ДРУГА/ВРАГА/ЛЮБОВЬ ВСЕЙ ЖИЗНИ[/color][/font][/align][align=center][color=#747474][size=8]------------------------------------------------------------------------------------------------------------[/size][/color][/align]

[align=center][img]ссылка на изображение[/img]
[/align]
[u][/u]
[align=center][i]прототип[/i]
[/align][/quote]

[spoiler="[align=center][color=#747474][size=8]--------------------------------------------------------------------------------------------------------[/size][/color] 
[color=#008080][size=14] [font=Georgia]О ТЕБЕ[/font][/size][/color][/align][font=Georgia][color=#546363][align=center]ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА[/align][/color][/font][align=center][font=Georgia][color=#798b89]В КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ[/align][/color][/font][align=center][color=#747474][size=8]--------------------------------------------------------------------------------------------------------[/size][/color][/align]"]Ваш текст
[/spoiler]


[spoiler="[align=center][color=#747474][size=8]--------------------------------------------------------------------------------------------------------[/size][/color]
[color=#008080][size=14] [font=Georgia]О НАС[/font][/size][/color][/align][font=Georgia][color=#546363][align=center]ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВА[/color][/font][/align][align=center][font=Georgia][color=#798b89]И НАШИХ ОТНОШЕНИЙ[/color][/font][/align][align=center][color=#747474][size=8]--------------------------------------------------------------------------------------------------------[/size][/color][/align]"]Ваш текст[/spoiler]


[spoiler="[align=center][color=#747474][size=8]--------------------------------------------------------------------------------------------------------[/size][/color] 
[color=#008080][size=14] [font=Georgia]P.S.[/font][/size][/color][/align][align=center][font=Georgia][color=#546363]ПЛАНЫ НА ИГРУ[/color][/font][/align][align=center][font=Georgia][color=#798b89]И ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ[/color][/font][/align][align=center][color=#747474][size=8]--------------------------------------------------------------------------------------------------------[/size][/color][/align]"]Ваш текст[/spoiler]


[spoiler="[align=center][color=#747474][size=8]--------------------------------------------------------------------------------------------------------[/size][/color] 
[color=#008080][size=14] [font=Georgia]ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ[/font][/size][/color][/align][align=center][font=Georgia][color=#546363]КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯ[/color][/font][/align][align=center][font=Georgia][color=#798b89]И КАК МЕНЯ УЗНАТЬ[/color][/font][/align][align=center][color=#747474][size=8]--------------------------------------------------------------------------------------------------------[/size][/color][/align]"][b]❖ ПОСТ[/b]
[spoiler="+++"]пост для примера игры.[/spoiler]

[b]❖ СВЯЗЬ[/b][/spoiler]

0

2


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

МИРИАМ ДОЭРТИ
УЖЕ-НЕ-ДЕВОЧКА, ЧТО ЛЮБИТ НЕПРИЯТНОСТИРАЗЫСКИВАЕТ ПОДРУГУ И ДВОЮРОДНУЮ СЕСТРУ------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://i.imgur.com/1me2uUp.gif


Isla Fisher


--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Ты родилась в весьма и весьма и эксцентричной семье. Твоя мать, Шона Доэрти, обладательница чистой крови семьи МакТавиш и огненно-рыжих волос, решила отказаться от мира людского и светского, уединилась со своим мужем (чье описание я оставляю совершенно на Вас) где-то глубоко в лесу, и занялась гербологией и стихийной магией. Как человек всем сердцем и душой посвященный науке, она совершенно забывала о таких тривиальных вещах как сон, еда, и, например, отправление поезда в Хогвартс.

С сестрой Уной, такой же рыжей, как и ты и твоя мать, ты была предоставлена сама себе и это тебя устраивало совершенно во всех смыслах. Вы копались с матерью в совершенно тех же грядках и сами при любом удобном случае тыкали в странные растения пальцами, даже когда те тыкали вас чем-нибудь в ответ.

Конечно же, летом 1910 года ты получила свое письмо в Хогвартс, что стало для тебя, говоря по правде, некоторым удивлением, потому что мать не торопилась тебе рассказывать о магической школе, в которой сама, между прочим, и отучилась. Ты с нескрываемым удивлением и оптимизмом ехала в этот новый мир, была распределена на Рейвенкло, и была счастлива в школе все семь лет обучения.

Единственное, что ты не выносила - это скуку. Ты превосходно справлялась с предметами и темами, что тебе были интересны, и совершенно никакого труда не вкладывала в то, что интересно тебе не было. Но оценка "Т" по скучному предмету для тебя была скорее поводом для гордости, и с криками "им не сломить меня" ты вбегала в гостиную факультета и садилась дальше заниматься своими делами.

Переняв хобби своей матери, ты выращивала в своей же спальне невиданные растения разных видов, помимо этого всерьез занявшись магическими шутками, не раз ставя всю школу на уши. То потому что ты вырастила дьявольские силки под своей кроватью, то потому что заколдовала все перья в Хогвартсе писать исключительно "мы идиоты" на пергаменте. Так или иначе, отработав не одну сотню наказаний, ты выпустилась из Хогвартса и прямо в мир.

В этом мире ты скачешь с работы на работу уже десять лет. Немного в Святого Мунго, немного в магических аптеках, немного в исследовательских группах. Ты предана всей душой гербологии, и потому выращиваешь и скрещиваешь совершенно немыслимое количество растений, и делаешь это исключительно ради искусства. Ты написала книгу, и ее даже опубликовали, и несколько книг и статей под твоим авторством стали весьма популярны. Иногда ты вспоминаешь, что тебе надо зарабатывать чем-то на жизнь.

И тогда твои поиски куда только не приводят.

Дополнительно:
- ты родилась в Шотландии, разговариваешь с тяжелым шотландским акцентом (с гордостью, конечно же), и недолюбливаешь англичан.
- скорее всего, ты знаешь стихийную магию от своей матушки.
- ты можешь сменить образ на другой, но лучше чтобы девушка была рыжей.
- Мириам 27 или 28 лет в зависимости от даты рождения, родилась она в 1899 году.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Двоюродные сестры, которые не встречались до самого Хогвартса. Мать Анвен, Игрейн, отказалась от общества своих сестер Лилиан и Шоны, считая их совершенно ненормальными, и потому о них не упоминала. А Шона была человеком слишком погруженным в свое дело, чтобы о чем-то там рассказывать.

На пятом курсе Анвен и Мириам стали близкими подругами, практически неразлучными. Мириам поражало то, что Анвен могла спокойно и усидчиво заниматься нумерологией, а Анвен даже пыталась как-то остановить Мириам от слишком уж необдуманных решений. Но, конечно же, едва ли у них что-то получилось друг в друге изменить. Летом Анвен пригласила Мириам к себе домой и, неожиданно для всех, выяснилось их достаточно близкое родство. И эти новости дружбе не помогли и не помешали.

Анвен и Мириам никогда не переставали быть подругами, особенно когда помимо целебных отваров Мириам научилась изобретать еще и алкогольные, после которых устарели и виски, и вино.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Оставить нашу дружбу в эти темные времена. Как игрок Вы можете остаться в нейтралитете, можете связаться с МРАКом (против чего Анвен, конечно же, будет бастовать), или же даже каким-то образом оказаться на другой стороне. Так или иначе, я не оставлю Вас без игры, обещаю!

А еще у Вас будет шанс прописать себе сестру Уну так, как Вам бы хотелось. Я буду очень рада обсудить вместе эту заявку.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

Чужой взгляд ощутимее даже, чем чужое дыхание на коже. Вы никогда не оборачивались, надрывая мышцы шеи, стоило кому-то оказаться прямо за спиной? Никогда не просыпались посреди ночи, потому что на вас кто-то смотрел? Не царапали ли вам краешки ушей чужие взгляды на улицах? Для Анвен чужое присутствие было осязаемым, приближение - резким. Альфред, выцепивший ее взглядом из серой толпы куда-то торопящихся людей, прикоснулся к ней своей попыткой приблизиться еще раньше, чем ладонью к плечу. Появившись в краешке видимого поля подобно комочку свалявшейся туши, он заставил диафрагму резко сжаться, как гепарду, приготовившемуся к прыжку. И не имело никакого значения, врагом он был или другом, воришкой или же бывшим любовником, сейчас Анвен было совершенно не до этого.

Острый наконечник ее палочки заметно и ощутимо уперся незнакомцу прямо в печень через карман легкого осеннего пальто. Еще и наклонился так осторожно к ее уху. С упрямством вскинув голову, она продолжала свое движение вперед, с некоей особой силой вбивая каблучки в каменные ступени, словно бы пытаясь услышать их стук за нестихающим шумом чужих голосов. Но незваный гость не только имел наглость продолжать движение вместе с ней, держа на ее плече свою руку, так еще и просил ее не останавливаться! "Будто бы я собиралась все бросить и встать на месте как истукан только ради того, чтобы поговорить с Вами, мистер... мистер... ах, даже не представился!" Но, стоило отдать ему должное, где-то Анвен даже имела счастье его видеть. Да и назвал он ее по имени, что значило что либо они все-таки были знакомы, либо... либо он ее проверял. И сейчас он был рядом совсем не для того, чтобы ей помочь. Но ей было некогда.

Тем более что, вероятнее всего, их успели представить и она просто забыла. С кем не бывает, спрашивается.

- Этот значок пока что сохранил Вам в целости нос, - честно призналась Анвен, не задерживая взгляда на его лице дольше, чем требовалось для того, чтобы сравнить его с фотографией. С некоторой неохотой отводя волшебную палочку от жизненно-важных органов, она продолжала двигаться вперед, смотря только перед собой. У них действительно не было времени на то, чтобы тратить его на светские беседы. - Знали бы Вы, как я рада тому, что хоть кому-то интересно спасение человеческих жизней. Я думала, что в прогрессивных Штатах это давно уже вышло из моды. - Как-то слишком уж серьезно звучал этот текст, как-то слишком уж внимателен был ее взгляд. Пускай присутствие Альфреда и было относительно подозрительным, Анвен действительно не могла не почувствовать мягкое, как шерсть урчащей кошки, чувство благодарности. Она думала, что была выше этого, но... кажется, ей самой просто не хотелось больше быть одинокой. Даже в этом деле. Хоть кто-то, хоть кто-то воспринял ее слова всерьез.

Широкий потолок над их головами напоминал бушующее море, и мраморные своды - будто бы вывороченные кормы судов, разбившиеся о камни. Но как бы усиленно сейчас Анвен ни пыталась почувствовать на своих губах знакомый привкус беды, у нее не получалось совершенно ничего. Вон, мимо идет девочка, обнимающая мягкого затасканного медведя. Юноша переминается с ноги на ногу, сжимая в руках цветы и с волнением смотря на часы. Хоть что-то подозрительное, хоть что-то...

- Это уже третья закрытая дверь, - резко остановившись, словно бы в фигуре танца, Анвен разворачивалась на каблуках. Закрытые двери? Подозрительно. Мужчина, что тащил за собой чемодан, был красным в лице и безумным во взгляде. Его супруга, у которой на руках сидело аж два мальчика, неуверенно всматривалась по сторонам. Страх, напряжение, стресс - вещи приятные и привычные, и душа Анвен опускалась в них так же легко, как нога опускалась в старые разношенные тапочки. Незнакомец дернул за еще одну ручку запертых дверей, издав вой кита, с котором застрял охотничий гарпун. Если в ней еще и оставались когда-то крупицы горького сомнения, то сейчас их смело как крошки со стола после обеда. Они были в правильном месте. В правильное время.

- Они закрывают выходы с платформ, - беглый взгляд скользнул по расписанию, задерживаясь на цифрах прибытия как на шероховатой поверхности - недостаточно для того, чтобы их запомнить, но достаточно для того, чтобы понять, что все пассажиры поездов, приезжающих одновременно в послерабочее вечернее время, застрянут перед закрытыми дверьми. А что случится дальше они должны были знать, пожалуй, слишком уже хорошо. А она ведь предупреждала. Предупреждала. Анвен сорвалась с места, с трудом не переходя на бег, - нам нужно торопиться, поезда прибывают через четверть часа.

❖ СВЯЗЬ оставьте средства связи в гостевой, я обязтельно свяжусь!

Отредактировано Anwen Wenlock (12 июня 18:21:53)

+3

3


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

НИКОЛАС ФЛАМЕЛЬ
АЛЬБУС ДАМБЛДОРРАЗЫСКИВАЕТ ДРУГА И НАСТАВНИКА------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://s8.uploads.ru/t/5SuOC.jpg


Шон Коннери


занят
--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

О Николасе Фламеле почти ничего не известно, а значит, остаётся простор для фантазии. Каким будет ваш Фламель: спокойным или темпераментным, домоседом или авантюристом, весельчаком или молчуном - всё это на ваш выбор.
Всё же, что нам известно - это то, что Николас алхимик, весьма талантливый при том, ведь ему удалось создать единственный в мире философский камень. И что он женат.
У этого персонажа есть реальный прототип, и если Вы захотите вдохновиться историей его жизни - это будет здорово, но если нет - здорово тоже, ведь тогда получится что-то своеобразное и необычное.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Мы познакомились в 1907 году в Тулузе на конференции. Вы сразу очаровали меня своим умом и ироничностью.
Было совершенно неважно, что разница в возрасте у нас исчисляется веками.
Мы стали переписываться, надеюсь, что и встречались ещё не раз. Нас связывает та дружба, которая возникает между двумя умными и талантливыми учёными, для которых страсть к науке частенько заменяет другие страсти.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Мне бы было очень интересно отыграть и само знакомство, и переписку (моё давнишнее желание - отыгрыш в письмах!),
и какие-то эксперименты с магией, а можно и дружеские посиделки далеко за полночь с дискуссиями и алкоголем. С меня, увы, надо иногда сбивать спесь, а потому я не жду особо слащавых отношений, тут скорее перчёная такая дружба, но в любом случае она основана на взаимном уважении.
Опять же - я открыт предложениям и не хочу ограничивать Вас в Ваших задумках.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

- Я очень надеюсь, Алистер, что мне больше не придётся проводить с вами подобных бесед. И находить у вас подобных... Штучек. Можете идти.
Когда за мальчиком закрылась дверь, Альбус посмотрел на часы. До прихода мисс Голдштейн оставалось пятнадцать минут. Он ещё раз пробежал глазами записку, в которой женщина просила о встрече, ссылаясь на рекомендацию Ньюта Скамандера. Вероятно можно было бы подобрать вежливые слова для отказа так, что бы не обидеть её чувств, однако не было ни одной причины не встретиться. Школа опустела - большинство учеников разъехались на каникулы, а оставшихся было настолько мало, что следить за порядком было совсем несложно. Правда, Пивз словно с цепи сорвался, устраивая бесчинства по всему Замку, но Альбус замолвил о нём словечко в недавнем разговоре с Кровавым Бароном, и полтергейст на время приутих. Так что время на разговор было. Кроме того Альбусу было весьма интересно, можно даже сказать любопытно - он успел навести кое-какие справки. Мисс Голдштейн прибыла из Нью-Йорка уже после событий, разразившихся там. И если он верно понял судорожно дёргавшуюся бровь своего приятеля из "Ежедневного пророка", она принимала деятельное участие в ноябрьских происшествиях.
Стук в дверь оповестил о приходе гостьи. Мисс Голдштейн прибыла несколько раньше, но Альбус не подал вида, что заметил это. Он поднялся, чтобы пожать протянутую досочкой ладонь, предложил располагаться в удобном кресле. Она держалась очень напряжённо, прямая, как палка. Казалось, ей стоит немалых усилий не дрожать, словно она скована застенчивостью, если не сказать страхом.
Альбусу много раз доводилось разговаривать с людьми, находящимися на грани обморока от ужаса. Юные волшебники всегда боятся своих преподавателей больше, чем те заклинания, которые используют в коридорах, игнорируя запреты. Так что ничего нового в ситуации не было. Хотя обычно его собеседники намного моложе и их страх более понятен. Впрочем, это не так уж и важно.
Взяв на себя роль радушного хозяина, Альбус ободряюще улыбнулся своей гостье.
- Весьма взаимно, мисс Голдштейн. Хотите чаю? Я вот очень хочу.
Пользоваться услугами домовиков Альбус не очень любил, предпочитая справляться своими силами там, где этих сил требуется совсем немного. В очаге его камина висел некогда блестящий, а теперь совсем тусклый медный чайник, а на стоящем в углу столике нашлись вазочки с вареньем, несколько кексов, конфеты и вафли. Среди слабостей Альбуса самой явной была любовь к сладостям. Всё это великолепие перекочевало на письменный стол, с которого профессор убрал свитки успеваемости и ведомости, которыми занимался с утра.
- Не скромничайте, - весело улыбнулся всё ещё скованной гостье Дамблдор, наливая чай и подвигая блюдечко с абрикосовым вареньем. Он знал, что лучший способ разговорить стесняющегося человека - это самому болтать безумолку, пока тот не расслабится. А потому принялся расхваливать сладости, купленные в Хогсмиде, заодно рассказав о главных достопримечательностях этого уголка Британии.
- Нет, нет, только не эти! - мисс Голдштейн протянула руку к вазочке с разноцветными конфетками. Альбус накрыл вазочку ладонью. - Прошу прощения, забыл их убрать. Боюсь, эти конфетки попытаются укусить вас в ответ. Только что конфисковал их у одного толкового, но весьма... своеобразного юноши. Несмотря на то, что я не одобряю подобных шуток, я всё-таки хочу предварительно изучить эти конфеты. Знаете, чары могут много рассказать о волшебнике, их наложившем. Да, вот эти совершенно безопасны! - Альбус подтолкнул другую конфетницу, приветливо улыбаясь. Похоже мисс Голдштейн начала немного оттаивать, а потому он решил переходить к разговору.
- Итак, как дела у Ньюта? Совершенно замечательный молодой человек, не правда ли? Он рассказывал вам о Фоуксе? Это феникс. Удивительное создание. Когда-нибудь я расскажу вам о том, как он у меня появился. Или это расскажет сам Ньют. Занимательная, скажу я вам, история!

❖ СВЯЗЬ ЛС, если нужно - дам вконтакт.

+6

4


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ДИРК ВАГНЕР
БЕЗУТЕШНАЯ ВДОВАПРОСИТ ЛЮБИМОГО СУПРУГА ВОСКРЕСНУТЬ------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://s8.uploads.ru/2PQ36.jpg


Paul Bettany (возможна замена по согласованию)


занят
--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Ты родился в обычной маггловской семье, вернее, твоя мать была сквибом, а отец магглом. Вероятно, гены матери повлияли на то, что вы с твоим младшим братом оба стали волшебниками. Твой магический дар проявился не просто рано, к тому моменту, как ты получил приглашение в Дурмстранг, ты неплохо управлялся беспалочковой магией, мог передвигать предметы, зажигать огонь, создавать воронку в спокойной стоялой воде. Мать помогала тебе освоиться, она довольно много знала о волшебстве, хоть сама и была лишена способности к колдовству. В школе ты быстро добился успехов в учёбе, авторитета среди сверстников, ты был очень активным студентом и капитаном сборной по квиддичу. Умея комбинировать беспалочковую магию и заклинания, ты безупречно овладел искусством отвлечения внимания противника, совершая немудрёные телекинетические манипуляции, тем самым сбивая противника с толку. В школе во время учебных дуэлей преподаватели не одобряли такие методы ведения боя, но позднее в Аврорате оценили по достоинству твои смекалку и скорость реакции.
Бриджит – была дочерью друзей твоих родителей. Маггловская девушка часто посещала ваш дом, играла с тобой и твоим братом. Сложно назвать её красавицей, но тебе нравилось проводить с ней время. Ты показал ей свои волшебные таланты ещё когда тебе было девять, а ей восемь, и взял с неё обещание никому никогда не рассказывать об этом. Она сдержала тайну. Вы переписывались во время твоей учёбы. Оны передавала и получала письма через твоих родителей. Когда ты закончил школу, вы практически сразу поженились, но не успел закончиться медовый месяц, как тебе, одному из самых перспективных выпускников своего года поступило приглашение работать в аврорате.
Это была работа твоей мечты, ты делал большие успехи, огромными шагами продвигаясь по карьерной лестнице. Умный, смелый, решительный, в бою ты был безупречен не только как боец, но и как тактик и руководитель группы. Разумеется, работа требовала огромных усилий и немало времени, тебя могли выдернуть с постели среди ночи или с семейного пикника на природе. Разумеется, Бриджит это не нравилось. Она ненавидела твою магию и запретила тебе использоваться ей дома или в её присутствии. Ты не сопротивлялся, покорно согласившись изображать простого маггла в присутствии жены. Появление сына, как казалось Бриджит, должно было наладить отношения и вынудить мужа чаще бывать с семьёй. Первое время и впрямь так было, ты обожал своего ребёнка и правда старался проводить с ним больше времени, но работа вновь взяла верх. Твоя жена искренне надеялась, что её сын не станет волшебником, но надежды не оправдались. Она не хотела отдавать его в магическую школу, надеялась скрыть проявления волшебства, надеялась, что от этого можно избавиться, перерасти, ты постоянно ссорился с ней по этому поводу – даже твоё самообладание давало сбой, - ты рассказывал ей про обскуров, о том, как это опасно, и она сдалась. Ваша дальнейшая совместная жизнь едва ли отличалась теплотой, вы оставались рядом скорее по привычке. Возможно, у неё был кто-то ещё – ты понятия не имел, так как приходил домой только переночевать.
Ты думал, что так и проживёшь всю свою жизнь, пока в неё не ворвалось два человека, перевернувших её с ног на голову. Первый из них – Данимир Крам. Вы какое-то время служили вместе и стали добрыми друзьями. Он был одним из первых, кто брался утверждать об опасности, которая грозит привычному миру и исходит от волшебника Геллерта Гриндевальда. Так или иначе, ты не только поддержал идеи друга, но и, пользуясь ресурсами министерства и своим влиянием, оказывал посильную помощь в расследованиях. Во время общения с одним из подозреваемых пособников Гриндевальда ты и встретил меня. Тебе тогда было под сорок, мне едва исполнилось двадцать. Ничего не предвещало того чувства, что появилось между нами. Ты покорил меня своей улыбкой, простотой и обаянием, а так же потрясающим чувством юмора. Сначала мы общались, находя друг друга интересными собеседниками, я постоянно искала встречи с тобой, «случайной», ненавязчивой. Не помню, в какой момент поняла, что влюбилась в мужчину почти вдвое меня старше, из семьи магглов – чего точно не одобрили бы мои чистокровные родители. Не говоря уже о том, что ты был женат. Твой сын на тот момент уже закончил школу и собирался посвятить свою жизнь созданию и изобретению зелий. Наверное, я и могла бы отказаться от наших платонических, но таких тёплых встреч, от твоей улыбки, от мечты о тебе – могла бы, не окажись притяжение взаимным. Я не знаю, чего стоил тебе развод с женой, но это произошло как-то очень быстро, вероятно вы оба были к этому готовы.
Мы быстро сошлись и довольно скоро поженились, ты так и не познакомился с моими родителями, которые были предсказуемо против нашего союза. Но это всё ушло на второй план, главным для нас были мы. Ты аврор, я же служила в разведке, иногда нам выпадало работать вместе. Я помогала тебе и Краму в поисках Гриндевальда, и однажды эти попытки увенчались успехом, если можно это так назвать. Мы были абсолютно счастливы почти пять лет к тому моменту, как мне удалось выяснить пункт назначения очередного теракта. Мы рассчитывали взять там хотя бы несколько сторонников Геллерта, и уж точно никак не ожидали встретить его самого. Опасаясь за мою жизнь, ты отправил наш отряд по ложному следу и столкнулся с главным врагом лицом к лицу. Ты был искусным бойцом – смелым, быстрым и непредсказуемым, но Гриндевальд оказался сильнее. Я видела лишь как тебя отбросило слетевшим с палочки заклинанием, а потом прогремел взрыв.
Ты погиб – я видела это сама, видела не только я, так говорили многие. Вот уже четвёртый год я пытаюсь смириться с этой мыслью.
Ты меня не помнишь. Ты не помнишь ничего, что связано с твоим настоящим прошлым. Твои воспоминания исправили, изменили, подрисовали под нужные цели. Гриндевальд мог убить тебя, но ты ему показался более чем достойным противником, и он захотел сотворить из тебя не менее достойного союзника. Теперь у тебя другие идеалы, другие цели и задачи, и мы по разные стороны. Я пока не знаю об этом, и мы оба не представляем, что произойдёт, если мы увидим друг друга вновь.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Ты был для меня всем. Мы были влюблены и счастливы. Я и сейчас люблю тебя, хоть и знаю, что тебя больше нет. Я вспоминаю тебя, ты мне снишься, я рисую твоё лицо карандашом на бумаге – обычным маггловским карандашом на обычной бумаге. Узнать, что ты жив – самое большое счастье для меня. Узнать, что ты меня не помнишь – большая боль.
Дальнейшее развитие – чистый лист, на котором мы можем написать всё что угодно. Разумеется, мы встретимся снова, причём, отнюдь не в дружелюбной обстановке. А дальше зависит от Вас и Вашего восприятия персонажа – можно ли стереть вместе с памятью чувства, или они дадут о себе знать)

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Что нужно знать о заявке: любые желаемые изменения можно попробовать согласовать. Второе имя персонажу, имена родителям, брату, сыну и т.д. можете придумать сами, имя первой жены так же можно заменить. По остальным изменениям и вообще по всем вопросам лучше обращаться ко мне напрямую.
Что нужно знать о персонаже: как видно из заявки, линия у него довольно интересная, он побывал на обеих сторонах, и сейчас перед ним стоит множество сложных и важных задач. Думаю, мастера в квестах так же не смогут обойти его стороной.
Что стоит знать обо мне: я могу писать посты как каждый день, так и раз в неделю - зависит от свободного времени и вдохновения, но в целом я игрок довольно стабильный. Предпочитаю играть от первого лица, от какого будете играть Вы мне не важно, как Вам будет удобно.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

- Я нашел колдомедика. – Мирьо протягивает мне чашку с горячим чаем, и я обнимаю её ладонями, уютно устроившись в на мягком диване и подобрав под себя ноги. Мужчина наливает чай во вторую чашку и садится рядом со мной.
- Это хорошая новость. Та самая девушка, что спасла тебя в Берлине? – Один из тех случаев, когда Данимир едва не умер, тогда мы все испугались за его жизнь, ведь он не появлялся в замке двое суток. Один из тех случаев, когда он подумал, что на его месте мог оказаться кто-то из нас. То происшествие и укрепило его уверенность в том, что штатный медик нам необходим, а та девушка, очевидно, запала в душу. – Сольвейг. Она согласилась?
- Да, - он отвечает и опускает взгляд. – Она.. кажется мне вполне надёжной, - говорит, словно я сомневаюсь, но мы оба понимаем, что он говорит это скорее самому себе. Доверие – хрупкий сосуд. Я не уверена, что он даже мне доверяет в полной мере – впрочем, выбора у него не остаётся, его не было фактически с первых дней нашего общения, когда он сам уговорил меня навести порядок в его голове.
- Когда она прибудет? - Я делаю глоток чая, не отрывая взгляда от друга.
- Через неделю, - он отвечает мгновенно, будто ждал этого вопроса. И кто из нас после этого легилимент? – Я бы хотел, чтобы ты поговорила с ней.
- Мирьо, - я ставлю чашку на столик, чтобы случайно не разлить на себя горячее содержимое, - от меня и так все по углам прячутся. Если я ещё допросы начну устраивать, меня и вовсе предадут анафеме. 
- Нет, не так, - он качает головой. – Ты сможешь её встретить? – он смотрит на меня, и я, чуть помедлив, киваю в ответ и снова тянусь к чашке с чаем. – Просто поговори с ней, я хочу знать твоё мнение.
- Хорошо, - соглашаюсь я, чуть придвигаясь. Сжимаю рукой его тёплые пальцы и заглядываю в глаза: – Не думай о плохом, Мирьо. Я сама собирала досье на эту девушку. Уверена, ты в ней не ошибся.


Мне нравится она уже тем, что в качестве транспорта выбрала самый  обычный поезд. Я люблю всё маггловское, потому что этот мир был привычен и дорог Дирку. В нашу первую встречу он пытался вытереть пятно от кофе с мантии салфетками.  Возможно, именно тогда я в него и влюбилась. Сейчас мне кажется, что я и вовсе любила его задолго до нашей первой встречи. Я достаю из кармана плаща маленькие часики на длинной цепочке и откидываю крышку. Поезд должен прибыть с минуты на минуту. На перроне толпятся мужчины с цветами, разодетые женщины, между ними бегают дети. Иногда мы с Дирком играли в такую игру - смотрели на влюблённую пару, семью или одинокого старика на лавке в парке и придумывали между собой им имена и истории.

Замедляющийся стук колёс и сигнальный гудок свидетельствуют о приближении поезда, и вот он подходит. Я стою чуть поодаль и считаю вагоны. Сольвейг должна выйти из восьмого, её купе ближе к правому выходу, туда и подхожу, когда состав останавливается. Я всматриваюсь в лица людей, высыпающих на перрон. Я узнаю ее по лёгкой сумке, миниатюрной фигуре, невзрачным оттенкам в одежде, по её простоте и обычности, которая кажется весьма незаурядной в этой пёстрой и наполненной радости встречи атмосфере. Я направляюсь к ней и замираю, не в силах пошевелиться, когда, наконец, могу рассмотреть её лицо. Я помню эту девушку, и это определённо она. Только вот при нашей прошлой встрече её звали не Сольвейг, как представляется она сейчас.

- Агейп, - отвечаю я, пытаясь не выдать голосом всю бурю, что поднялась у меня внутри. Своим голосом, своими умными внимательными глазами, полными заботы и участия она в одну секунду вернула меня туда, где я её видела. – Давай уйдём отсюда, слишком много людей, - бормочу, понимая, чего мне может стоить эмоциональный всплеск на вокзале, полном магглов. Я стараюсь отвлечься,  в надежде, что мои волосы или глаза ещё не поменяли цвет. Я беру под руку свою спутницу, чтобы не потерять её в толпе. Когда мы, наконец выбираемся на улицу, я отпускаю руку девушки. Здесь тоже много людей, но они хотя бы не окутывают нас плотным кольцом со всех сторон. – Нам туда, - я показываю в сторону припаркованного автомобиля, рядом с которым стоит Арчи. – Это Арчибальд, дворецкий и душа замка Калето. – Мужчина склоняется, чтобы поцеловать руку Сольвейг, а потом открывает перед нами дверь автомобиля.

Я сажусь рядом с девушкой-колдомедиком. Не так я представляла себе эту встречу. Как я могла не узнать её по колдографии? Уму непостижимо, собрать целое досье на человека и даже не понять, что видел его раньше. Мы обе молчим, и я понимаю, что она в том ещё замешательстве. Ещё бы, наверное, не такого приёма она ждала. Я понимаю, что должна что-то сказать, но не могу подобрать слов, а она и не думает мне помогать.

- Третье октября тысяча девятьсот двадцать третьего, - говорю я тихо, опустив взгляд, чтобы сдержать слёзы, рвущиеся навстречу нахлынувшим воспоминаниям. - Теракт в Мюнхене, - не думала, что это будет так тяжело произнести. – Меня привезли вместе с пострадавшими, - в тот день туда свозили всех без разбору. И волшебников и магглов. Проще было потом почистить память, чем на месте выяснять, кто есть кто.

- Вам нужен отдых, - говорит полная женщина мне, пока я уговариваю её позвать моего мужа. Я спрашиваю, что с ним, вылечат ли его, когда я смогу его увидеть, а она повторяет одно и то же как заведённая игрушка. Пластинка меняется внезапно: – Ох, Соль, ну наконец-то!

Соль? Почему она так радуется соли? Приятный голос говорит что-то про испачканный халат, я ничего не соображаю, только хочу знать, что с Дирком всё в порядке. Я пытаюсь сморгнуть слёзы застилающие глаза как раз в тот момент, когда к моему носу подносят что-то ароматное. Я вижу перед собой девушку, молодую, очень хорошенькую, но её лицо расплывается передо мной, я продолжаю что-то бормотать, но утопаю в чём-то мягком, а лицо брюнетки растворяется.

Проснувшись, я не сразу открываю глаза, по привычке пытаясь найти рукой спящего рядом мужа, но вместо второй половины кровати кисть нащупывает пустоту. Сон снимает как рукой. Я открываю глаза и сажусь в кровати, которая оказывается не моей, а кругом несколько ещё таких же, большинство занято другими людьми. Я спускаю ноги на пол и встаю на него, голова идёт кругом и я хватаюсь за край кровати, чтобы не упасть. Постепенно возвращаются воспоминания минувшей ночи, ведущей меня к тому, как я здесь оказалась. Нет, этого не могло произойти на самом деле, это лишь дурацкий сон. Ночной кошмар. Я уверена в этом, потому что не чувствую боли. Мне нужно найти доктора.

Я выхожу из палаты и ступаю по коридорам, скрестив руки на груди. Все двери распахнуты, мед.персонал проносится мимо меня, словно не замечая. Я нахожу её совсем рядом. Та девушка, которую я видела, прежде чем отключиться. Она в соседней палате от моей, общается с пациентом, задаёт ему какие-то вопросы, но не может получить вразумительные ответы. То ли он нем, то ли не говорит на немецком. Я решаю подождать и подхожу ближе,  мужчина пытается жестикулировать, и в его глазах читается отчаяние. Я перевожу взгляд на девушку, понимаю, что ещё целая больница пациентов, и ей нельзя потратить всё время на него одного, но и оставить его она тоже не может.

- Я могу помочь, - обращаюсь я к ней, подходя ближе. Читаю нашивку на кармане её халата "Хильда Леманн". - Фройляйн Леманн, я могу помочь, я понимаю, что он хочет сказать.

❖ СВЯЗЬгостевая-лс

Отредактировано Ageyp Wagner (1 июля 13:31:35)

+5

5


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ЦИНО ИОНЕСКУ
БЕСПУТНАЯ ЦЫГАНКА С ТРАГИЧЕСКИМ ПРОШЛЫМРАЗЫСКИВАЕТ БЫВШЕГО МУЖА И БАРО ТАБОРА------------------------------------------------------------------------------------------------------------
https://78.media.tumblr.com/ae3dde2928c73f58eb47aeab1a5b99cc/tumblr_onae5vMAjR1vtpmx7o10_500.gif

Henry Ian Cusick

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Краткие факты о Цино Ионеску:

❖ Родился в 1892 году, как вариант - в Delta Dunării (Дельта Дуная, Румыния.)
❖ Родился и вырос в румынском цыганском таборе.
❖ 13 августа 1910 года женился на Марии и остался в её таборе (нужен обоснуй).
❖ 4 октября 1914 года потерял в пожаре друзей, а так же нерождённого сына Анджело.
❖ После 1916 года живёт раздельно с Марией, в какой-то момент стал Баро её табора.
❖ Промышляет, как и его предшественник, контрабандой - артефакты, запрещённые зелья и компоненты к ним, животные, которых Министерство Магии считает опасными.
❖ Патронус Цино - Тигр




Выдержки из анкеты для тех, кому лень читать её целиком:

V. GYPSY RED13 Августа 1910 года,
Сен-Мари-де-ла-Мер, Франция.

Свадьбы в любой цыганской общине, даже маггловской, всегда были вопросом крайне важным, являясь своеобразным делом чести для обеих семей. По давней традиции, зародившейся много веков назад (папа шутил, что это случилось ещё во времена молодости самого Мерлина), Мария была посватана едва ли не с рождения, о чём возвещала особая монетка, подвешенная над её кроватью, принесённая сватами её будущего мужа. В детстве девочка безумно ею гордилась и даже какое-то время носила как украшение на своей шее, гордо выхаживая перед другими девчонками во дворе, пока к тем тоже не зачастили сваты.

Время бежало неумолимо быстро. Казалось, ещё вчера они с отцом выбирали волшебную палочку, а сегодня уже прилетела сова с известием от семьи будущего мужа: свадьбе быть в августе. Но чем больше становился мир вокруг Марии, тем меньше ей хотелось связывать себя узами брака, особенно с кем-то, кого она видела от силы пару раз в жизни. Мама улыбалась ей грустной улыбкой каждый раз, стоило двенадцатилетней Марии завести об этом разговор, отец же искренне недоумевал и не понимал её переживаний. Традиция подобных браков была заложена много веков назад и, по мнению Штефана, давала хорошие плоды - большинство семей имело до десяти детей, а уж о таком понятии как "развод" в их общине даже не слышали. Брак, связанный клятвами, что были даны при всей родне, могла расторгнуть только смерть.

Но отцу было легко судить - суженая самого Штефана умерла от брюшного тифа много лет назад, опечалив его и всю семью до глубины души, но тем же самым развязав мужчине руки. Не связанный ни с кем более обещаниями, отец женился на Флорентине - дочери почтенного итальянского целителя из Генуи, вскружив ей голову рассказами о свободе, путешествиях и вечной любви. Тина убежала со Штефаном без оглядки, и казалось, что их любовь суждена жить вечно. Лишь иногда, когда усталость дня давала о себе знать, Мария видела, как мать смотрит куда-то вдаль, взглядом, полным горькой печали и ностальгии.

Родительский брак, всегда казавшийся невероятно крепким, порой трещал по швам. Мать, гордая итальянка, чей род насчитывал уже несколько поколений достойных волшебников, даже спустя многие годы не могла привыкнуть к своему вынужденному низкому положению и необходимости притворяться ясновидящей на маггловских ярмарках. Дара предвидения у матери не было отродясь, однако она без труда читала людей, словно открытые книги - достаточно было лишь мимолётного взгляда, точно подмечавшего все детали, и портрет человека, его мыслей, тревог, надежд и желаний, был готов в голове женщины. Порой Марии думалось, что не сбеги Флора с отцом, из неё бы вышел прекрасный аврор.

Пару раз Мария даже помышляла сбежать из дома, терзаемая бунтарскими мыслями о свободе, ждущих её где-то драконах и нескончаемых приключениях, однако обречь свою семью на подобный позор не позволяла любовь к родителям, поэтому, как только подошёл срок, незадолго до своего тринадцатилетия, Мария послушно вышла замуж.

Цино, вытянувшийся и возмужавший за прошедшие годы, вызывал среди подружек Марии восторженные перешёптывания, а у самой невесты - неконтролируемые приступы паники. В его глазах цвета дёгтя было что-то опасное, чужое, и стоило Цино прикоснуться к ней - девушка вздрагивала всем телом. Перед глазами стояла просившая подаяния блаженная, которую они недавно видели на рынке к северу от Будапешта. Местные цыганки поговаривали, что её муж не только бьёт её, но даже отобрал волшебную палочку, сведя своей тиранией с ума. Эти рассказы заставляли Марию лишь сильнее сжимать палочку пальцами, цепенея от ужаса, стоило только Цино зайти в одну с ней комнату.

Всю свадебную суету девушка помнит смазано - ей всё время казалось, что она наблюдает за происходящим со стороны, словно являясь случайным свидетелем собственной жизни. Единственным светлым пятном всего этого матримониального фарса оказался подарок Цино своей невесте, совершенно необязательный, но безусловно вызвавший шквал одобрительных аплодисментов. В большой коробке, принесённой Цино и его отцом и поставленной к ногам Марии, спал маленький котёнок жмыра, свернувшись уютной баранкой, смешно пряча свой нос в густой тёмно-серый мех. Девушка замерла от неожиданности, задержав дыхание, и спустя миг подняла его на руки, счастливо улыбаясь, когда тот недовольно зевнул, демонстрируя окружающим острые, но наверняка ещё молочные клыки, и взглянул на свою новую хозяйку немигающим взглядом янтарных глаз.

Спустя с десяток песен и танцев Цино взял Марию под руку, под одобрительное улюлюканье гостей выводя из общего зала в спальню, захлопывая за ними двери, оставаясь с теперь уже женой наедине. Мария опустила голову, развязывая своё простое белое платье, расшитое маками умелыми руками матери, позволяя ему лужицей упасть к ногам, открывая взгляду Цино худое, нескладное девичье тело, и поспешно легла на кровать, зажмуривая глаза, чувствуя, как сердце бьётся в груди набатом. Холодный воздух комнаты бесстыдно лизал чувствительную кожу, тут же покрывшуюся мурашками, а песни гостей за дверью казались заупокойными песнопениями.
Юноша медлил, разглядывая свою невесту, мучительно закусившую губу в ожидании первого соития (из рассказов уже замужних подруг Мария знала, что ожидать стоит только лишь боли и стыда). Когда он опустился рядом, девушка ожидала чего угодно, но не мягкого, осторожного касания губ, согревших лёгким поцелуем её висок. Цино сел на постели, направив палочку на свою ладонь, и едва слышно что-то прошептал, а спустя пару секунд, Мария почувствовала, как по бедру потекли горячие капли. Распахнув глаза, она увидела капли крови мужа на своей коже и белоснежном хлопке постели, стекавшие с его разрезанной ладони. Она непонимающе подняла на него свои глаза, натолкнувшись взглядом на мягкую улыбку и столь необычно тёплый взгляд.
- Мы ещё успеем. Когда ты будешь готова и захочешь меня сама. - слова, сорвавшиеся с губ мужа впечатались, казалось, в её сознание, заставляя сердце замереть на высокой ноте. Неуверенно кивнув Цино в ответ, Мария тут же потянулась за своей палочкой, бормоча под нос заживляющее заклинание, жалея, что рядом нет отцовского саквояжа с зельями - ни одно заклинание не было так эффективно, как его заживляющий элексир. Когда рана затянулась до белёсого шрама, пересекшего линию жизни надвое, Мария коснулась отметины губами. Так всегда делала мама, стоило кому-нибудь из детей Караджиале рассечь коленку, порезаться или поставить болезненный синяк. Резкий выдох мужа заставил Марию поднять на него глаза - в чёрных, как антрацит, глазах читалось удивление и какое-то своеобразное волнение.
- Чтобы не болело. - пояснила девушка, опустив глаза.
- Чтобы не болело... - повторил юноша, выдыхая и притягивая к себе жену, устраивая её голову на своём плече, собираясь с силами, чтобы выйти к гостям с традиционными доказательствами чистоты невесты, скрепляя их брак спасительной ложью.

VI. ARSENIC BLACK4 Октября 1914 года,
Лес Хоя-Бачу, Румыния.

Сколько Мария себя помнит, отец всегда был эксцентричным, даже по меркам магического мира. Он мог неделями пропадать в горах, выслеживая с дядей Ионом диких гиппогрифов, чтобы затем втридорога продать их перья производителям волшебных палочек, развести целое стало лунотелят ради удобрения, так ценимого в магической ботанике, или пригнать выводок ишак ради их кожи. Штефан, уже из более благородных побуждений, запросто мог притащить домой и выходить раненного джарви, научившего Марию с братьями таким словечкам и выражениям, что мама ещё долго швырялась в отца проклятиями и сглазами, крича на весь табор, что он портит её детей. Рваные раны, оставленные кусачим зверьком на руках и ногах отца, девушке пришлось залечивать тайком от матери - Флорентина была совершенно непреклонна в своём гневе.

Но самой большой страстью отца были, безусловно, драконы. Он мог часами рассказывать о разных породах драконов, часть из которых ему довелось увидеть воочию, часть - лишь на иллюстрациях в магических справочниках. Когда отец говорил о них, Мария могла поклясться, на дне зрачков полыхало самое настоящее драконье пламя, а от волнения у него начинал дрожать голос. Неудивительно, что после такого поголовно все дети Караджиале хотели стать драконологами, но поняв тщетность подобных надежд, хотя бы подпольно разводить драконов, подобно тому как отец разводил фестралов.

Однажды отец с Ионом пропали на месяц. Табор, вместо положенных двух недель простоял на одном месте целый месяц, сумев привлечь внимание маглов даже не смотря на все маглоотталкивающие и дезиллюминационные чары, что это практически вылилось в конфликт. Подросшие братья, несмотря на увещевания матери, вместе с ещё парой мальчишек Иона, умудрились встрять в драку, да так, что затем их разыскивали разъярённые отцы побитых маггловских ребят.

Сухой западный ветер пах неприятностями, гоняя пожелтевшие листья Хоя-Бачу по запревшей траве, когда на горизонте появились две фигуры в запыленных плащах. Отец и Ион весьма истощали за время своего длительного отсутствия, а под глазами обоих залегли тёмные, почти чёрные тени. Мария тогда проплакала всю ночь - лицо отца казалось измождённым лицом чужака, покрытым ссадинами и запёкшейся кровью, но никак не лицом родного человека. Наутро отоспавшийся и отъевшийся отец показал им свою драгоценную добычу - несколько ещё совсем мелких, размером едва ли превосходящих куриные, яиц перуанского змеезуба. Яйца были холодными на ощупь, с красивой медной скорлупой, покрытой тонкими чёрными разводами, словно трещинами. Тогда они казались Марии практически драгоценными камнями, блестевшими в свете камина.

Следующие недели отец проводил в "курятнике" - так пренебрежительно Флора называла специальную повозку, что отец соорудил для драконьей кладки и гордо именовал драконьим закутком. Штефан отлучался по сто раз на дню проверить температуру яиц, прыгая, как мальчишка, каждый раз, как ему казалось, он слышал треск скорлупы. Жить с отцом становилось сложнее с каждым днём - он запросто мог провести весь день, убаюкивая кладку, по ночам что-то без конца бормотал во сне, а день, когда из неё наконец вылупились драконы, девушка не забудет никогда. Ей пришлось разделить горечь этого дня с матерью - отец так сильно не радовался даже рождению своей младшей дочери Лауры. Все тяготы помощи малышке и недавно разродившейся и ещё не окрепшей матери легли на плечи Марии, которая к тому времени уже сама носила под сердцем ребёнка, будучи практически на сносях.

Беда не заставила себя долго ждать. Агата и Томаш, всегда радовавшие глаз своим детским задором и смехом, слегли вечером с температурой, а к утру уже покрылись ужасной зелёно-фиолетовой сыпью, приведшей мать в абсолютный ужас - будучи дочерью целителя, она весьма неплохо разбиралась в симптомах. Спустя всего пару дней ещё пять детей общины слегло с теми же симптомами, а к концу недели жертвой заразы стали двадцать пять человек, включая мать Марии. Цино, сообразивший быстрее многих, что к чему, практически силой запер жену дома, опасаясь заразы, и лишь по обрывочным рассказам мужа девушка знала, что Ион послал своего патронуса в соседний табор, прося о помощи.

Противодраконья сыворотка прибыла поздно - у большинства заболевших кожа уже стала болотно-зелёного цвета, и последние силы покидали многих из них. Мария металась по дому, сходя с ума взаперти, не в силах помочь родным людям, каждый раз проклиная мужа, что решительно не пускал её наружу.

Всё кончилось быстро - Мария проснулась от истошных криков и запаха гари. Выйдя на улицу босая и в одной сорочке, она тут же почувствовала кожей жар, доносившийся со склона - зачарованный лес пылал, треща в предсмертной агонии. Люди носились вокруг, и в этом хаосе девушка пыталась найти свою семью.

Родительская повозка стояла ближе всего к лесу, и первое, что смогла разглядеть оцепеневшая от ужаса девушка - отца, стоявшего перед домом на коленях, державшего Лауру в руках и убаюкивавшего её так, словно это не пламя полыхало в паре десятков метров от них, а солнечный блик. Мария кинулась к Штефану, дёргая того за плечо, и тут же отшатнулась, словно пьяная - отец не убаюкивал сестру, он, совершенно обезумев, выл как раненое животное леденящим душу воем, держа свою мёртвую дочь на руках - слабый детский организм не пережил заразы, и маленькое, хрупкое тело сестры уже успело задеревенеть, стеклянным взглядом карих глаз навеки обречённое смотреть в холодную пустоту ночи.
Мария кинулась в дом - там наверняка всё ещё оставались Томаш и Агата. Голоса старших братьев Мария слышала вдалеке - кажется, они пытались потушить чью-то загоревшуюся повозку.

В темноте родительского дома Мария зажгла Люмос, тут же затыкая нос рукой от ужасного смрада, что висел в воздухе густым гноем, и тут же почувствовала, как внутренности словно вывернуло наружу. На родительской кровати, обнимаясь, лежали бездыханные Флора с Агатой, а Томаш заходился в предсмертном хрипе, глядя на старшую сестру тускнеющим взглядом - Мария была готова поклясться, что чувствовала кожей, как последняя искра жизни почти покинула измученное тело Тома. Схватив его на руки, девушка выбежала на улицу, моля о помощи, но её крик утонул в мешанине других. Сырая земля, на которую Мария положила брата, тогда показалась ей мягче пуха. Девушка старательно пыталась припомнить все заклинания, которыми можно было помочь, они сыпались с губ без остановки, а палочка танцевала в руках безумный танец, всполохами заклятий освещая лицо Тома, так же, как и Лаура, глядевшего без страха в небо, но ничего не происходило - ужасные язвы и волдыри не затягивались, и лишь когда какая-то сила рванула Марию вверх, заставляя прийти в себя отрезвляющей вспышкой боли, девушка смогла разобрать слова мужа:
- Он мёртв, Мари, ты ему не поможешь!

Смысл слов Цино доходил, словно через несколько барьеров заглушающих заклинаний - Мария смотрела на него непонимающим взглядом, дрожа всем телом от полного бессилия, чувствуя, как подкашиваются ноги, а окружающий мир уменьшается до крохотной точки, исчезая по спирали в пустоту.

Когда девушка пришла в себя, вокруг было совершенно тихо. Ей казалось, что она слышит даже то, как кровь бежит по собственным венам, но сил подняться не было. Муж зашёл в комнату спустя всего пару минут - явно поставив какое-то сигнальное заклинание на её пробуждение. Цино провёл пальцами по её скуле и внезапно разрыдался, как мальчишка, пряча своё лицо в ладонях. Мария попыталась сесть на кровати, тут же почувствовав, что нечто в ней изменилось - быстрый взгляд вниз, и по телу прошлась ледяная волна ужаса.
- Где мой ребёнок, Цино? Где мой ребёнок!?! - вместо ответа муж помотал головой, тут же прижимая к себе девушку с такой силой, от которой жалобно затрещали кости, но даже этого было мало, чтобы остановить тот взрыв сверхновой, который произошёл в её голове от осознания случившегося. В комнату вошёл кто-то ещё (сквозь пелену слёз было не разобрать ни голоса, ни лица), и спустя пару мгновений всё снова погрузилось во мрак.

Следующие несколько недель девушка помним с трудом - день сменялся днём, ночь ночью. Мария просыпалась, выпивала зелья, которые приносил ей Цино, и практически сразу проваливалась в сон без снов, перемежавшийся редкими попытками мужа заставить её поесть или заговорить. Когда спустя долгие месяцы восстановления девушка спросила, что же случилось той роковой ночью, муж затянулся сигаретой и в бессильной ярости ударил по двери.

Ион, обнаруживший свою младшую дочь мёртвой, совершенно обезумел от горя. Чёртовы драконы, ради которых они с братом добирались на край света и несколько раз чуть не лишились жизни (так сильно Штефану хотелось разводить настоящих драконов), забрали его родную кровь, и потому, в порыве ярости, дядя ринулся в леc к "драконьему загону" и поджёг драконий закуток Адским Пламенем. Цино говорил, что Ион смеялся совершенно безумным смехом, когда братья Караджиале оттаскивали его к стоянке. Адское пламя разгоралось и распространялось слишком быстро, плотоядной змеёй сжирая предложенное ему угощение: зачарованный лес, повозку и прежде всего четырёх молодых драконов, истошно кричавших в ужасе, когда языки пламени слизывали их крепкую, бронированную чешую словно йоркширский пудинг, треща их костями, словно те были сухими деревяшками. Где-то на задворках одурманенной успокоительными зельями памяти, девушка помнила их отчаянный крик - слишком жестокая смерть даже для тех, кто стал причиной смерти очень многих.
Когда огонь перекинулся на ближайшие повозки, многие из заболевших были уже мертвы, в основном те, кто был слишком слаб, чтобы пережить заразу - малые дети, старики, а так же мать Марии, ещё не окрепшая после недавних родов. К тому времени как Цино нашёл жену, из большой семьи Караджиале оставались лишь пятеро вместо девяти.

Девушка выдохнула, проводя пальцами по своему животу, поднимая пустые, выцветшие глаза на мужа с немым вопросом на губах - Анджело. Я назвал его Анджело. Подумал, что так будет... правильно.
Мария кивнула, опускаясь обратно на кровать, чувствуя, словно превратилась в дементора - в груди больше не билось сердце, душа была выкорчевана с корнем, и от неё осталась лишь  пустая телесная оболочка. Пожалуй, если бы в тот миг смеркут опустился на неё своим смертельным саваном, она бы приняла его спасительные объятия с благодарностью.

VII. MIDNIGHT BLUEлето 1916 - зима 1924 года,
Каждая глухая дыра Европы.

После ужасающих событий 1914 года семья Караджиале развалилась - отец, лишившийся рассудка от чувства вины, сжиравшего его заживо изнутри, практически не узнавал своих детей, и, казалось, не вполне осознавал происходящее, бормоча бессвязную бессмыслицу себе под нос. Старшие братья, потерявшие свои семьи в ту ночь в адском огне и лихорадке драконьей оспы, ушли на фронт, даже не попрощавшись, словно виня всех за случившееся. Мария провела долгие месяцы в практически кататонии, не находя в себе сил даже встать с кровати или ответить мужу, который изо всех сил пытался вырвать девушку из непроглядной тьмы безразличия. А на плечи четырнадцатилетнего Марко легла ответственность за отца, по сути сделав его главой семьи Караджиале.

Когда их табор проезжал привычным маршрутом мимо Хоя-Бачу, из зачарованного леса, встречавшего кочевников чёрными пиками обгоревших мёртвых деревьев, то и дело появлялись дементоры - отец рассказывал, что они, подобно грибам, растут на земле, обагрённой человеческой кровью, страданиями и болью. Несколько из них вились, подобно воронам над медленно идущими повозками, то и дело пикируя вниз, пытаясь выцепить хоть одну жертву.
Мария взглянула вверх, видя, как один из них устремился к ней вниз, и тут же подняла палочку отточенным движением, пытаясь сконцентрироваться хоть на обрывке счастливого воспоминания, но из палочки вырвалась только тусклая струйка невнятного дыма. Дементор приблизился к лицу женщины, обдавая её запахом мертвечины, и медлил, словно выжидая, спустя мгновение ринувшись дальше, тут же сталкиваясь в воздухе с тигром, патронусом Цино. Когда муж подошёл к Марии, она смеялась, пряча лицо в ладонях, с которых капали слёзы.

В день, когда Мария сказала мужу о своём решении вопреки всем традициям и устоям уйти из табора, он лишь обречённо выдохнул, покачав головой и прикуривая себе очередную сигарету (дурацкая привычка, перенятая им у какого-то маггловского подельника), ведь решение жены не стало для него громом среди ясного неба.
Отпускать Марию Цино было, наверное, невероятно тяжело. Девушка избегала смотреть мужу в глаза и отворачивала лицо всякий раз, когда он пытался ласково коснуться пальцами её щеки, словно на дне души боясь, что он сможет убедить её остаться. Раны, оставленные в душей пережитой утратой, хоть и затянулись рубцовой тканью, продолжали кровоточить изнутри. Месяц за месяцем Марию преследовали то видения улыбавшейся ей мягкой улыбкой матери, из уголков глаз и губ которой начинала сочиться чёрная кровь. То во снах она видела Агату и Томаша, игравших с подросшей Лаурой, которая на ещё плохо ходящих ногах пыталась поспеть за лукотрусом, и эту весеннюю идиллию сметало Адское пламя. Спустя многие месяцы она всё ещё просыпалась от собственного крика, в холодном поту, практически осязая кожей жар пламени, выжигавшего Анджело из её нутра, вынужденная спать отдельно от мужа, с десятком заглушающих заклинаний, наложенных на стены, двери и окна комнаты.

Мария ушла на рассвете, когда на горизонте ещё только поднималось алое зарево. Обручальное кольцо было оставлено на столе вместе с запиской, написанной неровным почерком: "Постарайся быть счастлив". Из вещей были взяты только любимая куртка Цино, которую он так часто заботливо накидывал жене на плечи, бабушкин фамильный гримуар с заклинаниями и зельями, секрет которых передавался поколениями по женской линии, да жмыр Никс, упрямо следовавший за хозяйкой, невзирая на её тщетные попытки его запереть и оставить с Цино.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

[html]<table style="undefined;table-layout: fixed; height:90px; width: 540px">
<colgroup>
<col style="width: 5px">
<col style="width: 35px; HEIGHT: 100PX" bgcolor="#bebfbf" >
<col style="width: 200px; HEIGHT: 100PX" bgcolor="#bebfbf">
<col style="width: 30px; HEIGHT: 100PX" bgcolor="#bebfbf" >
<col style="width: 8px" bgcolor="#38726f">
</colgroup>
  <tr>
    <td></td>
    <td valign="MIDDLE" align="right"><font color="#38726f">“</font><br></td>
    <td align="justify"><h5><font color="#585e5d"">НЕТ, — БЫСТРО СКАЗАЛ ОН. — ТОЛЬКО НЕ ЭТО. ОСТАТЬСЯ ДРУЗЬЯМИ? РАЗВЕСТИ ОГОРОДИК НА ОСТЫВШЕЙ ЛАВЕ УГАСШИХ ЧУВСТВ? НЕТ, ЭТО НЕ ДЛЯ НАС С ТОБОЙ. ТАК БЫВАЕТ ТОЛЬКО ПОСЛЕ МАЛЕНЬКИХ ИНТРИЖЕК, ДА И ТО ПОЛУЧАЕТСЯ ДОВОЛЬНО ФАЛЬШИВО. ЛЮБОВЬ НЕ ПЯТНАЮТ ДРУЖБОЙ. КОНЕЦ ЕСТЬ КОНЕЦ.</font></h5></td>
    <td valign="MIDDLE" align="left"><font color="#38726f">”</font><br></td>
     <td></td> </tr>
</table>
[/html]

[html]<table style="undefined;table-layout: fixed; width: 540px; height: 100%; font: 1em verdana, arial, helvetica, sans-serif">
<colgroup>
<col style="width: 10px">
<col style="width: 15px" bgcolor="#38726f">
<col style="width: 500px" bgcolor="#bebfbf">
<col style="width: 5px"  bgcolor="#bebfbf">
</colgroup>
  <tr>
    <td></td>
    <td></td>
    <td align="justify"> <br><font color="#2c4143">
Мы изначально совсем не подходили друг другу.<br><br>

Ты был выбран в мужья не мной, а моими родителями, так же как никто не спрашивал твоего мнения, когда в шесть лет ты узнал от своих, что уже посватан на годовалой девчонке из другого табора. Никто не дал нам выбора, когда нас привели в свадебный шатёр, где под выжидательным и молчаливым гнётом всей многочисленной родни, нас вынудили принести друг другу клятвы верности, которые связали нас вместе почище Непреложного Обета. Ты был незнакомцем, с которым мне приходилось каждый день делить кров и каждую ночь постель. Пока однажды, заснув  рядом с чужаком, я не проснулась с родным человеком.<br><br>

Ты всегда был заботливым и терпеливым, выжидая моей готовности наконец сделать первый шаг тебе навстречу, с благородным, непоколебимым спокойствием, излучая уверенность и тепло. Твои сильные руки всегда смыкались вокруг меня защитным кольцом, и казалось, что ни одна беда не сможет настигнуть меня, пока я в твоих объятиях. Порой ты был несгибаемо упрям в наших размолвках, но ни разу не позволил себе повысить голоса или поднять руки, с незыблемой невозмутимостью стоя на своём, пока я наконец раздосадованно не сдавалась. Ты был моей опорой, моей свободой и моим воздухом. Первым, о чем я думала, когда просыпалась, и последним, о чём я думала, засыпая. Каждое утро, перед уходом, ты касался губами моего плеча, и каждую ночь, ты прижимал меня к себе, словно любой день порознь был для тебя такой же мукой, как для меня.<br><br>

Мне казалось, что судьба преподнесла нам двоим самый щедрый подарок, но мы оба даже не подозревали, что спустя пару лет она окончательно отвернётся от нас, превращая наш Эдем на двоих сразу во все девять кругов ада. Адское пламя и драконья хворь выжгли из моей души всё, оставив тебе лишь телесную оболочку, заполненную до краёв болью, отчаянием и горем, до которой тебе не удалось достучаться, сколько бы ты не пытался. Каждый раз, как я поднимала на тебя свои глаза, я видела в твоих чертах нашего сына. У Анджело были бы твои глаза? Твой нос? Скулы? Я почти уверена, что он был твоей маленькой копией. И эти мысли заставляли меня изо дня в день сходить с ума.<br><br>

Я мало что знаю о твоей жизни после моего ухода. Из редких писем Марко я знаю лишь то, что на общем совете тебя выбрали новым баро нашего табора. Это не удивительно - твоя холодная голова, умение продумывать, просчитывать всё наперёд и поразительный талант заботиться о тех, кто тебе дорог делают тебя идеальным главой. И Марко говорит, что у тебя это выходит с невероятной лёгкостью.<br><br>

Я знаю, что ты не смог снова жениться, потому что в глазах нашей общины мы по прежнему женаты, пусть и прожили последние одиннадцать лет порознь. Видит бог - я так часто просила судьбу сжалиться над нами и наконец оборвать мою беспутную жизнь, хоть так подарив тебе свободу, но она лишь смеялась над моей мольбой, раз за разом удерживая на краю за миг от падения. Я полагаю у тебя были другие женщины, и может быть кто-то из них даже подарил тебе ребёнка. Я просила судьбу за тебя, потому что ты заслуживаешь любви и счастья больше всех, кого я знаю. Не бесплодное тело и искорёженную душу, а кого-то, кого не придётся защищать от себя самой, день за днём заново вытягивая из пучины кошмара наяву. <br><br>

Я очень надеюсь, что ты счастлив, Цино. И я очень боюсь снова тебя встретить.<br>
Просто потому, что до сих пор не могу посмотреть тебе в глаза.<br><br></font></td>
    <td></td></tr></table>[/html]

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Учитывая прошлое наших персонажей, в плане игры у нас полностью развязаны руки. Мы можем играть что-то тёплое и неспешное из прошлой семейной жизни с цыганско-кочевым колоритом, кровавую драму трагедии драконьей оспы и пожара, можем играть случайные встречи после нашей разлуки. Мне бы лично хотелось отыграть несколько моментов как минимум:

[1] Мария с отрядом преследуют группу магов, которые занимаются контрабандой артефактов, некоторые из которых, весьма сомнительных свойств. В пылу погони, команда разделяется, и Мария, преследующая одного из преступников в маске, загоняет его в переулок, вынуждая снять маску. Под ней мужчина, которого она не видела уже много лет - Цино. Мария даёт ему уйти, не смотря на то, что это грозит ей большими проблемами, если это вскроется, но считает, что всё равно поступила верно. Перед снятием маски, мы можем отыграть лёгкую боёвку и разнести часть переулка. (Халк Маша крушить, Маша ломать!)

[2] Мария, спустя почти пятнадцать лет возвращается в табор, чтобы закрыть последний вопрос, оставшийся открытым - брак с Цино. В глазах общины Мария и Цино всё ещё являются семьей, и потому ни один из них не может строить свою жизнь дальше. Так как в цыганской общине нет понятия о разводе, на уме у Марии есть решение, которое наверняка дастся трудно обоим, но может дать обоим шанс на счастье в дальнейшем.



[!] Важно
Я ищу персонажа не в свиту себе, и не в качестве поклонника, который будет сидеть и смирно ждать благосклонности в тени. Я не прошу играть историй о вечной любви и лебединой верности, более того, осознаю, что в Мария видит мужа едва ли не святым человеком, поэтому буду только рада, если у игрока получится сделать его более реальным, придав ему больше несовершенства и тёмных граней характера.

Я буду очень за, если игрок придёт на игру со своей парой, так как не навязываю никаких романтических отношений или высокорейтинговых игр, разве что прошу отыграть со мной некоторые моменты [отыгрыш с временным возвращением в табор], которые для моего персонажа являются ключевыми. Поскольку я питаю исключительно нежные чувства к Цино, я готова обеспечить графикой, вниманием, решением практически любых вопросов, что могут возникнуть.

Я играю в достаточно улиточном темпе, готова ждать постов и вдохновения партнёра, поэтому не буду требовать пост каждый день/неделю/месяц. Я никогда не смотрела на объём постов партнёра, ибо для меня главное, чтобы не было воды ради дополнительных символов, поэтому для меня приятны посты любой длины больше 2К символов (ибо в меньшее количество трудно вложить сюжет или смысл, на мой взгляд).

Единственное, о чём бы мне хотелось вас попросить, это чтобы вы не бросали персонажа, если возьмёте, ибо больше всего не люблю отыгрыши начатые и заброшенные, словно надкушенное яблоко, которое оставили гнить.

Я открыта для новых идей и готова внести какие-то изменения в анкету/видение Цино, если у вас есть какие-то идеи на этот счёт.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

Марии нравилось Калето - крепость, слившаяся воедино с острыми пиками грозной горы в своеобразном защитном симбиозе. Цыганке претили как душные и тесные дома больших городов, так и роскошные, устремлявшиеся к небу, замки богачей, словно стягивавшиеся петлёй удавки на её нежной шее, не дававшие ей сделать вдох полной грудью, стоило пробыть в них слишком долго. Белоградчик же, в своём восхитительном раздолье и единении с природой, пленил её с первой же минуты, но ни при каких условиях она бы не призналась в этом Краму, надменно и горделиво упомянувшему про сколько-то там поколений его великих предков, которым принадлежал этот замок.

Первые пару недель своего пребывания в замке, Мария не позволяла себе слишком многого - женщина осторожно прощупывала почву, с каждым разом позволяя себе всё больше и больше, словно пытаясь определить границы дозволенного по тому, когда же возникнут проблемы. И если первые дни Арчибальд, сквиб, судя по его дряхлому внешнему виду, прислуживавший семье Крама как минимум пару сотен лет, был с ней любезен и учтив, как с любой другой гостьей хозяина, то в последствии взял на себя роль немого тюремщика. Стоило Марии выйти из своей спальни, как его чуть сутулый силуэт возникал на горизонте - срочно понадобилось в пятый раз за неделю отполировать канделябры в коридоре, словно с этим не могли справиться домовые эльфы, или же деловито проходился метёлкой для пыли по корешкам книг, пока Мария разглядывала древние фолианты в библиотеке Крама, выбирая себе чтиво на ночь. Марии это казалось невероятно забавным, особенно когда удавалось стиснуть что-то из под его носа, и оставить это в самом неподходящем месте - старик не находил себе места, обыскивая весь замок, едва слышно ворча себе что-то нелицеприятное под нос. В этом едва слышном бормотании Мария пару раз явственно слышала "липкие ручонки", "дурная кровь" и "госпожа Ламия была бы в ужасе..".

Кто такая Ламия Мари узнала только спустя три месяца. В одном из длинных коридоров находилась дверь, запечатанная наглухо заклинаниями, с покрывшимся ржавчиной замком - явно в это помещение не заходили месяцами, если не годами. Чтобы вскрыть дверь, девушке понадобилось целых четыре часа, пока Арчибальд был занят устранением потопа - горный родник, в который Мария кинула один из артефактов Бланко, очевидно что-то усиливающий, бил мощным ключом в потолок, заливая кристально чистой и практически ледяной водой нижний этаж замка.
Пока мужчина был занят устранением неполадки, а Крам был в очередном отъезде (к счастью принудительные заседания в аврорате на цыганку не распространялись), Мария была целиком и полностью посвящена своей цели - открыть двери во что бы то ни стало.
Когда все слои магической защиты были сняты словно луковая шелуха, а замок, не реагировавший ни на "Alohomora", ни на целый ряд других заклинаний, поддался обычным отмычкам в отсутствии оригинального ключа, Мария вдохнула с удовольствием, тут же разочарованно выдыхая - комната была возмутительно пуста. В её центре стоял массивный деревянный стол с какой-то картой, выжженной на лакированной столешнице, окружённый резными стульями, а на стене висел сильно поистрепавшийся и выцветший гобелен.
Когда цыганка подошла к гобелену, дёргая его за краешек - с него лавиной посыпалась пыль, заставляя женщину закашляться и обнажая бордовую ткань, исписанную именами - семейное дерево с ветвистыми корнями, уходящее в прошлое так далеко, что Марии казалось, что наверху, под потолком можно отыскать имя самого Мерлина. Она мягко коснулась ткани, чувствуя как под пальцами заискрили сохраняющие заклинания (теперь понятно, почему пыль просто соскользнула с ткани), и провела ими вниз, выискивая имя Данимира. Искать пришлось не долго, и Мария тихо выдохнула, чувствуя как губы сковывает едва ощутимая, грустная улыбка - рядом с именем Мирко стояло ещё одно - Десимир. Всего два месяца прошло. Неуместных вопросов Краму о погибшем в теракте брате Караджиале предпочитала не задавать, уважая его право на скорбь. Пальцы скользнули чуть выше, и наткнулись на другое имя.
Ламией же оказалась мать Данимира (цыганка тут же вспомнила небольшой портрет грустной миловидной дамы, что висел в кабинете Крама) - Так вот кто она ему...

Со следующей такой закрытой комнатой пришлось повозиться куда дольше. Предупреждающие знаки, кажется с сотню заклинаний, спутанных в единую защитную паутину, замки, засовы - всё просто кричало то том, чтобы любой проходивший мимо - проходил мимо ещё быстрее, но это лишь больше распаляло Марию. Если судить по степени защиты, то в этом помещении должны были храниться как минимум все золотые запасы древнего семейства, хотя Караджиале надеялась на что-то поинтереснее, чем просто горы золотых слитков или фамильных драгоценностей. Каково же было её разочарование, когда после недели распутывания этих магических головоломок, дверь подалась, открывая её взору... ванную комнату. Пустую, пыльную ванную комнату. Цыганка нахмурилась, тут же чувствуя прилив энергии любопытства, как взгляд наткнулся на туалетный столик, уставленный разнообразными флаконами. Большая часть из них была пуста, в некоторых находились зелья, явно бывшие когда-то косметическими. Пожалуй, если бы сейчас кто рискнул намазать что-то похожее на молодильный крем на лицо, этот "крем" прожёг бы кожу до самой кости.
- М-да, негустой улов.. Ни сокровищ, ни чудовищ...

Мария уже было собиралась покинуть помещение, разочарованная своей находкой, как внезапная идея иглой прошила её сознание. Данная ванная была едва ли не в три раза больше её собственной. Огромное панорамное окно, украшенное витражом, так чарующе блестело в солнечных лучах, окрашивая комнату в калейдоскоп цветов, танцевавших по стенам и плавившихся воедино в этом танце. Несколько взмахов палочки, и пыль собралась внушительной горкой в тёмном углу ванной - не так чисто и хорошо, как было бы после трудолюбивых рук домашних эльфов, но комната уже преобразилась. Мария закрыла глаза, упираясь левой рукой в бок, постукивая в задумчивости палочкой, цепко зажатой пальцами правой руки, себе по плечу, припоминая заклинания, которыми мать пользовалась чаще всего. Марии потребовался ещё час, чтобы оттереть заклинаниями пятна с многочисленных кранов и труб, собрать испорченные зелья в кучу, оставив на столике только те, срок годности которых, видимо, исчислялся столетиями, и довольно выдохнула, быстрым "Эванеско" убирая ненужный мусор. Ванная практически сияла чистотой, и была отличной заменой её удобствам, без намёка на окно или подобную роскошь убранства.

Женщина включила воду, с удовольствием отмечая, что проблем с чистотой воды или исправностью кранов или труб не наблюдается - огромная, размером с всю её ванную комнату, ванная быстро наполнялась водой. Мария легко повела палочкой произнося "Volitare", заставившееся зажжённые свечи парить в воздухе, освещая комнату, погружавшуюся во мрак, стоило только солнцу завалиться за близлежащую гору.
Из одного из маленьких кранов, расположенных слева от входа, лилось чистейшее розовое масло, а второй порадовал мыльным зельем с тонким запахом пиона, заставившее женщину почти застонать от удовольствия. Смешав это всё воедино и вылив в набиравшуюся ванную, цыганка подошла к двери, прислушиваясь. Арчибальд, всё ещё был занят устранением засилья чизпурфлов, вылезших на поверхность у северных ворот, чью спячку потревожил жмыр Марии Никс, считавший, что ловля этих мелких, мерзких паразитов вполне неплохое развлечение для почти разумных существ, вроде него и Арчибальда
- Вот и славненько. Меня никто не потревожит - ухмылка легла на губы девушки, и волшебница, лёгким росчерком палочки, вернула двери в первозданный вид - они снова были словно надёжно закрыты снаружи на все засовы, а два белых мраморных грифона у двери резко расправили крылья, закрывая двери изнутри на засовы своих перьев. Попробовав парочку отпирающих заклинаний, и наложив на двери  заглушающее (не выдавать же своё найденное тайное логово другим постояльцам замка) цыганка осталась довольна.

Тёплая вода ласкала кожу женщины, позволяя ей наконец расслабиться после тяжёлой недели. Крам, кажется, собрался вбить в неё весь долголетний аврорский курс в кратчайшие сроки, не давая спуска и передышки, заставляя оттачивать заклинания раз за разом, пока от усталости не начинали нестерпимо ломить запястья. Подобные тренировки были необходимы, это ведьма понимала более чем хорошо и даже не пыталась спорить, однако такая интенсивность забирала все силы, да и общение с Крамом, который словно делал ей одолжение находясь рядом (можно подумать это был её выбор), постоянно выглядел хмурым и недовольным, даже когда Мария делала заметные успехи. Ничего из того, что у неё выходило, не могло стереть это брезгливое выражение с его сурового, но всё же красивого лица.
- Мантикору тебе в койку, Крам! - Мария недовольно стукнула ладонью по бугорку пены, проплывавшему рядом по радужной от эфирного масла воде, и нырнула под воду, позволяя той своими невидимыми пальцами пройтись по волосам, лаская их у самых корней, выныривая, чувствуя как вода смывает усталость дня со смуглой кожи. Мелкие шрамы, обычно белыми нитками сиявшие на коже, порозовели и набухли, заставляя женщину провести по некоторым из них пальцами - несколько на груди, парочка на животе и бёдрах, вспоминая все те передряги, в которых они получены. Срикошетившие заклятия, проклятые драгоценности, укусы животных - под грудью, у одного из рёбер всё ещё красовались четыре полосы поярче, оставшиеся от зубов фестрала, учуявшего кровь и попытавшегося её укусить, когда раненная ведьма пыталась аппарировать из какой-то конюшни при замке в Трансильвании, экспроприировав у законного владельца, заказанный очень щедрым клиентом, фолиант, от которого так и веяло чем-то нехорошим.
Внезапно, волоски на шее встали дыбом - Мария спиной почувствовала, что на неё кто-то смотрит, и медленно, плавно, что-то напевая себе под нос, подалась вперёд, словно продолжая плавать, тут же хватая палочку с бортика, резко разворачиваясь в воде, на изготовку. В комнате никого не было, и единственным звуком в тишине, стало журчание воды, продолжавшей литься тонкой струйкой из крана. Цыганка нахмурилась, прислушиваясь, и ей на миг показалось, что она слышит своё имя и глухие удары, но даже прислушавшись - не удалось разобрать ничего чёткого.
Воображение разыгралось. Наивная дурёха.. - женщина фыркнула, возвращая палочку на бортик ванной, передёргивая недовольно плечами, старясь прогнать мурашки страха, покрывшие её тело - Никого тут нет, сюда уже много лет никто не заходил, так что разве что здесь завёлся ипопаточник или какие бундимуны. У Крамов они, видать, заместо фамилиаров.

Напряжённое тело постепенно расслаблялось, под мягкими пальцами, любовно растиравшими розовое масло по чувствительной, зарозовевшей коже, и женщина довольно выдохнула. Внезапно что-то резко дёрнуло её вниз в воду, схватив за лодыжку, которую тут же пронзил укус острых зубов. Мысли в голове смешались от ужаса, а все попытки стряхнуть неизвестного монстра (в полной пузырьков воде чудовище было не разглядеть) провалились. Ледяная волна ужаса затопила сознание волшебницы, когда она поняла, что её отчаянный крик под водой не будет услышан из-за заглушающих заклятий, а палочка осталась на бортике в ванной, в такой близости, и всё же не досягаемая для пальцев, отчаянно сжимавшихся в воде.

❖ СВЯЗЬ
Гостевая, ЛС
Затем ВК, если удобно

+1

6


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

МАРКО КАРАДЖИАЛЕ
ВОРОВАТАЯ ЦЫГАНКА НА СТРАЖЕ ДОБРАРАЗЫСКИВАЕТ ГОРЯЧО ЛЮБИМОГО МЛАДШЕГО БРАТА------------------------------------------------------------------------------------------------------------

https://78.media.tumblr.com/235cd7e17b1b67aaa2d2fe00a5b043e5/tumblr_okz3i6jQvA1v5hpbro1_500.gif

Bob Morley

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ Марко родился в 1901 году и был четвёртым из семи детей Флорентины и Штефана Караджиале.

Твоя семья

- Штефан Караджиале - отец, 62 года, волшебник цыганской крови, занимавшийся разведением волшебных животных, до трагических событий 1914 года.
- Флорентина Караджиале (в девичестве Астольфи) † - мать, умерла в возрасте 45 лет от драконьей оспы.
- Лука Караджиале - старший брат, 42 года, пропал без вести на войне, предположительно погиб.
- Эмилиан Караджиале - старший брат, 41 год, пропал без вести на войне, предположительно погиб.
- Мария Караджиале (в замужестве Ионеску) - старшая сестра, после пожара ушла из табора, поддерживает связь с Марко через письма.
- Агата Караджиале † - младшая сестра, погибла в возрасте 8 лет от драконьей оспы 
- Тамаш Караджиале † - младший брат, погиб в возрасте 6 лет от драконьей оспы
- Лаура Караджиале † - младшая сестра, погибла в возрасте 4 месяцев от драконьей оспы
- Ион Караджиале - дядя, 67 лет, волшебник цыганской крови, бывший баро табора, вместе с выжившими сыновьями и Цино занимается различной контрабандой.
- Цино Ионеску - сват, 35 лет, волшебник цыганской крови. Присоединился к табору и бизнесу Иона, а затем, после трагических событий, сменил его на посту баро табора.
- Анджело Ионеску † - племянник, родился мёртвым.

❖ Рос активным ребёнком, частенько проказничая и встревая в неприятности. В силу большой разницы в возрасте, мало общался со старшими братьями - Лукой и Эмилианом, и в силу отсутствия общих интересов мало занимался младшими детьми - Агатой, Тамашем и Лаурой. Наиболее близкие отношения имел с Марией, сестрой, которая была на 5 лет его старше.

❖ Когда Марко было 12, в таборе вспыхнула эпидемия драконьей оспы, из-за перуанских драконов, что ещё яйцами его отец привёз в табор. Дядя Марко Ион уничтожил детёнышей драконов адским пламенем, однако пожар быстро перекинулся на стоянку табора. В ту ночь Марко потерял мать и младших брата и сестёр. Старшие же, так же потерявшие свои семьи, через пару дней ушли на фронт, сделав Марко де-факто главой семьи. Отец, осознав свою вину, обезумел от горя, и в данный момент находится на попечении Марко. Мария, потерявшая ребёнка, долгое время была замкнута в себе и практически не общалась ни с кем, включая брата, поэтому когда она ушла из табора, Марко мог испытать облегчение, хоть и поддерживает общение с сестрой через письма.

❖ Марко, вместе с мужем Марии начал заниматься семейным делом - контрабандой, не гнушаясь ни тёмными артефактами, ни запрещёнными зельями, ни фантастическими тварями, находящимися под запретом для ввоза в большинстве стран старого света. Заниматься, к слову сказать, весьма ловко и успешно, раз долгое время не попадал в поле зрения авроров.

❖ В 1924 году таки попался с поличным французскому аврорату, попытавшись провезти в Европу контрабандой громовую птицу с целой кладкой. Спустя пару недель был выпущен на волю с формулировкой "задержание, не соответствовавшее процессуальным требованиям". Марко не знает, что ради его свободы Мария согласилась сотрудничать с шпионской организацией, гарантировавшей ей свободу брата в случае сотрудничества.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

[html]<table style="undefined;table-layout: fixed; width: 540px; height: 100%; font: 1em verdana, arial, helvetica, sans-serif">
<colgroup>
<col style="width: 10px">
<col style="width: 15px" bgcolor="#07706a">
<col style="width: 500px" bgcolor="#b5b7b7">
<col style="width: 5px"  bgcolor="#b5b7b7">
</colgroup>
  <tr>
    <td></td>
    <td></td>
    <td align="justify"> <br><font color="#2c4143">
Мой милый Марко. Мой сильный Марко. <br><br>

Между нами всего четыре года разницы, но она всегда почему-то казалась мне огромной.
Старшие братья частенько, хоть и беззлобно, задирали меня, бахвалясь и рисуясь перед друг другом, и только ты кидался защищать меня, не обращая внимания на то, что ты в меньшинстве и намного младше. Ты всегда был на моей стороне, и даже позволял себе спорить с отцом, когда тот отчитывал меня за перекипевший суп или пересоленное рагу, или же утешал меня, смазывая заживляющими зельями стесанные колени, укусы от магических тварей, или просто гладил по голове в те дни, когда мне казалось, что весь мир ополчился против меня.<br><br>

По меркам обычных волшебников, мне рано пришлось повзрослеть, став женой Цино, и больше заниматься бытом, строя свою семью, и моя душа горела от осознания, что жизнь растаскивает, растягивает нас по разным углам. Ты уже не так часто заходил меня проведать, превращаясь из щуплого мальчишки в молодого человека, потирая руки в предвкушения знакомства с собственной невестой. <br><br>

Когда в таборе разразилась эпидемия драконьей чумы, хворь чуть не забрала и тебя у меня, спасло лишь только то, что заболел ты позже всех, и к моменту, как появились симптомы, присланное нам лекарство уже было доступно каждому. Но после пожара и хвори, когда Лука и Эмиль покинули общину, оборвав с нами все связи, тебе пришлось взять на себя ответственность за семью. Вместо пышной свадьбы и хорошенькой невесты, тебе выпал дурной жребий от судьбы - отец со слабоумием, сестра, от которой осталась только тень, и лишь свояк поддерживал тебя в это время, помогая тринадцатилетнему мальчишке встать на ноги и стать главой семьи Караджиале.<br><br>

Я чувствую вину перед тобой, снедавшую меня до тех пор, пока Крам не дал мне возможность искупить её хоть частично. Вот уж не знаю, Ион ли тебя втянул в своё контрабандное дело, или уже Цино, но на одной из подобных доставок ты попался с поличным - авроры накрыли твою временную стоянку, получив в свои цепкие лапы как несостоявшегося (по крайней мере они так сочли) браконьера, с громовой птицей, отложившей кладку и охранявшую её ото всех и тебя в первую очередь с невероятной яростью.<br><br>

Когда передо мной положили бумагу, возвещавшую о том, что за мою лояльность МРАКу, все обвинения с тебя будут сняты, а сам ты будешь выпущен на волю из казематов аврората, я едва сдерживалась, чтобы не выдать того облегчения, что принесла мне размашистая подпись на бумаге. В своих письмах, что твоя сова изредка приносит ко мне, ты ссылался на "процессуальную ошибку при задержании", бравируя тем, как ловко выкрутился из рук правосудия, а я лишь горько улыбалась, не смея сказать тебе, что это стоило мне свободы.<br><br>

Я надеюсь, что ты будешь впредь аккуратнее и ловчее, словно Феликс фелицис течёт у тебя в крови, ведь я знаю, что ты никогда не изменишься и не променяешь вольную жизнь, азарт и свободу на привычный волшебникам  традиционный уклад жизни. Я лишь надеюсь, что ты больше не попадёшься им в руки. Просто потому, что мне больше будет нечего им предложить взмен.
<br><br></font></td>
    <td></td></tr></table>[/html]

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Я играю в достаточно улиточном темпе, поэтому готова ждать постов и вдохновения не требуя постов каждый день/неделю/месяц. Я никогда не смотрела на объём постов партнёра, ибо для меня главное, чтобы не было воды ради дополнительных символов, поэтому для меня приятны посты любой длины больше 2К символов (ибо в меньшее количество трудно вложить сюжет или смысл, на мой взгляд).

Единственное, о чём бы мне хотелось вас попросить, это чтобы вы не бросали персонажа, если возьмёте, ибо больше всего не люблю отыгрыши начатые и заброшенные, словно надкушенное яблоко, которое оставили гнить.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

Марии нравилось Калето - крепость, слившаяся воедино с острыми пиками грозной горы в своеобразном защитном симбиозе. Цыганке претили как душные и тесные дома больших городов, так и роскошные, устремлявшиеся к небу, замки богачей, словно стягивавшиеся петлёй удавки на её нежной шее, не дававшие ей сделать вдох полной грудью, стоило пробыть в них слишком долго. Белоградчик же, в своём восхитительном раздолье и единении с природой, пленил её с первой же минуты, но ни при каких условиях она бы не призналась в этом Краму, надменно и горделиво упомянувшему про сколько-то там поколений его великих предков, которым принадлежал этот замок.

Первые пару недель своего пребывания в замке, Мария не позволяла себе слишком многого - женщина осторожно прощупывала почву, с каждым разом позволяя себе всё больше и больше, словно пытаясь определить границы дозволенного по тому, когда же возникнут проблемы. И если первые дни Арчибальд, сквиб, судя по его дряхлому внешнему виду, прислуживавший семье Крама как минимум пару сотен лет, был с ней любезен и учтив, как с любой другой гостьей хозяина, то в последствии взял на себя роль немого тюремщика. Стоило Марии выйти из своей спальни, как его чуть сутулый силуэт возникал на горизонте - срочно понадобилось в пятый раз за неделю отполировать канделябры в коридоре, словно с этим не могли справиться домовые эльфы, или же деловито проходился метёлкой для пыли по корешкам книг, пока Мария разглядывала древние фолианты в библиотеке Крама, выбирая себе чтиво на ночь. Марии это казалось невероятно забавным, особенно когда удавалось стиснуть что-то из под его носа, и оставить это в самом неподходящем месте - старик не находил себе места, обыскивая весь замок, едва слышно ворча себе что-то нелицеприятное под нос. В этом едва слышном бормотании Мария пару раз явственно слышала "липкие ручонки", "дурная кровь" и "госпожа Ламия была бы в ужасе..".

Кто такая Ламия Мари узнала только спустя три месяца. В одном из длинных коридоров находилась дверь, запечатанная наглухо заклинаниями, с покрывшимся ржавчиной замком - явно в это помещение не заходили месяцами, если не годами. Чтобы вскрыть дверь, девушке понадобилось целых четыре часа, пока Арчибальд был занят устранением потопа - горный родник, в который Мария кинула один из артефактов Бланко, очевидно что-то усиливающий, бил мощным ключом в потолок, заливая кристально чистой и практически ледяной водой нижний этаж замка.
Пока мужчина был занят устранением неполадки, а Крам был в очередном отъезде (к счастью принудительные заседания в аврорате на цыганку не распространялись), Мария была целиком и полностью посвящена своей цели - открыть двери во что бы то ни стало.
Когда все слои магической защиты были сняты словно луковая шелуха, а замок, не реагировавший ни на "Alohomora", ни на целый ряд других заклинаний, поддался обычным отмычкам в отсутствии оригинального ключа, Мария вдохнула с удовольствием, тут же разочарованно выдыхая - комната была возмутительно пуста. В её центре стоял массивный деревянный стол с какой-то картой, выжженной на лакированной столешнице, окружённый резными стульями, а на стене висел сильно поистрепавшийся и выцветший гобелен.
Когда цыганка подошла к гобелену, дёргая его за краешек - с него лавиной посыпалась пыль, заставляя женщину закашляться и обнажая бордовую ткань, исписанную именами - семейное дерево с ветвистыми корнями, уходящее в прошлое так далеко, что Марии казалось, что наверху, под потолком можно отыскать имя самого Мерлина. Она мягко коснулась ткани, чувствуя как под пальцами заискрили сохраняющие заклинания (теперь понятно, почему пыль просто соскользнула с ткани), и провела ими вниз, выискивая имя Данимира. Искать пришлось не долго, и Мария тихо выдохнула, чувствуя как губы сковывает едва ощутимая, грустная улыбка - рядом с именем Мирко стояло ещё одно - Десимир. Всего два месяца прошло. Неуместных вопросов Краму о погибшем в теракте брате Караджиале предпочитала не задавать, уважая его право на скорбь. Пальцы скользнули чуть выше, и наткнулись на другое имя.
Ламией же оказалась мать Данимира (цыганка тут же вспомнила небольшой портрет грустной миловидной дамы, что висел в кабинете Крама) - Так вот кто она ему...

Со следующей такой закрытой комнатой пришлось повозиться куда дольше. Предупреждающие знаки, кажется с сотню заклинаний, спутанных в единую защитную паутину, замки, засовы - всё просто кричало то том, чтобы любой проходивший мимо - проходил мимо ещё быстрее, но это лишь больше распаляло Марию. Если судить по степени защиты, то в этом помещении должны были храниться как минимум все золотые запасы древнего семейства, хотя Караджиале надеялась на что-то поинтереснее, чем просто горы золотых слитков или фамильных драгоценностей. Каково же было её разочарование, когда после недели распутывания этих магических головоломок, дверь подалась, открывая её взору... ванную комнату. Пустую, пыльную ванную комнату. Цыганка нахмурилась, тут же чувствуя прилив энергии любопытства, как взгляд наткнулся на туалетный столик, уставленный разнообразными флаконами. Большая часть из них была пуста, в некоторых находились зелья, явно бывшие когда-то косметическими. Пожалуй, если бы сейчас кто рискнул намазать что-то похожее на молодильный крем на лицо, этот "крем" прожёг бы кожу до самой кости.
- М-да, негустой улов.. Ни сокровищ, ни чудовищ...

Мария уже было собиралась покинуть помещение, разочарованная своей находкой, как внезапная идея иглой прошила её сознание. Данная ванная была едва ли не в три раза больше её собственной. Огромное панорамное окно, украшенное витражом, так чарующе блестело в солнечных лучах, окрашивая комнату в калейдоскоп цветов, танцевавших по стенам и плавившихся воедино в этом танце. Несколько взмахов палочки, и пыль собралась внушительной горкой в тёмном углу ванной - не так чисто и хорошо, как было бы после трудолюбивых рук домашних эльфов, но комната уже преобразилась. Мария закрыла глаза, упираясь левой рукой в бок, постукивая в задумчивости палочкой, цепко зажатой пальцами правой руки, себе по плечу, припоминая заклинания, которыми мать пользовалась чаще всего. Марии потребовался ещё час, чтобы оттереть заклинаниями пятна с многочисленных кранов и труб, собрать испорченные зелья в кучу, оставив на столике только те, срок годности которых, видимо, исчислялся столетиями, и довольно выдохнула, быстрым "Эванеско" убирая ненужный мусор. Ванная практически сияла чистотой, и была отличной заменой её удобствам, без намёка на окно или подобную роскошь убранства.

Женщина включила воду, с удовольствием отмечая, что проблем с чистотой воды или исправностью кранов или труб не наблюдается - огромная, размером с всю её ванную комнату, ванная быстро наполнялась водой. Мария легко повела палочкой произнося "Volitare", заставившееся зажжённые свечи парить в воздухе, освещая комнату, погружавшуюся во мрак, стоило только солнцу завалиться за близлежащую гору.
Из одного из маленьких кранов, расположенных слева от входа, лилось чистейшее розовое масло, а второй порадовал мыльным зельем с тонким запахом пиона, заставившее женщину почти застонать от удовольствия. Смешав это всё воедино и вылив в набиравшуюся ванную, цыганка подошла к двери, прислушиваясь. Арчибальд, всё ещё был занят устранением засилья чизпурфлов, вылезших на поверхность у северных ворот, чью спячку потревожил жмыр Марии Никс, считавший, что ловля этих мелких, мерзких паразитов вполне неплохое развлечение для почти разумных существ, вроде него и Арчибальда
- Вот и славненько. Меня никто не потревожит - ухмылка легла на губы девушки, и волшебница, лёгким росчерком палочки, вернула двери в первозданный вид - они снова были словно надёжно закрыты снаружи на все засовы, а два белых мраморных грифона у двери резко расправили крылья, закрывая двери изнутри на засовы своих перьев. Попробовав парочку отпирающих заклинаний, и наложив на двери  заглушающее (не выдавать же своё найденное тайное логово другим постояльцам замка) цыганка осталась довольна.

Тёплая вода ласкала кожу женщины, позволяя ей наконец расслабиться после тяжёлой недели. Крам, кажется, собрался вбить в неё весь долголетний аврорский курс в кратчайшие сроки, не давая спуска и передышки, заставляя оттачивать заклинания раз за разом, пока от усталости не начинали нестерпимо ломить запястья. Подобные тренировки были необходимы, это ведьма понимала более чем хорошо и даже не пыталась спорить, однако такая интенсивность забирала все силы, да и общение с Крамом, который словно делал ей одолжение находясь рядом (можно подумать это был её выбор), постоянно выглядел хмурым и недовольным, даже когда Мария делала заметные успехи. Ничего из того, что у неё выходило, не могло стереть это брезгливое выражение с его сурового, но всё же красивого лица.
- Мантикору тебе в койку, Крам! - Мария недовольно стукнула ладонью по бугорку пены, проплывавшему рядом по радужной от эфирного масла воде, и нырнула под воду, позволяя той своими невидимыми пальцами пройтись по волосам, лаская их у самых корней, выныривая, чувствуя как вода смывает усталость дня со смуглой кожи. Мелкие шрамы, обычно белыми нитками сиявшие на коже, порозовели и набухли, заставляя женщину провести по некоторым из них пальцами - несколько на груди, парочка на животе и бёдрах, вспоминая все те передряги, в которых они получены. Срикошетившие заклятия, проклятые драгоценности, укусы животных - под грудью, у одного из рёбер всё ещё красовались четыре полосы поярче, оставшиеся от зубов фестрала, учуявшего кровь и попытавшегося её укусить, когда раненная ведьма пыталась аппарировать из какой-то конюшни при замке в Трансильвании, экспроприировав у законного владельца, заказанный очень щедрым клиентом, фолиант, от которого так и веяло чем-то нехорошим.
Внезапно, волоски на шее встали дыбом - Мария спиной почувствовала, что на неё кто-то смотрит, и медленно, плавно, что-то напевая себе под нос, подалась вперёд, словно продолжая плавать, тут же хватая палочку с бортика, резко разворачиваясь в воде, на изготовку. В комнате никого не было, и единственным звуком в тишине, стало журчание воды, продолжавшей литься тонкой струйкой из крана. Цыганка нахмурилась, прислушиваясь, и ей на миг показалось, что она слышит своё имя и глухие удары, но даже прислушавшись - не удалось разобрать ничего чёткого.
Воображение разыгралось. Наивная дурёха.. - женщина фыркнула, возвращая палочку на бортик ванной, передёргивая недовольно плечами, старясь прогнать мурашки страха, покрывшие её тело - Никого тут нет, сюда уже много лет никто не заходил, так что разве что здесь завёлся ипопаточник или какие бундимуны. У Крамов они, видать, заместо фамилиаров.

Напряжённое тело постепенно расслаблялось, под мягкими пальцами, любовно растиравшими розовое масло по чувствительной, зарозовевшей коже, и женщина довольно выдохнула. Внезапно что-то резко дёрнуло её вниз в воду, схватив за лодыжку, которую тут же пронзил укус острых зубов. Мысли в голове смешались от ужаса, а все попытки стряхнуть неизвестного монстра (в полной пузырьков воде чудовище было не разглядеть) провалились. Ледяная волна ужаса затопила сознание волшебницы, когда она поняла, что её отчаянный крик под водой не будет услышан из-за заглушающих заклятий, а палочка осталась на бортике в ванной, в такой близости, и всё же не досягаемая для пальцев, отчаянно сжимавшихся в воде.

❖ СВЯЗЬ
Гостевая, ЛС
Затем ВК, если удобно

+3

7


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Этель Рено
Беспутный весельчак и человек мираРазыскивает занозу в заднице, подругу детства, любовницу в терапевтических целях------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://sd.uploads.ru/t/rsafv.jpg



Элизабет Дебики


занята
--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Что я знаю о тебе нынешней? Да почти ничего, в сущности. Тебе тридцать, и ты чертовски хороша, остальное родом из детства или скучно и скупо, как выдержка из досье. Ты родилась и до недавнего времени жила в Америке. Идеальная гражданка своей страны: успешная, красивая, свободная. Ты можешь быть прелесть какой дурочкой, а можешь поддержать вполне содержательный диалог о политике и культуре. Я не спрашивал, чем ты занимаешься сейчас, прожигаешь ли жизнь как светская львица или занимаешься чем-то серьезным? Не все ли равно, раз уж твоя семья может позволить единственной наследнице почти любой каприз. В детстве ты неплохо варила зелья и увлекалась чарами, но выросли ли детские пристрастия во взрослую профессию? Это все было неважным до сих пор, но в свете твоего внезапного появления в Болгарии, нам фактически предстоит познакомиться заново, но об этом ниже.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Мы знакомы с самого детства. И даже удивительно, как за несколько лет ты выросла в настоящую красавицу. Я-то помню тебя совсем иной: куцые косички, острые коленки, вечная маленькая надоеда-девчонка в тесной мальчишеской компании. Отпрыскам магов было принято дружить меж собой, а подходящей по возрасту и интересам подружки для тебя не нашлось. Вот ты и таскалась за мной, кузеном Итаном и Купером Кроули, мешая опасным приключениям юных пиратов/кладоискателей/победителей драконов, и охотно выкладывая родителям подробности наших шалостей. Не счесть, сколько секретов было выболтано, сколько наказаний получено. Я не любил тебя в детстве. Не любил и в юношестве, когда ты стала слишком ершистой и задиристой. Ты везде совала свой длинный носик и не по делу давала волю слишком острому язычку. Нестерпимо хотелось оттаскать тебя за потяжелевшую косу и запереть в чулане. А ещё больше - стереть твою едкую ухмылку поцелуем.
Но летние каникулы закончились ничем, мне предстоял выпускной год в Шармбаттоне, ты оставалась в Штатах. А потом мы потерялись больше, чем на десять лет.
Каково же было мое удивление, когда в очередной приезд в Америку, я застал тебя в статусе невесты друга детства Купера. Вместо растрепанной злючки мне предстала элегантная леди, в меру образованная, саркастичная и прогрессивная. Я даже на пару дней поверил тебе, пока однажды за почти уже семейным обедом мы не скатились в привычную с подросткового возраста пикировку, закончившуюся мелкой дуэлью: я ещё полдня икал от твоего проклятия, а ты несколько дней пыталась вернуть своим волосам прежний цвет.
Казалось бы, ничего не изменилось. Ты так и осталась мелкой прилипалой и зазнайкой. Твое присутствие в нашей тесной компании все так же бесило, хоть Купер и смотрел на тебя воловьим взглядом.
Не знаю, зачем пошел в тот день за тобой. Просто на улице зацепился взглядом за твою долговязую фигуру и бездумно проводил до места назначения, не попадаясь на глаза. У ресторации была приличная репутация, повод тоже был приличный - выбор дизайна обручальных колец у ювелира. Но что-то смущало. Все было чинно, ты смотрела эскизы и высказывала свои пожелания. А потом что-то изменилось. Не знай я тебя так хорошо, не заметил бы разницы. Но я был аврором и врачом, и мог предположить с изрядной долей уверенности, что тебя опоили. А потом попытались незаметно увести. Кому и зачем понадобилось тебя похищать мы так и не выяснили в тот вечер. Лже-ювелир оказался не готов к встрече с разъяренным аврором и скрылся, как только запахло жаренным. Догонять его не было возможности. Не знаю, какой гадостью тебя накачали, но чувственность твоя зашкаливала. Тебя трясло от навязанного желания, и ты бесстыдно предлагала мне себя. Да что там, ты любому себя предлагала, лишь бы получить разрядку. Я честно держался в аврорате, пока мы давали показания, держался дома, пока пытался на коленке соорудить для тебя антидот. Я даже хотел закрыться в своей спальне, но побоялся, что не найдя объекта приложения своего желания в доме, ты найдёшь его вовне. Пришлось малодушно привязать тебя к кровати, чтобы выждать еще неделю отсутствия твоего жениха в стране, но тебе становилось хуже: лихорадка, бред, тахикардия. Неделю ты бы не протянула. Выбирая между трахнуть невесту друга или позволить ей умереть, пришлось выбрать первое.
Объяснение с Купером вышло напряженным, и я с тяжелым сердцем вернулся за океан, чтобы через месяц обнаружить тебя в Калето и узнать, что ваша помолвка разорвана по твоей инициативе. 

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Я осознанно даю так мало конкретики, лишь общее направление, чтобы не мешать персонажу родится ярким и самобытным.
Честно признаюсь, я люблю открытые сюжеты, которые можно повернуть так, как вздумается, поэтому навязывать Этель линию поведения не буду. Перед нами непаханное поле сложных отношений и внутреннего конфликта, который может привести как к  положительному, так и отрицательному итогу.
Оговорюсь сразу, я не ищу слащавую нимфетку, которая утопит меня в цистерне романтической чуши, и холодную стерву, отсекающую всё лишнее, тоже не ищу. Мне бы хотелось видеть сложного, противоречивого, объемного персонажа, который не только раскроется сам, но и поможет моему персонажу показать новые стороны личности.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

Дурацкая была идея. Причем до конца не ясно, что привело к столь фатальному результату: тщеславие, самонадеянность или банальная, но феерическая глупость.
Натаниэль Бланко, мнивший себя если не гениальным, то определенно талантливым, отчего-то решил, что сможет подчинить дракона. Да-да, ту самую зловредную ящерицу, падкую на селянский скот и нечаянных путников.
План был прост и изящен: отпроситься у Крама на пару недель, трансгрессировать в Румынию, найти там гнездящуюся самку, спереть у нее яйцо, дождаться вылупления детёныша и вживить управляющий артефакт. Вуаля.
В общем-то, до стадии изъятия все шло ровно по плану. В уединенной местности нашлась "икряная" самка, а в получасе ходьбы до нее заброшенная хижина. Собственно, в ней Бланко и пытался не отдать концы последние два дня. Но обо всем по порядку.
Три дня артефактор честно посвятил наблюдениям, выходило, что крылатая скотина желала жрать ежедневно, отлучаясь минимум на пару часов. По всем расчетам мужчине должно было хватить и пятнадцати минут. Увы, стоило Натаниэлю протянуть загребущие рученьки к яйцу, как выяснился первый просчет: внешне компактное яйцо весило, словно годовалый теленок. Когда мужчина попытался схватить махину, он едва не надорвался и выронил ценную ношу на усыпанную скалистыми обломками землю. По яйцу зазмеилась трещина, а из него - отвратительный звенящий визг. Тут Бланко бы бросить идиотскую затею и валить пока при памяти, но он отчего-то решил, что утащить необременного скорлупой драконыша будет проще, чем яйцо. Пару раз беззастенчиво саданув тяжёлым ботинком по яйцу, мужчина высвободил добычу и уже собирался апатировать, ухватив тварь за гибкую шею, но не тут-то было. Ох не зря Крам говорил, что уход за магическими существами не был сильной стороной артефактора. Пока мужнина возился с детёнышем, вернулась мамаша, очевидно привлеченная оголтелым воплями новоявленного потомства. Благо, она была столь ошарашена внезапным вероломством, что "всего лишь" саданула артефактора хвостом в бок. Бланко пролетел несколько шагов и впечатался многострадальным боком в скалу. Перед глазами все поплыло, и мужчина едва не совершил умопомрачительный кульбит головой вперёд с обрыва. Бок саднил нещадно, колени подгибались, надо было уходить, но боль мешала сосредоточиться на заклятием апартации. Неудачливый охотник за драконами едва живой от сотрясения мозга и нескольких переломов забился в расщелину и попытался найти выход из положения.
Обезболивающее заклинание удалось произнести раза с пятого, зато в голове быстро просветлело. В сумке лежал обездвиживающий артефакт, но пальцы не слушались и путались в завязках рюкзака. Тем временем разъярённая мамаша, которая не смогла выскрести вандала из узкой щели, решила вульгарно его поджарить. Увы, Бланко не умел восставать из пепла, что феникс, так что пришлось пнуть набравшую два кубометра воздуха тварь в бронированный нос. Дракон, не ожидавший отпора от жертвы смрадно раскашлялся дымом и попытался отгрызть артефактору ногу. Откусить не откусил, но распанахал рану длиной в полторы ладони, достающую до кости. Мысленно костеря злокозненную тварь на все корки, он зубами с корнем выдрал непокорную застёжку рюкзака и швырнул в дракона хрустальную призму с заклятием остолбенения. Артефакт с нежным треньканьем разбился, замораживая дракона минут на десять. Рану надо было обработать и зашить, сломанные ребра вправить и перебинтовать, а головой и вовсе постараться не шевелить месяца два, но у Бланко осталось всего ничего времени, чтобы попытаться сбежать от взбешенного ящера, так что пришлось ограничиться кровоостанавливающим заклинанием и повязкой из лоскутов рубашки.
Как добирался до хижины помнилось смутно, дорога казалась бесконечной, хотелось сдохнуть под каждым кустом, скорее всего он несколько раз терял сознание, но так и не сподобился умереть.
В один из периодов просветления,лёжа в пропыленной заброшенной избе, он даже смог сносно зашить себе ногу тончайшей вольфрамовой проволкой для спайки деталей артефактов - ниток не нашлось.
Через двое суток стала очевидно необходимость апартации: антисанитария и отсутствие должного лечения гарантировано убили бы мужчину, но гораздо медленнее и мучительней. Стоило ли тогда драпать от дракона?
Кое как притупив боль, жар и головокружение, мужчина стал и выбирать точку выхода трансгрессии, поочередно отказавшись от собственной спальни, где его не найдут, и лаборатории Соль, в которой опасно много взрывающихся реактивов. Осталась общая столовая или спальня колдомедика. Предполагая, что вывалится он без сознания, Бланко выбрал последнее - в столовой был риск напороться на канделябр или острый нож для стейка.
-Да смилостивится надо мною Мерлин! - пожелал себе Натан и ухнул в темноту. Калето встретил полуобморочного приблуду писком, мягкой периной и возмущенный тычком в сломанные ребра - в чью-то постель Бланко определенно приземлился.

❖ СВЯЗЬ в ЛС

Отредактировано Nathaniel Blanco (7 октября 22:33:10)

+3

8


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ЗЛЕНОФИЛИУС БЛАГА
ПРЕДАННАЯ УЧЕНИЦАРАЗЫСКИВАЕТ НАСТАВНИКА И МЕЖДУНАРОДНОГО ПОДОНКА------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://s7.uploads.ru/tb3dg.gif

Cillian Murphy

Альтернатива

https://thumbs.gfycat.com/SplendidHighBlacklemur-size_restricted.gif
Danny Pudi


--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Чистоту крови сохранять сложно, чистокровные семьи редки, и их репутация обязана быть безупречной. Поэтому то, что он принадлежит знатному магическому роду, сильно осложняет жизнь и не дает совершенно никаких преимуществ. Он лишь отпрыск ветви предателей, смешавшихся с полукровками и маглами. Ветвь давно уже отречена от семьи, перебралась за океан и справедливо считает своим домом Соединенные Штаты, а никак не Соединенное Королевство*.
Биография человека, известного пока как Зленофилиус**, больше напоминает биографию старика. За этим возможно кроется наглый обман, а может - искусная иллюзия или другие тайны. На вид ему всего около 35 лет.
Факт №1: он обладает блестящим умом. Либо он ученый и гениален, либо он шарлатан и все еще гениален.
Факт №2: в молодости он был связан МАКУСА, явно на них работал, но с ним на службе произошло что-то ужасное, скандальное. Информацию засекретили, а сам он пропал из поля зрения.
Факт №3: впервые после инцидента с МАКУСА объявился осужденным за соучастие в массовом убийстве.
Факт №4: после избежания заключения, появлялся в разные промежутки времени и в разных точках Земли, с ним связано еще несколько запутанных дел.
Факт№5: несколько книг его авторства под запретом.
Факт№6: темный маг.
Факт№7, неофициальный: скользкий уж, и ни в одном факте о нем нельзя быть до конца уверенным! Его сложно находить, сложно проверять, он постоянно меняет имена и, вероятно, лица.
Факт№8: замешан в экспериментах с порталами в Северной Америке, проводил испытания на людях, после чего у них наблюдалось истощение магических сил или смерть.

*Предки (далекие) Зленофилиуса - британские чистокровные волшебники, но по своему желанию можно придумать другое. Я взяла Британию, потому что Киллиан Мерфи. Его внешность кстати тоже можно сменить, только обговорив со мной предварительно.
**Имя скорее всего выдуманное на манер старых традиций магов. Регистрироваться можно под настоящим именем персонажа или под более удобным псевдонимом, который используется чаще, чем Зленофилиус. :D Но! На все Ваша воля. Хотите - регистрируйтесь как Зленофилиус.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Из дневника ученицы:

15960,40 написал(а):

ноябрь 1916, снова

Серафина посылает меня к Зленофилиусу, к турецкой границе. Знаю пока только то, что он как и я закончил Дурмстранг*. Превосходный темный маг. Мотивы Серафины для меня загадка, но может и вправду она оценила мой потенциал после пожара посреди гостиной.

Зленофилиус оказался молодым магом, но возможно он чарами обманывает людей. Даже волшебников. Я ожидала пусть не четырехэтажного замка, но по крайней мере тщательно собранную библиотеку. А его дом оказался куда более скромным, чем у матушки Серафины, и больше похож на лачугу бедного фермера.
Меня все больше поражает образ жизни людей, наделенных знанием, а то и могуществом... Неужели меня ждет такой же аскетизм?

февраль 1917

Пишу эти строки по пути на север Болгарии. Моему учителю пришлось спешно покинуть насиженное место, по его словам, он отправляется дальше в Азию, и он сказал, что однажды я смогу его найти. Конечно, если захочу. Наверное, его и матушку Серафину связывает не такое просто знакомство - по крайней мере у них общий стиль.
Я уже не знаю, возможно мне стоит сжечь этот дневник, или зачаровать, чтобы никому в руки не попали сведения об этих людях. Но матушку хотя бы никто не преследует.
Я не могу понять, почему правительство - или кто там прикрывается им - хочет стереть его и ему подобных. По всей северо-восточной Европе маги не особо беспокоятся о своей репутации, множество по-настоящему опасных личностей находится на свободе. А им понадобился мой учитель.
Может, у него есть тайна.
Но мне он не сделал ничего плохого, как и тем людям, с которыми он жил.
Когда-нибудь я все же найду его. Возможно каким-то образом послание спрятано в этом пенсне**, но сколько я в него ни смотрю - вижу лишь больше цветов в обычных (необычных) вещах.

Я спрашивала у Зленофилиуса, почему к такому блестящему наставнику никто не приходил? Он только промычал что-то невнятное, как будто хотел отделаться от меня и моих глупых вопросов.
Наверное, не так мало времени осталось, как я к своему сожалению найду ответ сама.


*Т. к. семья Зленофилиуса живет в Америке и сам он вырос там же, то про Дурмстранг, скорее всего, ложь. В то время он находился в Болгарии близ турецкой границы и вполне мог не хотеть лишних расспросов.
**Пенсне - артефакт, подробнее в моей анкете.

Зленофилиус раскрыл Бойке суть непростительных заклятий, и это ключевой момент в этом обучении.

Добавлено спустя 2 месяца 17 дней 2 часа 9 минут 3 секунды:
❖ не шепчи о перепутьях
Здесь события февраля 1917 года приобрели такой оборот, что ученица все же верная, но вот один раз она привела врага в дом Зленофилиуса, из-за чего их связь была разорвана (Зленофилиус скрылся)

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Собственно, т. к. Зленофилиус - большая заноза в заднице МАКУСА, Вы можете многое и без игры не останетесь. В Вашем распоряжении порталы, проклятья, авроры, Америка, Европа и Азия.
Со мной отыгрыш прошлого и будущего, а может и настоящего. Как пойдет. Но что я точно хочу - так это разыскать Зленофилиуса, пойти по его следу и выбить из него правду: о нем, о Серафине (тоже у меня в анкете, но вообще могу лично все рассказать подробнее), о пенсне и возможно "о нас". Как бы там ни было на самом деле, Зленофилиус прекрасно сыграл роль терпеливого, харизматичного и очень доброго наставника, а еще в деревушке он помогал людям, простым маглам. Хорошее прикрытие или искренние порывы исправить собственные ошибки?

В общем, у персонажа есть не то что характеристика - но какие-то точки его действий. Как он к этому пришел - решать Вам, почему он так сделал - тоже.
Единственное, я его вижу харизматичным подонком. И, разумеется, должна быть причина, по которой он многомерно видит заклинания, привержен темной магии и имеет большую охоту вести скрытную жизнь, связав ее с темными искусствами. Исходя из всего этого, жанр игры может быть от комедийного пошло-хмельного до психологического триллера с элементами ангста.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

Октябрь, 1917.

Что мешает полюбить природу? Что мешает хотя бы на пару часов забыть о своих заботах и отдохнуть, вдыхая свежий лесной воздух, любуясь живописными видами и пропитываясь лесной прохладой? В конце концов, что мешало пропитаться золотым уютом осени, именно в октябре вступившей в полноправное владение Землей? Лес выглядел великолепно и совершенно нетронуто. Природа переплетала ветви, создавая потрясающие узоры; окрашивала каждый листок в красное, бурое и все оттенки желтого; оплетала мхом стволы и камни; осенним солнцем блестела в каждой капле и каждом ручье.

Бойке же мешало многое.
Ее черный тяжелый сапог с громким хрустом веток опустился на землю, тут же зачавкал и по щиколотку погрузился в болотную жижу.
- Дальше... Мы не пройдем... - прохрипел сбоку Арчибальд, из-за мечтательных взглядов которого Бойка оказалась в гуще английского леса. Она проигнорировала это несомненно полезное замечание. Она вообще старалась Арчи игнорировать как можно дольше.
Ее неимоверно раздражали насекомые, которые почему-то не стремились заснуть в октябре, ее раздражала гниющая листва и то, насколько сложно было вообще почувствовать почву под ногами. Возможно, как раз в октябре лес являлся наиболее дружелюбным, но Бойка бы с этим не согласилась. Что она действительно любила - так это обходить леса стороной. Для нее там нет ничего полезного, она не повернутая на травах и живности колдунья, и она знает, что всяким тварям в лесу спрятаться проще некуда. Спрятаться - а потом напасть на путника, чтобы полакомиться его косточками и жестким мясом.
Достав палочку, Бойка отошла подальше от болота и прошептала:
- Emorbilas maxima!
Мелкая птица испуганно выпорхнула из кроны дерева и умчалась, пронзительно свистнув - или какие там звуки издают птицы. Больше ничего не произошло.
- И что ты хотела сделать? - скептично спросил Арчибальд.
Бойка опустила палочку и задумчиво посмотрела на болото.
- Заморозить его.

К узкой, практически полностью заросшей тропе они шли под крики Арчибальда. Он отчитывал Бойку за то, что она чуть не погубила важнейший ареал обитания тысячи видов одной своей магической дурью; сравнивал ее со слепыми маглами, а ее интеллект - с троллями; а потом и вовсе пустился в перечисление всех драгоценных и возможных обитателей болот. Бойка его не слушала - впрочем, это оставалось неизменным с того момента, как они сбились с пути. Она все еще пребывала в задумчивости, рассеянно выбирая дорогу и раздвигая кустарники.
- Почему-то здесь заклинания не работают, как надо.
- А ты уверена, что произнесла рабочую формулу? - отозвался Арчи, вложив в слова побольше яда.
Они вышли на тропинку и остановились. Бойка достала обшарпанный свиток из глубокого кармана плаща, расчистила ногой дорогу от зарослей травы, уселась на колени и развернула карту. На ней красовался сам лес, ленивые пометки старинных ориентиров (что скорее всего уже стерты к лица Англии) и грифельные линии.
- Сколько часов назад мы поджигали листья? - спросила Бойка, вглядываясь в собственные черточки и чуть ли не носом касаясь бумаги. Солнце стояло в зените, и над тропой его свет не закрывали деревья. Бойка сама своей ветвистой шевелюрой создала тень и трудные условия для чтения.
Ее спутник промычал что-то, почесался, осмотрелся и снова начал мычать.
- Арчибальд! - потребовала Бойка, однако продолжая разглядывать карту.
- Д... Эм... Э-э, да не знаю я! Часа четыре. Может меньше.
Девушка кивнула и быстро начертила круг. Потом еще один, поменьше и внутри первого. Затем она подняла карту к глазам и встала с колен, которые уже были украшены грязью и желтыми листочками.
- Примерно так, - пробормотала Бойка, все еще не отрывая взгляда от карты. - Вот, смотри, - она резко повернулась к Арчи и схватила его за ворот. Арчи закряхтел, но поддался - Бойка притянула его к карте.
- Именно в этой зоне у нас начались проблемы, - объясняла она, водя пальцем по нарисованному кругу. - Где-то здесь магия...
Договорить она не смогла - ее перебил крайне неприятный вопль. Бойка вопросительно посмотрела на друга, но тот ответил лишь испугом.
- Не-а, я не знаю, кто это... - промямлил Арчибальд. - Наверное, нам лучше забраться на дерево? Может это дикий кабан?
Бойка прошипела ему что-то неразборчивое, и они кинулись бежать по тропинке.
Если бы их передвижение само отмечалось на карте, то получилось бы, что они спешат на юго-восток, к выходу из нарисованного Бойкой круга.
Бойка резко затормозила. Прислушалась. Никакой погони и новых криков.
- Так, - она ткнула вновь свернутой картой Арчибальду в грудь. - Мы еще больше сбились с курса, капитан неудачников.
Арчибальд возмущенно сжал губы. Он уже привык к невоспитанности этой девчонки, но, пожалуй, не настолько. Еще эта наивность!
Но “девчонка” продолжала:
- Я пойду назад, осторожно и по возможности бесшумно. Если никто не использует ту точку, чтобы как можно лучше изучить местность, то мы вообще зря здесь топчемся целый день.
- Ты вообще знакома со свойствами посоха? - помедлив, спросил Арчи.
- Нет. Я это оставила на тебя.
Арчи снова поджал губы.
- Я многого не нашел.
Бойка кивнула. Она не ожидала чего-то другого.
- Надо проверить, как далеко простирается эта твоя местность, - сказал Арчибальд, постучав пальцем по карте, которая еще упиралась ему в грудь. - Ты не зря волнуешься об этом, все правильно.
Ничего здесь не правильно”, - обиженно и упрямо подумала Бойка. Она устала, и ей хотелось тишины. Поэтому она еще раз кивнула, развернулась и пошла обратно, к той точке, откуда они слышали звериный вопль.
- Я тебя найду! - негромко крикнул Арчибальд ей в спину.
- Как-нибудь найдемся, - пробормотала Бойка себе под нос.
В одной руке - карта, а в другой Бойка решила сжимать волшебную палочку. Она догадывалась, что лес не терпит воздействия на то, что является его частью. Так что возможно в боевой магии ей отказано не будет.
В глубине души Бойка надеялась, что лес не считает своей частью обезумевшую зверюгу, окатившую всю округу своими воплями.

❖ СВЯЗЬ
745025688 или https://vk.com/id394776914
Можно задавать любые вопросы по персонажу.

Отредактировано Boika Proinova (18 декабря 11:03:22)

+6

9


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ВИКТОР ВОЛКОВ
ПОЖИЛОЙ ВОРОНРАЗЫСКИВАЕТ ЗАНОЗУ И НЕРВОТРЕПКУ В ЛИЦЕ СПИНОГРЫЗА------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://funkyimg.com/i/2J71u.gif http://funkyimg.com/i/2J71g.gif


Alexander Petrov/Александр Петров


--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА В КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ
--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Скажем сразу, твое появление окажется большим сюрпризом для Власова. Родился ты в Москве в темные времена России, чудом пережив со своей матерью все невзгоды, война, революция, и возможно именно такие адские условия твоего взросления скажутся на твоем характере и умение приспосабливаться к окружающей среде и обществу. Твоя матушка оказалась дочерью переводчика в государственной верхушке, собственно именно общий круг общения и стал тем местом, где Дмитрий познакомился с ней. Отношения в год дали свои плоды, вот только сам Дмитрий так и не узнает о твоем рождении. Была ли причина в том, что твоя матушка узнала о молодой жене или же просто их отношения изначально были неправильными, знает только она. Но стоит упомянуть, что она никогда не искала Власова и тебе скажет о настоящем отце только по окончанию магической школы Колдотворец.
А вот то, что ты родился, унаследовав магическую силу, станет шоком для всей твоей семьи. И хоть такое бывает, что дети рождаются у маглов с магией, твоя матушка уже тогда сложила все факты и знала кого мысленно благодарить. (странно что Дмитрий еще не умер от сильной икоты) Чтобы сразу расставить точки над «Й», отец официально у тебя был и вы жили вполне себе полноценной семьей. Батюшка твоей мамы быстро подсуетился в свое время, узнав, что его дочь на сносях. Тут ты волен сам решить, кем он был и стал после переворота в стране, может твои родители уехали или же героически пережили тяжелые времена вместе со всей страной. Может отчим умер на первой мировой, а может, спился и стал садистом и подозревал что ты не его. Тут как бы, если есть желание, можем обсудить в ЛС после твоего появления и регистрации.
Характером ты вышел больше в Дмитрия, причем именно все те качества, что он годами пытался прятать в себе и держать «марку», ты как раз выставлял напоказ. Ты бунтарь, революционер, законы для тебя это просто буквы. Нет, тебя не назвать преступником, хоть и были случаи хулиганства с твоей стороны, но ничего серьезного. Ты – это  «чужая душа потемки». Ты сегодня можешь смеяться до слез, а через час закрыться в своих мыслях. Завтра стать серьезным и взрослым, но через пять минут совершить дуратский и глупый поступок. Ты это хаос в полной мере, которой может вынести и принести человек в мир. Обожаешь скорость и риск, авантюрист и виртуоз лжи.
Я вижу его таким на первый взгляд ветреным и выжимающим из жизни все, что только можно. Человека с трудным детством и тяжелой жизнью, пусть это будет семейные проблемы или же, потому что все считали его грязнокровкой. Такой человек, что всего добивается сам, где прогибаясь, но чаще пробивая себе путь не только кулаками, но и хитростью.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Вообще этот персонаж, изначально был просто НПС в анкете, как какой-то факт из биографии. Но со временем мне и правда, захотелось втянуть кого-то для игры на его роль. Он должен получиться весьма симпатичным молодым человеком со своими проблемами в голове и жизни, не простым и неоднозначным. И так же с непростыми отношениями с Дмитрием. У этих двух не получится теплых отношений между отцом и сыном, они оба друг друга даже толком не знают. Но что точно между ними может оказаться, так это некая тонкая связь, нить, которая не дает им после встречи разойтись каждый в свою сторону. Я пока не придумал повод, по которому парень оказался в Болгарии, или может Власов приезжал в Россию. Думаю, этот вопрос мы сможем обсудить и решить. Но точно вижу, что именно появление сына сильно должно изменить как его взгляды на происходящее в мире (это я про Гриндельвальда и министерство), так и отношения с семьей (очень надеюсь на появление жены).

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Имя и фамилия на твое усмотрение, не обязательно вот то, что я предоставил. В игре уже есть твоя сводная сестра, что тоже, наверное, для кого-то будет весомым поводом прийти для поиграть. Я хотел бы отыграть как их встречу, так и может месть со стороны сына. А может просто эгоизм и попытки влезть в душу к Дмитрию без мыла. Но так чтобы это не было приторными разговорами о вечном и разборы полетов о том, какими должны быть отцы и дети. Постараюсь разнообразить все это активными действиями и приключениями, неприятностями и интригами. 

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

- Здесь душно, вы не находите?, - я смог только кивнуть и как-то пьяно улыбнутся. Если честно сейчас я пытался понять, что происходит и собрать силу воли в кулаки и не дать себе потерять контроль. А уж что именно предлагала мне Айрис, до меня долетало будто издалека.
- и раз вы немного перебрали, то я обязана вас выгулять, чтобы вы домой попали целым и невредимым! – невредимым? Да я бы больше переживал сейчас за окружающих если уж на то пошло. Но, конечно же, я этого говорить не стал, а лишь выдавил из себя
- Это кажется, я должен как джентльмен вас провожать? – попытавшись вывести на лице шутливые эмоции но давалось это явно с трудом. Потом как в бреду мы оделись, вышли на улицу. Ох, этот прохладный зимний воздух. На меня обрушился поток звуков, запахов и чувство некой свободы. Сейчас улица была моим спасением. Хотя если учесть тот факт что я кажется, могу рухнуть прямо тут, может, стоило уехать на такси?
Как мы оказались в парке, честно я упустил этот момент. Меня так давно не колотило. Хотелось скинуть с себя одежду, под кожей, будто раскаленное железо иголками впивается в мышцы, вызывая легкие спазмы. Разум помутился на столько, что я даже не мог сконцентрировать зрение на лице Айрис. Айрис? Черт. Осознание того факта что со мной что-то не так рухнуло гранитной плитой прибив к земле. Симптомы некого отравления плавно начали сменяться уже доселе знакомыми позывами. Я оборачиваюсь! Твою ж мать! Генри вот тебе и ужин у незнакомки. Говорили тебе в детстве не бери конфетки у незнакомых и никогда никуда с незнакомыми не ходи. Как же я пытался собрать себя. Я должен… А что я должен? Ах да…
Мне так жаль… - простите что? До меня, кажется, стало кое-что доходить. Подозрения ранее подтвердились банальной фразой «мне жаль»
- Я осмелюсь … - прикрыв глаза и пошатнувшись и, наверное, упал бы, если бы не поддержка хрупкой девушки - … предположить… Что ты сделала? – это прозвучало немного грубо и громко. Но если честно сейчас вообще не было времени любезничать, я должен понять что она сделала? Что происходит? Я всегда мог контролировать себя, алкоголь вообще раньше меня не брал. Алкоголь. Странный привкус, ну конечно
- Вино… - последовал гортанный рык смешенных чувств: злости, отчаянья и обиды. Резкая боль во всем теле выгнула в спине, под кожей по всему телу пробежалась рябь несущая адреналин по венам, это можно было почувствовать, если положить руку на кожу. Ощущение будто под кожей что-то есть и это что-то пытается вырваться. Вот тоже самое я чувствовал сейчас. Я понимал, что медведь уже готов, он нашел дыру в защите, и готов уже рвануть в эту лазейку разорвав и пробив себе дорогу. А ведь он давно уже не гулял. И я его понимаю. Вот сейчас, когда голова забита не своими мыслями, а мыслями зверя. Он уже чувствует рядом девушку. Он знает, что ближайшие люди далеко вверх по улице за парком. Он знает, что рядом где-то есть белка, собака роется в помойке. Я уже слышу все это, чувствую запах окружающего мира. Все это взорвалось в голове калейдоскопом, меняясь с такой скоростью, что просто нереально уследить.
Я постарался оттолкнуть девушку как можно дальше от себя. Шаг назад, оступившись, шаг влево, припав на одну ногу. Боль, какая же боль. Все это вранье, что чем чаще обращаешься, тем меньше боли. Каждый раз она одинаковая, яркая и всепоглощающая. Айрис эта мысль меня вернула в себя на мгновение. Надо что-то делать. Но убегать, у меня уже просто не было времени.
- Беги … - прозвучало это тихо сперва, даже слишком
- Прочь… - а это уже было громко. Я успел это сказать и посмотреть на девушку, представляю, что она перед собой увидела. Глаза, налившиеся кровью, клыки, что выворачивали мою челюсть, изнутри дробя кости, сейчас четко были видны и еще бы. Уместите во рту человека пасть медведя. Зрелище явно напугало девушку, она, кажется, начинает понимать, что что-то не так.
Под руку попала лавочка, упав на нее, сполз. Движения резкие, грубые, какие-то угловатые. Сполз, под руками чувствовался снег. Прохлада на мгновение давала облегчение, и это был как сигнал к действию. Стянув с себя пальто с огромным трудом, скорчившись на земле в позе зародыша уткнувшись лбом в снег, потом лицом. Послышался треск толе костей толе ткани. Я этот звук помню еще с первого обращения. Обычная одежда человека не может вместить в себя тушу огромного медведя. Скелет меняется, трансформируясь на глазах, выворачивая конечности, по спине проходит хребет, разрывая ткань рубашки и пиджака оголяя сперва голую спину. Хотя нет, это уже не спина человека, выступающие ребра, торчащие позвонки. Рывок, вперед подгребая под себя снег, вытянув шею рыча и захлебываясь криком, наружу вырывается нечто большее, нежели человек.
Лицо меняется, как и тело, вытягивается челюсть, череп деформируется и вырастает в размерах. И уж поверьте это не самое противное во время обращения. Сползающие клочки одежды, скрип лавочки, что попала под горячую руку. Скрежет метала под тяжестью туши. Агония. Да, наверное, это отличное слово, что описывает то, что творится сейчас параллельно внутри меня. Я горю, перерождаюсь, боль уже не кажется такой ужасной, она даже начинает приносить некое удовольствие. Ведь ты знаешь, что после этого тебе будет хорошо. Ты будешь свободен. Не надо никаких мыслей, не стоит зацикливается на ком-то или чем-то, это может сыграть плохую роль. Ты можешь броситься как раз на того о ком думаешь. Надо освободить мысли, хотелось верить, что Айрис все же сообразительная девочка и успела убежать, а не стоит и смотрит на это.
Каких-то несколько минут и здравствуй Тедди? Я расправляю плечи, встаю во весь свой двухметровый рост, вытягиваю шею. Жар сменился истомой во всем теле, такое приятное ощущение. Холодный зимний ветер пытается пробраться в шерсть, но у него не получится. Я чувствую движения воздуха, я слышу звуки, доносящиеся с улицы. Я могу сказать точно, где парковские белки спрятали орехи. Я не просто чую мир, я будто могу дотронуться до него, но не на физическом плане. Представьте себе миллионы нитей вокруг тебя, и ты можешь попробовать каждую из них на вкус, на цвет, на твердость. Ты можешь, используя их найти все что угодно или кого угодно.
И зачем я вообще об этом подумал. Знакомый аромат кожи стал настолько ярким и ощутимым, а к нему еще примешался аромат страха и недоумения. Поворачиваю морду в сторону девушки. Значит, не убежала. Мысли путаются. Мои и его. Это похоже на раздвоение личности. Он хочет бежать, он чувствует опасность. А я нет, я понимаю, что это Айрис и опасна не она сейчас, а я. Медведь не хочет меня слышать, он помнит ту последнюю мысль об отравлении и о том, что виновата она. Он меня защищает. Он опекает, и он принял девушку за угрозу. Эти тонкие отношения со своим зверям. Это было бы мило и можно бы было поговорить об этом и сравнить с родительскими чувствами. Но блин, я сейчас прикончу девушку! А ведь она мне понравилась. Короткие были у нас отношения.
Рев, рычание, зубы сводит желанием крови и мяса. Обида вперемешку с моим внутренним криком «нет!». Я честно пытался взять его под контроль, но то, что Айрис добавила мне в вино, будто перекрыло какие-то процессы. Я все еще никак не мог собрать мысли в одну кучу и правильно оценивать все. И, конечно же, пока я тут пытался держать медведя на невидимом поводке, тот решил времени зря не терять и наказать обидчицу и рванул в сторону девушки. Я не знаю, как так получилось. Но Айрис удалось вывернуться прямо из-под лапы, я завалился под своим весом и инерции рывка, рухнув на бок и проехавшись немного по снегу оставляя след. Поднялся, отряхиваясь и не сводя взгляда с девушки.

❖ СВЯЗЬВК  https://vk.com/kisty2013 , Лс или гостевая

+3

10


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

АРЧИБАЛЬД АББОТ

ПРИЯТНЫЙ ЧЕЛОВЕК С НЕПРИЯТНЫМ АКЦЕНТОМ
И ВСЯ БАНДА ВЕСЬ ОТРЯД АВРОРОВ МЕЖДУНАРОДНОГО УРОВНЯ
РАЗЫСКИВАЕТ АНГЕЛА-ХРАНИТЕЛЯ В НАДЕЖДЕ СТАТЬ ЕГО ГОЛОВНОЙ БОЛЬЮ------------------------------------------------------------------------------------------------------------

https://2.gall-img.com/hygall/files/attach/images/82/179/011/038/37f3e37617ae21f130382bf543d6309b.gif


Jeremy Irons


--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

АКЦИЯ МРАК
Хотел бы я сказать, что магический мир лишён многих пороков, свойственных всему человечеству. Хотел бы, но не смогу. Возможно, каких-то пороков это и коснулось, но точно не ксенофобии, которая немало крови попортила Вам, не по своей вине оказавшемуся с детства "не таким", чуждым породившему Вас обществу. Лишённый магических способностей в результате генетической аномалии, Вы получили в наказание ярлык "сквиб", для многих Ваших собратьев по несчастью обратившийся клеймом и ярмом, но не для Вас. Пусть магия насмеялась над Вами, не удостоив ни единой искрой своей, природа с лихвой одарила Вас в прочих областях: недюжинный интеллект, отличная память, практически сверхъестественная способность систематизировать и упорядочивать данные буквально в уме и "разложить по полочкам" сколь угодно безобразный бардак фактов, склонность к анализу, удивительная внимательность к мелочам и особенный талант увидеть связь между на первый, на второй, на десятый взгляд несвязанными совершенно явлениями. Все эти способности Вы с годами лишь преумножили, но далеко не сразу магический мир принял Вас - а уходить в немагический Вы никогда не соглашались, точно зная, что однажды Вам воздастся по заслугам с лихвой.
Не возьмусь утверждать, но, похоже, Вы удовлетворены тем, как сложилась Ваша судьба. Невозможно представить жизнь семьи Крамов без Вашего участия, и замок Калето, кажется, рухнет, истеревшись мгновенно в песок, в тот день, когда Вы покинете его. После этого, наверное, не важно уже будет, что станется с нами и всей нашей документацией, которую Вы ведёте с потрясающей скрупулёзностью. Здесь огромный багаж Ваших знаний не остаётся без дела, всем находится применение - даже тем, на которые Вы и сами не рассчитывали. И пусть Вы порой со свойственной Вам сдержанностью и деликатностью даёте нам понять, что без нас Калето простоял бы на пару сотен лет дольше, мне, - и другим тоже, - кажется почему-то, что Вы нам всё-таки рады.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------


Данимир

- Арчи, - кричу я в возрасте пяти лет, размахивая прутиком, который сорвал с ближайшего куста сирени, - научи меня колдовать! - замерев от обиды, ты смотришь в мои глаза - без единого признака насмешки, - осознавая, что я никак не мог узнать о твоём дефекте, ведь ни один из жителей Калето, включая моих родителей, никогда не попрекал тебя отсутствием волшебства. Ты открываешь рот, чтобы разрушить детскую наивность, а потом решаешься на отчаянный шаг. 
- Подними палочку вот так, - говоришь ты, проштудировавший все учебники от сих до сих, ведь не сразу ты смирился с тем, что никогда тебе не стать волшебником, - нет, под другим углом, - ты поправляешь меня и наставляешь. Лучшего учителя трудно отыскать, потому что твоему терпению и знаниям нет пределов. Ты печатаешься в магических журналах под псевдонимом, чтобы избежать необоснованных обвинений в некомпетентности, и пользуешься немалым авторитетом.
Я родился на свет спустя пять лет после того, как отец пригласил тебя в наш дом. Мать в силу врождённой слепоты не могла выполнять свои обязанности в полной мере, а отец пропадал на службе, лишь изредка радуя нас своим присутствием, так что в итоге именно ты был тем, кто заботился о братьях Крам большую часть времени. Возможно поэтому с отцом у меня натянутые отношения, а с тобой - доверительные и открытые. Ты не "сдал" меня отцу даже, когда обнаружил, что я использую стихийную магию, чрезвычайно похожую на непростительное заклятие Imperius. Кремен до сих пор думает, что на меня повлияли его угрозы заставить меня принести нерушимый обет, на самом же деле, это был откровенный разговор с тобой, когда ты мне поведал о том, как низко и подло лишать другого человека, особенно близкого, свободной воли. Жизнь сделала меня параноиком, но даже в самом страшном бреду мне не почудится, что ты меня предал. Каждому тёмному рыцарю требуется адьютант, который обеспечивает крепкий тыл, поддерживает и порой вправляет мозг, затуманенный огневиски. И видит Мерлин, мало кто в состоянии заслужить уважение, которое я к тебе питаю.
Сделай мне кофе, - бросает министр магии Болгарии, врываясь в мой кабинет и швыряя тебе на руки пальто.
- Я ещё не договорил с мистером Эбботом, господин министр, - говорю я, с помощью магии вешая пальто в шкаф и приманивая пустую чашку, в которую можно налить бодрящий напиток для любого из членов МРАК из горячего кофейника, - не соизволите ли вы попить кофе в приёмной, пока мы закончим нашу беседу?

Альфред

Мне повезло знать Вас дольше всех прочих членов передового отряда МРАК, за исключением, разумеется, Данимира Крама. Я успел наделать Вам головной боли, будучи ещё двадцатичетырёхлетним юнцом, засыпав сотней вопросов и попытавшись обшарить весь замок Калето от фундамента до крыш - что поставило Вас перед необходимостью уберечь от непрошенного вторжения места, не предназначенные для посещения туристами. Да и наш с Данимиром костёр на верхушке Башни Мертвецов не прибавил Вам безмятежности. С тех пор Вы, кажется, не изменились, разве что седины в волосах прибавилось. А вот я, наверное, преобразился до неузнаваемости. Я сам не видел - слишком был занят иными мыслями, но мне рассказывали, как вытянулось Ваше лицо, когда в камине в назначенный час появились сначала несколько ящиков спиртного и только потом - я, похожий больше на труп, чем на живого человека. Я не видел, но верю, что так и было, однако не могу не признать, что Вы были не последним человеком среди тех, кто помог мне освоиться здесь и ожить. И спасибо Вам за то, что Вы верите в трезвость моего разума, за все Ваши беглые замечания, краткие улыбки и взгляды поверх очков, за то, как Вы раскладываете газеты в утренней стопке - именно в том порядке, в котором мне нужно, - за кофе, о котором я не прошу, но который всегда к ним прилагается, за все невысказанные упрёки - знаю ведь, что было, за что, - за то, что Вы так много молчите, хотя знаете ещё больше, и просто за то, что Вы у нас есть.

Сольвейг

Я искренне хотела бы стать человеком, который доставляет вам меньше всего хлопот в нашем шумном и веселом замке, но вот беда: обстоятельства как будто нарочно складываются таким образом, чтобы мне приходилось перед вами оправдываться, а вам- устранять последствия разнообразных "стечений обстоятельств".
Я не нарочно, честное слово!
Тот ураган в оранжерее, которым выбило все стекла- кто бы мог его предугадать. И взрыв в лаборатории, после которого несколько дней можно было общаться друг с другом через дыру в полу и потолках на трех этажах. И прожженный едкими ингредиентами для зелий раритетный стол-сколько,вы говорите, он стоил? Вы регулярно отлавливаете сбежавших саламандр, охочих до жгучего перца на кухне, и всегда возвращаете мне их с невозмутимостью, достойной быть высеченной в граните, несмотря на то, что такие побеги почти всегда заканчиваются маленьким пожаром. Не говоря уже о том случае, когда я, будучи не в себе, вышвырнула вас за дверь и запечатала ее с помощью магии, оставив вас совершенно беспомощным. Впрочем, кажется, мне не стоило вам об этом напоминать.
Не передать, как я ценю вас, Арчи. И хотела бы обещать в очередной раз, что " больше не повторится", но это было бы очень опрометчиво. Повторится,и не раз, и не только со мной. Так что крепитесь!

Агейп

Арчи, ты не просто дворецкий, ты душа и сердце Калето, без тебя невозможен ни болгарский замок, ни вся наша команда. Ты безупречно воспитан, сказочно умён, галантен и обладаешь тонким чувством юмора. Ты называешь меня по имени, потому что я не люблю официального "фрау", и всегда тепло мне улыбаешься. Тебя не пугает моё присутствие рядом, ты не боишься, что я уловлю твои мысли. Твоё спокойствие в критических ситуациях не может не восхищать. Несмотря на то, что ты родился сквибом, ты обладаешь совершенно особенной магией, ты способен найти подход к любому человеку, словно подбираешь для каждого тот самый ключик, позволяющий раскрыться с самых разных сторон, ты умеешь слушать, умеешь понимать и создавать вокруг себя ощущение уюта. Я, как и мои коллеги, буду счастлива видеть тебя на форуме, придумывать интересные сюжеты и играть их.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Ты когда-нибудь чувствовал, что тебе не хватает того, кого ты никогда не встречал?
- Ричард Бах

Арчи, Вы просто представить себе не можете, как мы все (передовой отряд МРАК) Вас любим и ждём. Нет среди нас того, кто не упоминал бы Вас в постах, в думалке или флуде (просто вбейте в поиске "Арчи" - и сами увидите). И я думаю, что не будет того, кто не захочет Вас поиграть. Честно признаться, я ещё нигде не встречал персонажа-неканона, которого ни разу никто не играл, но который был бы таким живым, ярким и обожаемым всеми.
Это необычная, интересная, полная возможностей роль. По понятным причинам на ролевых по волшебному миру сквибы чрезвычайно непопулярны, но, поверьте, Арчибальд - наикрутейший сквиб из всех возможных, по крайней мере на Обскуре, и в смысле крутости он оставляет далеко позади многих волшебников.
Мы практически уверены, что не согласимся сменить внешность Джереми Айронса, поскольку все уже представляем Арчи именно таким и свыклись с этим породистым харизматичным лицом, но Вы можете попробовать нас переубедить.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

Калето поражал воображение, заставляя его работать с удвоенной силой. После простого, незатейливо прямолинейного дома, в котором вырос Альфред в Аризоне, это место казалось поистине невероятным. Разумеется, ему уже довелось видеть замки, путешествуя по Европе, да и здание, принадлежащее МАКУСА в Нью-Йорке не было просто спланировано ввиду всех функций, которые должно было вместить, но то были здания нежилые, а значит, в сравнениях не участвовали, поскольку не принадлежали никому и исследовать их целиком и полностью от подвалов до башенных шпилей шансов не было.
Калето же, гостеприимно распахнув двери гостю из Нового Света, остался открыт для него сверху донизу - за исключением мест, коих в достатке имеется в любом старом замке, тех самых, что таят неведомые пришлым опасности и грозят лютой смертью неосторожному визитёру. У хозяина Калето, впрочем, не было синей бороды и десятка убитых жён, зато было двое сыновей, обадающих полным набором самых лучших человеческих качеств. И одного из них Альфреду Баттлфилду посчастливилось заполучить в друзья. Возможность облазить вдоль и поперёк его фамильный замок была наиприятнейшим дополнением к другим преимуществам этой связи.
День, когда он добрался до Башни мертвецов, остался в памяти как один из самых счастливых дней его жизни, несмотря на не самые радужные его последствия, и не единожды именно он всплывал в сознании при необходимости использовать магию Патронуса. Мирко создал для него целый квест, проведший американского гостя по всему замку извилистым путём от загадки к новой загадке и закончившийся в самой разрушенной его части, вместе с тем обладающей самой необыкновенной, будоражащей воображение атмосферой. Осознание того, как много сил, должно быть, пришлось потратить Краму на организацию такого потрясающего развлечения, дополнительно усиливало его эффектность для Альфреда, хорошо знавшего, что друг его не склонен к долгим планированиям и выверению стратегических приёмов. Финальным заданием была самая сложная шарада, результатом которой должно было стать заклинание, позволившее бы открыть проём, заложенный камнем. Сам Мирко с камнем справлялся без труда, будучи виртуозом в стихийной магии земли, но Альфред ничем таким не отличался, и болгарин оплёл камень, скрывающий проход, дополнительной магической формулой, разгадав которую можно было избавиться от него.
Над этой формулой Альфред, рассудок которого от восторга и усталости, возникшей после прогулки по всему замку, работал не лучшим образом, бился добрых полчаса, но всё-таки одержал свою волнительную победу, пролез в Башню и получил приз.
Приз вызвал у него новую бурю восторга, он потребовал немедленного его распития по всем правилам зимнего употребления ракии, и в результате Мирко влетело от отца, приметившего костёр на вершине башни и, как выяснилось позднее, не дававшего согласие на уничтожение жемчужины его алкогольных запасов. Разумеется, Крам ничего не сказал другу, но тот ненароком подслушал разбор полётов и впоследствии долго тяготился содеянным. Но сожалеть о том, что произошло, он не смог. Он был слишком счастлив в тот день.
День, оставшийся так далеко в прошлом. День, принадлежавший жизни какого-то другого человека, едва знакомого нынешнему Альфреду Баттлфилду. Принимавший в его событиях непосредственное участие Данимир Крам тоже сделался другим невозвратно.
Мысли об этом неподъёмны и пропитаны ядовитой усталой обречённостью. Как много они могли в те времена, лёгкие, свежие, лишённые тяжести сожалений и свинцовых оков боли, притягивающих к земле, заставляя сгибать прежде прямые спины. Правда ли, что тогда всё это далось бы им много проще? Наверное, нет. Это всего лишь упаднические размышления отчаявшегося разума. Разума, которому отчаиваться непозволительно. Но что может быть труднее контроля собственных мыслей? Даже чувства контролировать не в пример проще.
Потому Альфред думает, пока идёт знакомой дорогой к Башне мертвецов, руководствуюясь выводами, подсказанными частично анализом имеющихся фактов, частично интуицией, частично - сердцем: Мирко сейчас там, и вместе с ним там - ящик огневиски, на пропажу которого посетовал "единственному, кто здесь сохранил трезвость разума" дворецкий Арчибальд.
Альфред поспорил бы с почтенным руководителем замкового быта насчёт того, что сохранил здесь трезвость разума, но волнение, охватившее его мгновенно при известии об изчезновении огненного напитка, было слишком сильно, и он распрощался с Арчибальдом весьма поспешно. Поначалу он шёл без определённой цели, используя неровный ритм своих шагов в качестве аккомпанемента стремительно несущимся мыслям - размышлять на ходу ему всегда было проще. Затем его направление приобрело чёткий вектор.
Вторая годовщина гибели Десимира - вот что толкнуло Мирко на одинокую вершину в компании ящика опасного пойла. Альфред не представлял, что он скажет другу, когда доберётся до Башни и с неумолимым нахальством нарушит уединение Крама. Он не представлял, какие слова могли бы достигнуть его рассудка в день, когда прошёл всего год после смерти Соледад. Он с трудом пережил тот день - странно, что могло отличать его от дня позже или дня раньше, ведь ни в одном из них не было ни Соледад, ни надежды когда-нибудь снова увидеть её, услышать её голос, прикоснуться к ней, но отчего-то именно годовщина имела свойтво выбивать из колеи с особенной жестокостью. Это оставалось верным и для второй годовщины, и для третьей тоже, и до сих пор давало о себе знать в ту самую дату.
Но он должен был прийти туда, чтобы не позволить Мирко поддаться какому-нибудь из искушений безумия, которые отчаяние так любит швырять в самый центр сознания, охваченного пламенем боли утраты.
Формула, сочиненная Мирко ради забавы двадцать лет назад, все еще в силе, и она срабатывает. Перешагнув высокий неровный порог, Альфред убеждается в том, что не обманулся в своих предположениях, он их нашел - и Мирко, и ящик огневиски. И еще - колдографию Десимира, приколотую к одному из зубцов башни.
Всё здесь окутано болью, которая ощутима физически. Она оседает мурашками на лопатках и лезет черной пыльною взвесью в глаза, заставляя их слезиться. Альфреду знакома эта боль. Он сам до сих не научился бороться с ней.
- Арчи в панике, - сообщает он Краму с полуулыбкой, очень легкой, которая не должна оскорбить его горе, - Он не досчитался целого ящика огневиски. Не знаю, какие он мог иметь на него планы, однако же пропажа очень его обеспокоила... А меня обеспокоило твоё отсутствие, Мирко, - в последних словах улыбки уже нет, одна лишь тихая, но отчетливая серьезность.

❖ СВЯЗЬ
Пишите в гостевой, туда толпа набежит)))

+4

11


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ЙОРДАН КАРАВЕЛОВ
ЖЕНЩИНА БЕЗ МОРАЛЬНЫХ ЦЕННОСТЕЙРАЗЫСКИВАЕТ ГЕРОЯ МАГИЧЕСКОГО МИРА------------------------------------------------------------------------------------------------------------

https://media.giphy.com/media/XpU48fZajQB9K/giphy.gif


Casey Affleck
(другие варианты имени и внешности можно обсудить)


--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

И пусть у нас различны имена, твоя судьба гореть, моя - расти,
Мы оба здесь, и цель у нас одна - прекрасней сделать мир, его спасти.

Противостояние неоднозначного добра и неоднозначного зла, светлых магов и темных. Оно в самом разгаре, и каждому нужна опора, чтобы не оступиться, не упасть, не потерять себя в этом бушующем океане страстей и волшебства. Много ли здесь героев? Много ли потерянных душ, отчаянно ищущих свое место под неверным солнцем?
Йордан Каравелов является опорой. Непоколебимым столпом. На таких, как он, держится мир; после встречи с ним снова хочется жить, бороться и ни за что не гасить свое внутреннее пламя.
Как получилось, что он смог полюбить мир и примириться с ним? Его не отпускают кошмары наяву, он каждый день противостоит тьме, каждый день рискует надломиться. Все, что его окружает, тяжело воспринимать, не разочаровавшись. Йордан смотрит прямо и смело в глаза повсеместному предательству, лжи, трусости, глупости, жадности, абсурду.

И если твое сердце из огня, тебе не жаль тепла и красоты.
Так дай мне руку, научи меня любить их всех так, как их любишь ты.

Какая для него самая подходящая работа - смотрите сами. Я могу предложить болгарский аврорат, или же пусть Йордан будет специалистом по лжи, чтобы сопровождать авроров в особо запутанных делах. По своей сути он герой, и сможет ли герой сидеть без дела, пока другие творят черте что? Ведь герой не может просто делать хорошо, следуя философии невмешательства. Герой должен вмешиваться. Он должен рваться вперед, на помощь. Даже если он хрупкий, как Йордан, не обладает горой мускулов или недюжинным магическим талантом, но, кажется, достаточно умен для необдуманных действий.
Он мог начинать простым служащим отдела магического правопорядка, и благодаря своим талантам попасть к аврорам. Он мог пережить утрату близкого человека из-за какого-нибудь подонка - и это стало бы для него настоящим испытанием. Сколько боли может выдержать этот волшебник? Своей и чужой, которую он чувствует так же отчетливо и ярко?
Если Вы хотите сделать жизнь Йордана наиболее трудной (как и свою игру?), то сделайте его сквибом. Сквиб, который не ходил в магическую школу, который находится меж двух миров, и который невероятно чуток и проницателен. Он слишком прикипел к магическому миру, поэтому не может уйти из него, отчетливо ощущая чужую магию и магию вообще, само ее существование. Как ему удалось выжить в этих условиях и не превратиться в прототип Аргуса Филча?

Йордан среднего возраста. В душе, вероятно, все еще ребенок, но по факту годы бурной молодости остались позади. Он не святоша, а настоящий живой человек. Может быть, сейчас ему не нужны никакие соблазны, потому что он в молодости достаточно нагулялся. Что еще он мог пережить? Излечение от проклятья, заточение у темного колдуна, алименты какой-то девушке или самые скучные годы в компании лишь пыльных книг? На все Ваша фантазия, и чем полнее Вы представите становление такого персонажа, тем, конечно, лучше. с:

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

В какой-то момент мы могли бы найти друг друга совершенно случайно, и устроить полноценное противостояние интересов и взглядов. Мне очень интересно, как бы Йордан мог изменить жизнь Бойки, и каким испытанием Бойка стала бы для Йордана. У нее действительно нет моральных ценностей, никакой опоры, кроме эгоистичных желаний, и полный букет кошмаров и импульсивности. К тому же, болгарское министерство магии наверняка хотело бы наконец приструнить Пройнову, потому что она мешается под ногами и калечит жизнь честных граждан.
А вообще, я думаю, что мы все очень нуждаемся в Йордане. Посмотреть, сколько здесь набирается разных гадов - так и страшно становится. Нам нужно спасение!

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

В общем-то, планы на игру я описала в пункте выше.
Что еще не было сказано - так это разные детали. Вы можете их щедро добавлять. Например: как Йордан относится к войне с Гриндевальдом и к самому Гриндевальду? Насколько он заинтересован в дарах смерти, может, это все же послужило соблазном для него, и в сердце Йордана появился червячок "а может избавить мир от всех этих ублюдков, или исчезнуть насовсем под мантией невидимкой, или вернуть к жизни мою дорогую сестру/брата/друга"? (Только пожалуйста, в данном случае червячок должен быть совсем маленьким и не составлять из себя целую теневую сторону Йордана, ведь он все еще хороший парень и не опускает руки).
Абстрагируется ли он от всего этого дерьма вокруг? Как он снимает напряжение: арканит гиппогрифов и летает на них, стреляет по бутылкам Экспульсо, кадрит мамзелей в надежде найти ту самую единственную? Может, у него есть необычный магический дар вроде легилименции, анимагии или прорицания? И если есть, то как какую сторону персонажа это раскрывает?
Искренне желаю Вам вдохновения, если Йордан вам понравится и Вы захотите его оживить. Все, что написано в заявке, вы можете использовать в своей анкете - это по желанию.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

Февраль, 1926 г.

Невысокая лохматая фигура вжимала голову в плечи и куталась в мантию, быстро шагая по Косой аллее. Она бросала быстрые взгляды на витрины и фонари, пытаясь определить, который час, и каждый раз при этой мысли нервно дергала плечом. "Пятичасовое чаепитие", - ворчала она себе под нос так, что за гудением ветра и скрипом снега никто не мог этого расслышать.
"Пятичасовое чаепитие" - примерно под таким предлогом очередной трусливый колдун прогнал болгарскую волшебницу, госпожу Пройнову, на улицу, что означало категорический отказ от участия в ее плане.
Каждая рекомендация, каждый слух и каждая изумительная репутация рассыпались прахом в ее изуродованных руках сразу же после подобных отказов. Никто из этих "темнейших и гениальнейших" не был способен даже паучка заколдовать Круциатусом, не говоря уже о чем-то большем.
Бойка резко отшатнулась к стене какого-то каменного здания и приникла к нему лбом. Кожу обжог холод, и это помогло: кулаки разжались, а дыхание колдуньи стало мельче и ровнее. Она все еще плотно сжимала зубы, ведь каждый клоун, который закрывал дверь перед ее носом, мог стоит ей свободы. Это всегда был риск.
- Мистер, с вами все в порядке? - проговорил кто-то совсем близко и даже коснулся плеча Бойки. Она дернула рукой, и оборачиваться не стала. Медленно пошла дальше.
Ее ненависть постепенно распространялась на весь этот остров с его англичашками.

Дневное светило перестало мучить затянутое тучами небо, и мрак стал более насыщенным и густым. Уже заженные огни вспыхнули ярче, и Бойку привлекло одно широкое горящее окно. Она была словно мотылек, летящий к губительному свету - также неосознанно приблизилась к ресторану "Фонтан феи Фортуны" и замерла. Оттуда доносились тихие фортепьянные переливы, и сердце Бойки дрогнуло, тронутое, и опьянело.
Перед искусством она бессильна. Искусство способно разбить любую ее гневную крепость, любые орудия против мира. Едва сдержав безумную ухмылку, Бойка выпрямилась, прошла ко входу и потянула на себя дверь. Ее сразу поглотил веселый шум, а свирепый ветер наскоро стер ее следы с Косой аллеи.

Бойка оставила заснеженную мантию у входа и пригладила слипшиеся мокрые волосы. Когда она проходила к барной стойке, ее черные ботинки, больше подходящие для сухого и теплого сентября, оставляли слякотные следы, но по волшебству они исчезали, едва нога Бойки отрывалась от пола. В помещении было людно, накурено; колдуны и ведьмы выбрали свои лучшие наряды, чтобы прийти сюда; большинство из них выбрало не консервативные фасоны дремучего средневековья, а более современные. Бойка разглядывала их и не смущалась своего костюма, действительно больше подходящего магловскому джентльмену, нежели взрослой волшебнице.
Музыка пока не звучала. Бойка хмурилась, поглядывая на невысокую сцену.
- Мне стаканчик чего покрепче, - бросила Бойка подошедшему бармену, вглядываясь в лица британцев. Бармен поглядел на Бойку с большим сомнением - чего она конечно не заметила - и продолжал настаивать на сомнениях, пока Бойка не обратила на него внимания.
- Может, вы займете столик? - спросил он, обнажив белые зубы. Бойка прищурилась и решила, что это можно посчитать за улыбку.
- Мне нравится здесь, - ответила она и тоже улыбнулась. А в любом приличном обществе улыбку чернокнижницы лучше не видеть никому. Бойка поняла это по изменившимуся лицу бармена и, вскинув руки, чтобы показать чистоту свою и своих ладоней, прошла за свободный столик. Ей в спину что-то прокричали, но крик потонул в повизгивающем хохоте дам из большой компании.
Непосредственно в гуще англичан Бойка почувствовала себя в опасности. Она уже почти жалела, что зашла в ресторан, к ней начали возвращаться гнев и отчаяние, а еще к ее столику пробирались решительного вида двое рослых мужчин.

Какой-то молодой человек со страшной громоздкой фотокамерой, одним из первых прототипов, сделал неудачный снимок. Позже на нем разыгралась полноценная сценка как из комедии без слов, но с музыкой. Женщина, одетая как мужчина, махала руками, качала кучерявой головой, а вокруг нее чуть не скакали служителя порядка, пытаясь вежливо выпроводить ее из ресторана. Она вскакивала, что-то им объясняла, они садились - и обратно, они вскакивали и так далее, и если бы колдография была ускоренной, все это выглядело бы уморительно.
Бойка в целом действительно развлекалась. Она не могла не найти это забавным, а окружающие будто ничего не замечали, увлеченные друг другом, едой и выпивкой. Бойка понимала охрану ресторана, понимала, почему ее здесь не хотят видеть, но она отказывалась это принять, ведь на самом деле она не сделала ничего, что помешало бы тому февральскому вечеру пройти благопристойно в "Фонтане феи Фортуны". На смену принятию пришла природная вредность.

Пока разыгрывалась комедия, свет стал глуше до самой темноты, и на сцену вышла исполнительница. Для Бойки глуше стали парни из охраны, когда зазвучало пение. Мелодично и нежно. Под аккомпанемент рояля.
Бойка не слышала живую музыку очень давно. Записи на пластинках ей встречались, но сравниться с настоящим звучанием они никак не могли. Бойка вглядывалась во тьму, скрывающую обладательницу голоса. Ее успели подхватить под руки, поняв, что она не собирается сопротивляться.
Весь зал затих, наслаждаясь своим концертом.
Бойку грубо пихнули в спину, для верности охрана даже волшебные палочки достала. Она чуть не потеряла равновесие, сделала несколько неустойчивых шагв вперед, но устояла. Ссутуленная, она обернулась на охрану и снова улыбнулась. Мужчины захлопнули двери так, что с крыльца рухнул снег.
- Мантию! - хрипло крикнула Бойка, и мантию ей вернули, швырнув ее в лицо.

Колдунья прислонилась к стене рядом с широким окном, качая нерасчесанной головой. Метель стала заметно тише, снег приятно кружил в воздухе, а из ресторана Бойка могла слышать музыку. Звук не сравнить с тем, что был в зале. Но так, приглушенно, получалось даже поэтичнее.
Бойка гланула через плечо на сцену. Окно не давало полной картины, частично разукрашенное морозными узорами, но сцену можно было разглядеть. Пела совсем еще девочка, появившаяся аккурат когда Бойка заглянула в окно. Получилось эффектно, и Бойка невольно залюбовалась артисткой. Ее зрачки расширились, сделав темные глаза еще темнее и бездоннее, а кулаки снова сжались, и длинные ногти впились в ладонь. В остальном Бойка была непроницаема, и легко было прочитать лишь небольшую заинтересованность в происходящем.
На деле Бойка хотела быть там, внутри. Наблюдения с улицы ей явно было недостаточно.
Она отвернулась и прислонилась затылком к холодному камню здания. Закрыла глаза. Представила, что вокруг не морозная улица, а музыка, рояль, девушка, ее очаровательный голос. От фантазии Бойка улыбнулась, но реальность была слишком... реальной.
Да и снег залетал под воротник.

***

Бойка долго крутилась вокруг ресторана. Упрямое нежелание принимать очередной отказ, внутреннее влечение к прекрасному и еще то, как забавно реагируют люди на странные просьбы, магнитом действовало на Бойку. Она попыталась проникнуть в ресторан через кухню - ее выкинули оттуда с руганью. У нее получилось пройти через главный вход снова, но так она тоже далеко не продвинулась - и ее выкинули оттуда без шума. Бойке удалось стащить бутылку ликера, и февральский поздний вечер уже стал для нее теплее и слаще.
Одурманенная ликером, свежим воздухом и прочими невзгодами, Бойка решила дождаться, когда девчонка выйдет из ресторана. Пьяная мысль поселилась у нее в голове: "Она не должна губить свой талант среди этой публики", и до самого конца Бойка просидела под окном "Фонтана феи Фортуны".

❖ СВЯЗЬ
Гостевая, 745025688 или https://vk.com/id394776914
Можно задавать любые вопросы по персонажу.

+4

12


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ИСАБЕЛЬ ВЛАСОВА (в дев. ФЕРНАНДЕС)
ЛЮБИМАЯ ДОЧЬ и МУЖРАЗЫСКИВАЮТ ПРОПАВШУЮ ДУШУ СЕМЬИ------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://wx4.sinaimg.cn/mw690/4758cde5gy1fkteodtw1bg20bm05wu0x.gif


Sophie Marceau смена внешности

ЗАНЯТА
--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------


Многие факты остаются на решение игрока, который придет на роль, я же расскажу лишь о уже упомянутых фактах и о том, что является важным в понимании нашего видения персонажа.
Ты родилась 1880 году в семье испанской чистокровной семьи. Семья Фернандес дружная и любящая друг друга, поэтому здесь нет места рассказам о не счастливом детстве. Единственное, твоя семья чтит свое происхождение и довольно презрительно относится к полукровкам и маглорожденным, возможно - это повлияет на твои взгляды в будущем.
Ты окончила Шармбатон и, на сколько я слышала, то была одной из лучших учениц, чем безусловно добавляла поводов для гордости своим родителям, мне же в будущем ставилась в пример. Еще на последних курсах ты увлеклась созданием и изучением артефактов, и по ее окончанию выбрала для себя это поприще делом своей жизни, добившись значительных высот и получив признание среди коллег в разных странах. Сколько себя помню, ты всегда была занята в своей лаборатории, а порой брала меня, усаживала рядом и с упоением рассказывала о процессе создания того или иного артефакта, а также о их происхождении.
В 1900 году  ты знакомишься с Дмитрием Власовым. Это мог быть договорной брак двух чистокровных семей, но вам посчастливилось полюбить друг друга. Правда, любовь, как и костер нужно поддерживать, чтобы он горел постоянно, но частые разъезды, как твои, так и отца, в какой-то момент дали трещину и у Дмитрия, появляется ребенок на стороне, правда, ты не знаешь об этом до сих пор.
Новый этап ваших отношений случится, после вынужденного переезда из России в Болгарию к родным мужа в 1905 году, в этом же году на свет появилась я.
Мое детство было счастливым, несмотря на строгость воспитания, потому что всегда рядом были любящие родители. С тобой мы мастерили игрушки, сочиняли сказки, представляли себя принцессами, пытались разрушить кухню, создавая очередной шедевр. Мне не было за что упрекать тебя, разве что не отстояла мое право учиться в Шармбатоне. Но и это просто ерунда, в сравнении с тем, что я испытала потеряв тебя.
С моим поступление в школу, к работе ты вернулась полноценно, выезжая в различные экспедиции и командировки. В конце 1921 года ты отправляешься со своей группой на поиски очередного очень важного для мира артефакта, и все члены экспедиции пропадают, поиски не дают результатов, найдены  были фрагменты тел нескольких магов, и вся команда была объявлена погибшей. Я не верила в это, и даже отказалась присутствовать на похоронах.
Что случилось в той злополучной экспедиции, я не знаю, но моя интуиция меня не подвела. На твой выбор останется, по своему разумению ты оказалась среди приспешников Гриндевальда или тебе угрожают. Все события после 1922 года остаются на откуп тебе и твоей фантазии, но встреча нам с тобой предстоит, а при каких условиях это уже решим по факту.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

У нас всегда было прекрасное взаимопонимание, мы не просто любили друг друга как мать и дочь, мы были лучшими друзьями. Я никогда от тебя не слышала ничего дурного, пусть ты иногда, как полагается была строга, но всегда я чувствовала твою поддержку и любовь. К тебе я бежала со сбитыми коленками, жалобами, играми, тебе же первой рассказала, что влюбилась.
В жизни все было проще, пока ты была рядом…
Как я говорила выше, тебе решать будешь ли ты ярой сторонницей Гриндевальда, либо это вынужденное сотрудничество, но одно я знаю точно, даже если это был сознательный выбор, то оставить свою семью, свою дочь, тебе было тяжело, и это сделано было, чтобы оградить от опасности.
Наша встреча определенно состоится, это не будет просто, особенно если наши взгляды на мир теперь окажутся разными, но я определённо гарантирую - эмоций будет много.
Со стороны Дмитрия, в прошлом определенно ваши отношения претерпевали разные стадии, поэтому так же будет, что сыграть, а отношения на данный момент, вы сможете обсудить по приходу.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Буду рада, если вы придете и возьмете эту роль, здесь есть огромное поле, для игры как личной линии, так и для участия в сюжете.
Внешность можно менять, только убедительная просьба, чтобы это была брюнетка и подходить по возрасту, в остальном нет никаких ограничений.
Ты приходи, а с нас любовь)))))

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

Промозглый серый Лондон всегда по погоде уступал солнечной Болгарии, даже в феврале, там на родных берегах светило баловало своих детей, здесь же увидеть солнечную погоду было сложно, словно над Англией распластал свое полотно смеркут. Но несмотря на все климатические минусы, Саша искренне любила эту страну, проникаясь местными традициями, постоянно завязывая новые знакомства, девушка точно знала, что на данный момент она свое место нашла.
Сейчас вся ее жизнь крутилась, словно заведенная детской рукой юла, крутящаяся быстро, вертко, но часто срываясь то в одну, то в другую сторону. Получить роль в новой постановке было просто удачей, еще большей было то, кого ей представилось сыграть - Ровена Рейвенкло. Для английских волшебников она не просто историческая личность, а эта женщина была из тех, о ком говорили с волнением и восхищением, о каждом из основателей школы Хогвартс так говорили, даже о запятнавшим для многих свою репутацию Салазаре Слизерине. Хогвартс для волшебников Туманного Альбиона был поводом для хвастовства и гордости, и Саше всегда было грустно оттого, что у нее с Дурмстрангом так не срослось, хотя многие из ее сокурсников осуждали девушку за подобные мысли, но теперь у нее был шанс прикоснуться к этому, пусть и не будучи студенткой.
Большая часть дня Алекс, как ее имя часто сокращали в Англии, проходила в Академии, помимо основных занятий, девушка много времени дополнительно занималась с преподавателями техники речи и сценического искусства, позже бежала на репетицию в театр, и ближе к ночи у нее пару раз в неделю были выступления в ресторане «Фонтан Феи Фортуны», правда подработка была не ради звенящих галлеонов в кармане, хотя собственные заработанные деньги не могли не радовать, а для опыта выступления на сцене. Закончив свои дела в театре, поговорив с постановщиком спектакля, девушка как раз направлялась в ресторан, когда ее сзади окликнул веселый звучный голос.
- Сашка, Сашка, - рыжеволосая волшебница, сжимая шапку в руке, в расстегнутой мантии и сбившимся шарфом бежала на встречу подруге. -  В общем это…. Домой сегодня не приходи, там… - красноречиво скорчившаяся гримаса не предвещала дальше ничего хорошего, - зелье взорвалось и надо проветриться квартире, -шкодливо призналась Богдана. – После выступления ныряй домой, ну в смысле в Болгарию, я после смены тоже туда, сделаем твоему отцу вечер.
- Дана, я тебя убью если нас выселят, или мои вещи опять будут вонять, - фыркнула волшебница, но больше для профилактики, чем действительно злилась. За годы проведенные вместе с Даной, она была готова мириться с любыми неудобствами, лишь бы рыжая была рядом.
- Не злись, я все исправлю, а пока побегу, за закрытую аптеку мне спасибо не скажут, - скрылась Богдана так же лихо, как и возникла.
- Горынч тебя раздери, Попеску, - крикнула в след на русском волшебница и улыбнувшись пошла дальше, ловя на ходу падающие с неба снежинки.

По скрипучему свежему снегу волшебница дошла до ресторана и зашла с черного хода, поздоровавшись с персонало, девушка прошмыгнула дальше. Быстро переодевшись в кладовке, которую ей выделили под гримерку, девушка привела в порядок волосы, нанесла немного косметики, дабы придать образу большей выразительности. Вернувшись обратно, Саша поводила носом, вдыхая ароматы свежеприготовленных блюд.
- Чего нюхаешь, садись накормлю, опять со своими театрами голодная ходишь, - громко скомандовала госпожа Анна, так все называли главного повара в ресторане, женщину в годах, пышную, приветливую, с материнской заботой, относящейся ко всем встречающимся ей желудкам, и командным голосом. Домовики, в ее подчинении, понимали госпожу Анну с полуслова, и работали в блестящей команде, поэтому стоило только женщине сказать, а перед Сашей уже стоял чай и горячий бутерброд.
- Спасибо, Анна, - скромничать или отказываться Александра уже не пыталась, как и пытаться оплатить свою трапезу, потому что спорить было бесполезно, главное, что сошлись на том, что ей не пытаются скормить целую гору еды перед выступлением, что потом дышать невозможно. – Много там народа? - спросила Саша, тщательно пережевывая бутерброд.
- Ой, ну пол зала, но погоди, сейчас самое время, набегут, - махнула рукой повар и, взяв новый заказ, ловко стала размахивать палочкой.
В кухню влетел директор, вечно спешащий и всклокоченный пожилой волшебник, сделав попытку стащить что-то со стола, он получил по руке звонкий шлепок от Анны.
- Власова, ты опять на кухне жуешь? – переключился резко директор. – Заканчивай и марш на сцену, глядишь споешь на две песни больше!
- Отстань от девочки, тиран! Лучше скажи мне, что за помои ты мне купил вместо овощей в этот раз? – ловко парировала госпожа Анна.
Саша же под шумок убежала, чтобы сделать последние приготовления, проверить список и порядок песен, который установили музыканты.
Выступать было каждый раз волнительно, но уже не так страшно, как в самый первый раз, когда ты даже в ноты не все попадаешь, и голос в первых словах, как-то предательски срывается на хрип, но стоило Александре тогда взять себя в руки, песня начала литься глаже, а у публики появился интерес. Сейчас уже гораздо легче выходить перед зрителем, но волнение вначале, кажется, будет присутствовать всегда. Некоторые актеры даже поговаривают с колокольни своего опыта, что плох тот артист, если перестал испытывать подобные эмоции перед своим зрителем, значит погас в нем огонь таланта, и пропал вкус к игре.
В зале притушили свет, и горели лишь магические огоньки своим тусклым сиянием над столами. Девушка вышла на сцену, присев на высокий стул, в пол оборота к публике, касаясь лишь одной ногой пола. Рояль сыграл вступление, луч света озарил волшебницу, и тонкий мелодичный голос стал «рассказывать» историю о далекой прекрасной стране, куда есть путь лишь особенным людям. В зале была возня, но Саша, исполняя композицию, словно оказывалась в тех бескрайних далях облаков, о которых пела, совершенно не замечая, что творилось вокруг. На припеве подключились и другие инструменты, и мелодия стала более звучной и насыщенной. За первым номером пошел, второй и третий, пока вся программа на сегодня, и две композиции на бис не были исполнены.

- Пока, Анна, встретимся после завтра, - произнесла торопливо девушка, чмокнув повара в щеку, и на ходу накидывая теплую мантию поспешила на выход, пока мистер Дикс не попросит ее задержаться, а она не сумеет отказать в очередной раз.
Махнув почти у дверей охраннику и бармену, девушка выскользнула на заснеженную улицу, накинув на голову капюшон. Небо продолжало сыпать на землю снег хлопьями, огромными и пушистыми, словно лебяжий пух. Саше нужно было лишь завернуть за угол, чтобы воспользоваться порт-ключом, но очень хотелось погулять по Косой аллее. Стоило сделать пару шагов, как словно бы из ниоткуда перед ней материализовалась невысокого роста фигура с всклокоченной копной кудрявых присыпанных снегом волос, хотя Александра могла и дракона не заметить задумавшись.
- Доброго вечера, - улыбнувшись произнесла Власова.

❖ СВЯЗЬ гостевая, лс, а там уже если надо будет выдам другие контакты

Отредактировано Alexandra Vlasova (15 января 20:35:41)

+4

13


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

РИЧАРД ВАЙС
БЫВШИЙ РАЗВЕДЧИКРАЗЫСКИВАЕТ ДРУГА, ИЗБРАВШЕГО ПУТЬ ВРАГА------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://s7.uploads.ru/1kQmn.gif

Aidan Gillen


--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Ты потомок одного из первых двенадцати мракоборцев США, чьи имена навсегда вписаны в магическую историю нашей страны. Громкая фамилия не довлела над тобой - напротив, ты всегда гордился героическим предком и был с детства намерен сделаться мракоборцем, хорошим мракоборцем, возможно, лучшим из лучших, чтобы твоё имя запомнилось не хуже, чем имя твоего знаменитого пра-пра-прадеда.
Ты с отличием окончил факультет Птицы-Гром в Ильверморни, ты был абсолютно блестящ на стажировке мракоборцев МАКУСА. Вероятно, слишком блестящ, поскольку разведка использовала все возможности, чтобы забрать тебя у аврората. Рогатому змею ведомо, какие методы шли в ход и пролилась ли кровь, но дело закончилось тем, что ты оставил свою мечту сделаться лучшим мракоборцем Северной Америки в пользу новой - и новая вела на поприще разведчика.
Возможно, этот перелом заставил тебя иначе увидеть жизнь, а может быть - та, кого ты однажды встретил, но  разведка не сковала твоё сердце тяжёлой цепью, что позволила бы утверждать: он женат на своей работе. Женился ты не на работе - на прекрасной женщине, и она подарила тебе такую же прекрасную дочь. Жизнь твоя складывалась подобно сказочному сюжету, однако случилось так, что сюжет этот вдруг сделал резкий поворот, уходя неожиданно с освещенного солнцем пути в окутанный сомнениями, смятением и болью мрак: ты потерял возлюбленную. В дочери, оставшейся с тобой, ты видел теперь единственный смысл своей жизни, и ведь, уходя, жена просила тебя уберечь её дитя.
Но ты не уберёг. И эта новая потеря ожесточила тебя: что-то сломалось внутри, почти бессознательно ты искал способов избавиться от мучительной боли, переполнявшей истерзанное сердце, и отчего-то не видел иного облегчения кроме мести. Твою девочку забрали не-маги. Ты нашёл их - о, в этом ты был непревзойдённо хорош - и уничтожил. Но месть не принесла облегчения. Ненависть, болезненная чёрная ненависть, до сих пор сосредоточенная в единственной точке, разрослась непомерно и накрыла собою полмира, обратившись на всех не-магов. Ты знал того, кто поможет тебе. Того, кто направит в нужное русло твои уникальные навыки, твой острый ум, твою потрясающую трудоспособность.
И сделал то, за что полжизни ты презирал других. Ты встал под знамёна Геллерта Гриндевальда.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Наши пути не были идентичны, но постоянно пересекались, хотели мы того или нет. Мы учились вместе в Ильверморни, вместе пришли в аврорат, и в разведку ты тоже пришёл - нет, не вслед за мной, но мы вновь оказались вместе. В таких условиях сохранить равнодушный нейтралитет чрезвычайно сложно - тут уж либо друзья, либо враги, но причин для вражды у нас никогда не было. Лучшими друзьями не разлей-вода мы тоже не стали - больше тяготели к соперничеству, бескровному, шутливому, однако упорному. Возможно, ты так долго сопротивлялся вербовке разведки, не желая, чтобы кто-нибудь хотя бы помыслил заикнуться, будто ты последовал за мной.
С годами, по мере того, как взрослели и зрели наши умы, соперничество разрешилось взаимным уважением, доверием и крепким приятельством. Ты был тем, с кем я, несомненно, пошёл бы в разведку. Что говорить, ведь я действительно ходил с тобой в разведку в самом прямом смысле.
Когда в моей жизни случилась беда и потеря любимой разделила её на "до" и "после", ты был одним из тех, кто предпринял не одну попытку вернуть меня в мир живых людей, но тебе не удалось.
А потом и для тебя настали чёрные дни.
Твой ум, твои навыки, знания, твой опыт - и всё это на стороне врага... Немыслимо. Чудовищно. По-настоящему страшно.
Не мне судить тебя, Ричард. Я знаю твою боль. Я знаю, что её не излечить.
Я знаю, что месть не поможет тебе. Что ненависть отравляет твою душу.
Но я не знаю, что произойдёт, если мы встретимся теперь, когда стоим по разные стороны баррикад.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ Я считаю, что в Армии Гриндевальда у Ричарда высокий чин - как минимум Рыцарь, но скорее всего, Офицер.
❖ Конкретных планов у меня нет, персонаж родился внезапно и случайно, но очень мне нравится. Его нет ни в моей анкете, ни в моих постах, но, уверяю Вас, место для него найдётся. Если Вы будете активны и заинтересованы, я вообще Вас так заиграю, ещё бегать от меня начнёте.
❖ Абсолютно всё, что есть в заявке, подлежит обсуждению. Я чрезвычайно гибок и всегда готов искать компромисс.
❖ Всё, чего в заявке нет, оставляю на Ваше усмотрение.
❖ Я соигрок деликатный, количество знаков не подсчитываю, с постами не тороплю, к себе ожидаю такого же отношения.
❖ Самое главное для меня как для автора заявки - чтобы она нашла игрока, который увидит в моём наброске живую личность, захочет её развивать, почувствует с ней родство, что бы это ни значило. Если это случится, всё прочее мы уладим.
❖ Нет, правда, приходите. Тёмному блоку нужны такие люди. Светлому блоку тоже есть, за что побороться - ведь Вашу душу ещё можно спасти, верно?
UPD
❖ Пока я Вас ждал, у Вас объявился зять - вдовец Вашей покойной старшей сестры, и он - ни много ни мало - ферзь в Армии Гриндевальда. Это ли не повод наконец появиться, Ричард?

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

Альфреду показалось, что Ричард на самом деле испытал облегчение, когда вызов из МАКУСА остановил их путь в начале кладбищенской аллеи. Чем ближе они подходили к могиле его сестры, тем отчётливее ощущалась тяжесть, ложащаяся на плечи Вайса. Он уже очевидно ссутулился, когда кованые ворота остались позади, и ладонь, сжимающая букет тёмно-бордовых роз, побелела от напряжения.
Нервно перекручивая на запястье браслет-артефакт, сообщивший о срочном вызове, Ричард поднял на друга взгляд, и Альфред кивнул, протягивая ладонь. Говорить было тяжело и ему: слишком долго они шли в молчании, погружённые в собственные мысли, - разговор прервался на выходе из кофейни в пяти кварталах, оба не сговариваясь решили идти пешком, отказавшись от аппарации. Их дружескую связь нельзя было назвать крепкой: не прошло ещё и трёх лет с тех пор, как школьное соперничество начало своё перерождение, и отношения их сделались хрупкими, как становится хрупким всё на изломе - ещё не держались они за руки, но уже не стояли по разные стороны баррикад, лишь решили идти бок о бок, рядом. Делиться болью вслух они ещё не умели, но доверие было уже достаточным. Ричарду - чтобы впустить Альфреда в своё горе. Альфреду - чтобы искренне ощутить тот его отголосок, что возможен для открытого сочувствию сердца.
Ричард вложил в протянутую руку букет и, не тратя времени более, активировал служебный портал. Альфред нахмурился, опуская взгляд на розы: крупные шипы чувствительно впились в кожу ладони. Ричард оставил шипы на розах - возможно, ему необходима была эта боль. Они с сестрой не были особенно близки, как близки бывают сиблинги с небольшой разницей в возрасте, как близки были Альфред с Миллардом. Но её образ значил для него очень многое: Ричард всегда тянулся за Тэсс, она была примером ему, эталоном во многом. Сам Альфред мало знал Тэсс, но хорошо запомнил, и запомнил её детей, смерть которых, признаться, задела его гораздо сильней - он и сам не смог бы сказать, почему, поскольку никогда не отличался любовью к маленьким детям, скорее опасаясь их и держась в их присутствии с осторожностью.
Альфред оставил розам их шипы, лишь перехватив букет поудобнее, чтобы они не так жестоко ранили ладонь, и продолжил путь по кладбищу в одиночестве. Обыкновенно его живой, деятельной и энергичной натуре претило подчёркнутое холодное спокойствие кладбищ, и он чужд был мыслей о смрети, о недолговечности всего материального, о том, как всё в мире зыбко и преходяще - эти мысли не задерживались в его голове, оставались лишь острыми колючими галочками понимания: "да, знаю", "да, так и есть", "да, верно, а теперь давай о чём-нибудь другом". Теперь же, ещё в обществе Ричарда, Альфреда охватила несвойственная ему отрешённость, которая теперь, когда он остался один, лишь усилилась.
Уже подойдя к могилам Тэсс и её детей, он осознал вдруг, что одиночество его вскоре будет нарушено - вернее, это он намерен нарушить чужое. Альфред замер в нерешительности, безотчётно сжав букет, и едва не зашипел от пронзившей ладонь боли - один из шипов впился между пальцев с особенной жестокостью. Возможно, стоило бы уйти, не тревожа скорбь человека, вытянувшегося у могилы чёрным каменным обелиском. Но Альфред подошёл уже слишком близко, и, услышав его шаги, незнакомец поднял голову. Шагнув к надгробию, Батлфилд опустил букет на холодный камень и выпрямился, потирая исцарапанную ладонь.
Мужчину, рядом с которым стоял он теперь, плотным саваном окутало отчуждение, искрящее по краю невидимыми разрядами глухой, невыплаканной до сих пор боли. Альфред догадывался, кто этот человек - наверняка муж Тэсс. Они никогда не встречались, но в доме, который случалось однажды посетить Батлфилду, была его колдография. Кажется лишь, что он постарел в сравнении с ней и седины в волосах значительно прибавилось. Впрочем, вероятно, колдография просто была старой.
Альфред вздохнул, смыкая в замок за спиной зябкие руки. Невидимый чёрный саван, облепивший высокую фигуру мистера Хартманна, не позволял ему открыть рта, но и молча уйти - не позволял тоже. В молчании стоять рядом казалось ему теперь до странности правильным, хоть это всем его прежним правилам претило.

❖ СВЯЗЬ
Гостевая. Долго меня ждать не придётся.

+6

14


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

КИРИЛЛ ШИРКОВ
БЫВШИЙ ДРУГРАЗЫСКИВАЕТ ОСКОРБЛЕННОГО ПИРОМАНТА------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://i12.pixs.ru/storage/6/9/7/66mediatum_5130073_30917697.gif


Konstantin Khabenskiy


--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Если честно, я мало думал о его детстве. Но предполагаю, что все же он из семьи чистокровных. Ну, или незаконнорождённый сын от связи чистокровного отца с богатой родословной и полукровки. Родился примерно в 1881 году, на данную дату тебе лет 46. Точно то, что ты закончил Колдотворец. После окончания школы пошел учиться на специалиста по ритуалам и проклятьям. Где-то примерно в 20-22 был отправлен на практику в Министерство Магии, где к слову неплохо себя проявил. Там ты познакомился со многими полезными людьми и в том числе из числа авроров, род деятельности которых показался тебе тогда очень необычным и интригующим. Примерно в эти же года был завербован сторонниками борьбы с монархией и ее свержению. Где и проявил впервые талант по созданию гибридов из разных проклятий, унесших жизни многих магов и маглов. (я это вижу подобия бомб, только на магический лад). Был ранен в ногу, поэтому с тех пор хромаешь. Был отстранен из министерства. Я думаю, на время вернулся обратно в институт, дабы не привлекать к себе чрезмерное внимание. После революции самовольно отправился на фронт, где отслужил и выжил. Вот только мирная жизнь уже не казалась тебе нормой. Какое-то время, путешествовал по миру, где и встретился со сторонниками Гриндевальда и с легкостью попал в ряды (если Гриндевальд разрешит в ряды офицеров за прошлые заслуги в другой стране и богатого опыта в проклятьях, что ты виртуозно видоизменяешь под оружие). Сейчас находишься в армии Гриндевальда, живешь в Румынии, скрываясь от властей. При этом через подставные лица владеешь парочкой магазинов «Игла» специализирующихся по продаже магических сувениров и подарков.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Познакомились мы в Министерстве. В меру своей практики тебя на какое-то время приставили ко мне в качестве консультанта по одному делу, связанному с ритуальными убийствами маглов. Мы быстро нашли общий язык, ты был знаком с моей семьей и вхож в нее. Я воспринимал тебя как младшего брата, стараясь быть для тебя примером. Вот только ты не был настолько откровенен и скрывал факт своей причастности к взрывам, что стали не редкостью в Москве на тот период времени.  Мы оба влюбились в девушку маглу, с которой у меня был роман, и которая родила мне сына. Но, не смотря на обиду и то, что знаком с моей молодой женой, ты молчал об этом и всячески пытался отговорить меня от завязавшегося романа.  Позже, примерно через два года, на одном из заданий я преследовал потенциального виновника в очередном взрыве на заводе. Дуэль окончился твоим ранением в ногу и раскрытием твоей тайной жизни. Я вместо того чтобы сдать тебя в Министерство пожалел, и просто отпустив, но написал главе отдела о том что не вижу целесообразности в дальнейшем сотрудничестве с тобой и считаю, что специалист нам больше не нужен. Ты был отправлен из Министерства обратно в институт.  Позже я уеду из страны, а ты продолжишь участвовать в подрыве власти императора и преуспеешь в этом. Так же ты продолжишь приглядывать за той девушкой, в которую мы оба были влюблены, а заодно за тем как рос мой сын. Возможно, даже был близким другом для них. На данный момент ты разыскал мою дочь. Так же к слову, ты убил моих родителей.
Имя и актера можно заменить, только предупредите в гостевой, дабы я поправил в постах. 

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Какие у нас отношения? Я вижу Кирилла своим личным врагом. А если быть точнее таковым меня видит он, для меня этот маг, по-прежнему близкий для меня человек не смотря на все, что между нами произошло. Я разыскиваю его, с тех самых пор как фамилия Кирилла всплыла в делах связанных с Гриндевальдом. Даже не зная о том что, он знает о моей семье куда больше нежели я сам. Мне хочется разыграть их отношения от глобальных опасных дуэлей не на жизнь, а на смерть. До задушевных разговоров пропитанных обидой, язвительностью. Что-то из прошлого, хотя бы то самое дело о ритуалах или дуэль где он был ранен мной.
Я вижу, как с годами этот маг менялся. В тот день, когда мы познакомились, Кирилл был веселым открытым парнем, неуверенным в своих силах как специалиста, но с огромными амбициями. Но по ходу его жизни и работы, он становился намного злее. Опытнее и опасней. Его страсть к загадкам и опасным заклинаниям, проклятьям превратила его в своего рода наркомана до крови и жертв. Он питается своими успехами и чем больше он причиняет боль, тем он сильнее. На данный момент он опытный боец, лучший в своем деле проклятий и ритуалов, скорее всего он обучился защищать свой мозг  (окклюменции) и вполне мог освоить безпалочковую магию.
 

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

Власов усмехнулся на колкость собеседника, но не стал накалять обстановку просто придерживаясь точки зрения «молчи - за умного сойдешь». Но даже по возвращению в министерство встреча с Альфредом в очередной раз растеребило то самое чувство некой недоговоренности и недопонимания, даже какой-то обиды из-за этого. Будто каждый раз, когда они встречаются, судьба пытается пинками дать что-то понять или намекнуть, подкинуть в голову что-то что поможет, наконец, определится с тем, как сам Дмитрий относится к ребятам из МРАКа и как он воспринимает их с точки зрения заместителя главы.  Вообще это уже походило на какую-то психическую маниакальную зависимость крутить в голове все это. МРАК стал для него неотъемлемой частью его жизни, да не совсем той которую легко понять и совсем нелегко принять для человека гордого и казалось самодостаточного и взвешенного. Но, увы, это так. У всех есть слабости и, по всей видимости, больной темой для Власова отныне стала эта организация – чтобы ей было пусто.
Но время идет, страсти поутихли и в душе мага тоже, как раз для того чтобы через день вихревая нить событий опять вернула его к вопросу МРАК и что с ним делать? Вот только теперь это больше походило на издевательство. Ближе к полудню в кабинет зашел помощник. Молодой паренек с кудрявой черной, как смоль головой и такими же глазами, худощавый и не очень высокий. Богдан уже несколько лет работает помощником Дмитрия и зарекомендовал себя как очень старательный сотрудник. На удивление этот маленький парнишка успевал выполнять поручения не только самого Власова, но порой и главы отдела, да еще и найти себе верных товарищей в лицах половины аврората. И самое поразительное, Власов не помнил, когда он видел его угнетённым, грустным или расстроенным, уставшим. Всегда улыбчивый отзывчивый парнишка не без труда поставил на стол Власова увесистую стопку папок с делами.
- Это все что смог найти, сер. В архивах сейчас какая-то неразбериха. Кажется у них небольшое ЧП со сбежавшими Докси из отдела магических популяций. – улыбнувшись и пытаясь отдышатся.
- Хорошо Богдан, спасибо.
- Да что вы… - легкий румянец на щеках. Парень чуть не упал,  столкнувшись с креслом напротив стола Дмитрия пятясь назад к двери. Некая неуверенность паренька порой умиляла, а то в какие порой неловкие ситуации он попадал, торопясь скрыться с глаз начальства вызывала по-отечески добрую улыбку. По совершено случайному стечению обстоятельств, когда Богдан ставил стопку папок, одна из них соскользнув на стол, оказалась перед Дмитрием, и именно ее он и открыл первой. Странное стечение обстоятельств или же опять происки невидимой руки судьбы, но первым же что маг увидел в отчёте фамилию знакомого человека.
- Постой. – помощник уже почти скрылся за дверью в коридор, обернувшись на голос начальника.
- А почему я не видел этого дела ранее? Я же просил отправлять мне все дела, где фигурировала бы фамилия Ширков. – Власов еще раз перечитал фигурирующие в деле фамилии, убедившись, что речь и правда, о том самом маге. Сразу по первой фразе в отчете «Оказавшись в черном тумане после взрыва…» стало ясно, что речь шла именно о Кирилле.
- Скорее всего этот отчет был прислан из МРАКа на днях, сер. – паренек задумчиво прищурился пытаясь вспомнить, когда же отчеты поступили в министерство.
- Очень много отчетности от них пришло только вчера вечером и половину еще не разобрали, простите, я просто не успел.
- Хорошо. Убедись что в архивах не завалялось еще что-то и проследи за тем чтобы эти документы оказались в моем кабинете как можно быстрее. – помощник кивнул и осторожно прикрыл дверь за собой оставляя Дмитрия со своими мыслями.
Власов уже очень давно ищет Кирилла, пытаясь предугадать, где тот может объявиться. Но, не смотря на то, что он знал этого мага, схема его работы всегда была непредсказуема. Он не имел каких-то предпочтений в своих действиях, только страсть к массивным ударам по массам живых людей, желательно с красивой концовкой в виде ловушки для прибывших авроров. Он как призрак появлялся и оставлял за собой короткий кровавый след в никуда. А все кому удавалось подобраться близко к Ширкову, были найдены мертвыми, причем причинами смерти всегда были разные проклятья не всегда поддающиеся определению. Да уж, Кирилл всегда умел удивлять. Причем неприятно удивлять. В самом министерстве есть упоминание о том, что Ширков работал на министерство в России, но о том, что Дмитрий был его наставников в своем роде и не один год работал бок о бок с этим магом, нигде не упоминалось.
Откинувшись на спинку кресла, прихватив фотографию из дела, с которой на него смотрел хмурый мужчина со взглядом волка одиночки, заставляя внутри что-то сжиматься от боли из прошлого до страха. Да-да, страха, перед человеком которого ты когда-то считал членом семьи, которому доверял. И все что Власов сейчас смог понять, МРАКу посчастливилось встретиться с Ширковым, а это означало, что придется наведаться к Альфреду с его компанией. А на фоне последней встречи эта затея не казалась столь удачной на первый взгляд. Власову придется переступить через все, что он думал о МРАКе с их манерой работы и просить о помощи?

Потребовалось потратить время на официальный запрос к МРАКу с просьбой принять Власова по вопросам уточнения некоторых вопросов последних дел, а заодно навести справки, насколько тесно была встреча ребят из организации со старым другом. По причине своих дел и затяжного ответа от главы МРАКа Дмитрий оказался в штабе ребят только утром следующего дня. Как и ожидалось, шагнув из камина в просторную комнату, напоминающую больше гостиную, или зал для приема гостей именуемого холлом Дмитрия встретил уже знакомый родственник.
- Альфред. – чуть улыбнувшись уголками губ, оглядываясь вокруг. Дмитрию не приходилось еще бывать здесь, да и как-то не было на это времени и желания. Как и сам МРАК не любил гостей даже из министерства. Этакая обоюдная нелюбовь и недоверие, кажется, устраивала всех.
- Ты стал моим личным консультантом? – прищурившись, сняв с рук кожаные перчатки.
- Миленько тут у вас. – не сдержавшись откомандировав обстановку.
- Поскольку мы оба человека занятых, не буду забирать у тебя и себя много времени. Перейдем сразу к делу.

Если что-то не так, пиши в ЛС поправлю.

❖ СВЯЗЬ  https://vk.com/kisty2013 , Лс или гостевая

Отредактировано Dmitry Vlasov (15 ноября 09:50:26)

+4

15


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

СЕРАФИНА ПИКВЕРИ
ФЕРМЕР ИЗ ДОМА ПТИЦЫ-ГРОМРАЗЫСКИВАЕТ ГОСПОЖУ ПРЕЗИДЕНТА------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://s15559.pcdn.co/wp-content/uploads/2016/11/Male-and-Female-Auror.gif


Carmen Ejogo


придержана
--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Та самая Пиквери. Сколько помню тебя, ты была той самой.
Та самая Пиквери, которую были готовы принять в свой дом все четыре покровителя Ильверморни.
Та самая Пиквери, перед которой гиппогриф на занятиях УЗМС склонил голову первым.
Та самая Пиквери, которая сварила идеальный напиток живой смерти с первой попытки и не испугалась самолично его продегустировать.
Та самая Пиквери, которая стала Президентом МАКУСА. И не удержала свой пост.
Ты с честью решила проблему с Обскуром и Гриндевальдом. Право, никто не справился бы лучше тебя. Опасный преступник был передан в руки европейцев и покинул территорию Соединённых Штатов. Но что-то пошло не так, и собственно территорию Штатов Гриндевальд покидал будучи свободным как ветер.
Разумеется, европейцы предприняли отчаянную попытку повесить вину на Америку. С твоей точки зрения выглядели они жалко и просто смешно, однако не все оказались согласны с тобой. Даже твоя практически безупречная подкованость в области магической юриспруденции не помогла удержать пост Президента.
Оказывается, это ты дала Гриндевальду сбежать. Иначе почему именно ты понесла ответственность за его побег?
Что ж, более ничто не удерживает тебя в МАКУСА, да и, признаться, смотреть в эти лица и держать палочку в кармане - настоящее испытание. Даже твоей железной воли однажды окажется недостаточно.
Своей палочке и своим познаниям в мире законов и правил магического международного сообщества ты нашла иное применение: оказавшись в Европе, ты наводишь справки о МРАК и отправляешься прямиком в Калето Белоградчик. Впрочем, в твои планы не входило становиться частью передового отряда, пока не выяснилось, что совсем недавно МРАК лишилась юриста.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Та самая Пиквери, которая единственная во всей школе называла меня "фермерским сынком" и в ответ встречала улыбку.
Та самая Пиквери, которая открыла мне глаза на непреложный факт: в мире есть девушки. Умные девушки. Красивые девушки. Волшебные девушки.
Отношения, которые связывали нас, трудно назвать романом - скорее они напоминали азартные соревнования. Быстрее, выше, сильнее, точнее, полнее, ярче: кто кого? Кто лучше переработает это заклинание для вон той цели? Кто яснее понял новую тему по трансфигурации? Чья работа окажется выше оценена преподавателем? Кто поставит другому шах и мат? Кто первый долетит до ворот? И обратно? И квоффл забросить не забудь! Нет, не в эти ворота! Обогнать тебя, переспорить тебя - задачи это были наисложнейшие, но в тот год мне не хотелось и не искалось иных. Мне без тебя не дышалось, не училось, не думалось.
А потом - схлынуло. Чувства скатились с нас, как скатываются дождевые капли с перьев птицы-гром, когда отсверкает гроза. Соревнования стали какими-то пресными, азарт угас и на размётанном ветром времени пепле родилось крепкое товарищество - корнями уходило оно во взаимопонимание, которое отчего-то - единственное - сохранилось между нами. Не знаю, откуда оно взялось и почему оказалось таким прочным, ведь мы такие разные, в нас ничего похожего не сыскать - ни на первый взгляд, ни на второй, ни на третий. И всё же, мы хорошо понимаем друг друга.
Как ни странно, как ни удивительно - но до сих пор.
Признаюсь, видеть тебя в Калето среди тех, кто стал уже моей семьёй - ошеломительно. Всякий раз ошеломительно точно в первый. Но ты врастаешь в эти стены быстрее, чем я мог бы себе представить. Возможно, в этом - один из твоих талантов: в Ильверморни я тоже это ощущал, да и в МАКУСА ты казалась явлением неотъемлемым, точно была Президентом всегда. И вот теперь ты с нами, Пиквери. Что ж.
Добро пожаловать во МРАК.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ Персонаж канонический, так что, если Вы хотите играть Пиквери, но не желаете связи со мной в прошлом - воля Ваша. Однако, членство её в передовом отряде МРАК - форумный хэдканон, который уже утверждён и не изменится.
❖ Я гибок и толерантен, готов к поиску компромиссов абсолютно в любом вопросе.
❖ Что касается игры: мне интересно было бы раскрыть период обучения в Ильверморни, и я вообще люблю флешбеки, так что как минимум один Вам обеспечен. Захотите больше - будет больше. Отношения видятся мне потенциально интересными, они подлежат обсуждениям, дополнениям и трансформациям, главное нам поймать общую волну.
❖ Если сомневаетесь - не сомневайтесь. Приходите в МРАК, у нас весело. Уверен, Серафина Пиквери, самолично отстоявшая право волшебников на Веселящую воду в условиях тотального американского сухого закона, непременно приживётся в нашей дружной компании.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

Самое первое задание в разведке просто не может быть по-настоящему сложным, по-настоящему опасным, по-настоящему ответственным. Самое первое задание - всегда проверка твоего потенциала, который в условиях тренировок и теоретической подготовки может выглядеть самым что ни на есть блестящим, но в реальном мире со всеми его форс-мажорами и необходимостью импровизировать дать на выходе нулевой результат. Самое первое задание - ерунда, курорт, - с уверенностью заявляли Мерри Батлфилду опытные агенты, - какие там могут возникнуть проблемы? Не будет там никаких пиратов, храни тебя птица-гром, это же просто русалки, кому они сдались к вампусовой бабуле. Ты их рожи видел? То-то же.
Но разрешение на использование межконтинентальной каминной сети Альфред держал в пальцах бережно, с таким необыкновенным внутренним трепетом, точно соткано оно было из паучьей паутины, а вовсе не на привычной бумаге отпечатано. В Бургасе вместо привычной бумаги ему вручили пергаментный свиток, и это лишь добавило настроению ребяческой торжественности, и даже казалось странным, что над Голландцем реет всего пара невзрачных флагов, что пушки не палят с пристани, что не выстраивается вдоль пути к трапу почётный караул. Всё вокруг было обыденно, суетно, люди сновали туда-сюда с деловитым видом, каждый был занят делом, каждому было наплевать на американца, аппарировавшего на специально огороженный толстым канатом прямоугольный участок на пристани в компании невозмутимого министерского чиновника в круглых очках. Вся эта обыденность не ранила Мерри - его вообще задеть и ранить было весьма трудно, - но сообщило его настроению новый оттенок. Он начал старательно делать вид, будто и для него всё происходящее не внове, будто он таких вот подводных кораблей уже два десятка видал, и море ему что весенняя лужа, и чужая страна не диковинней неисследованного района Тусона. Он - агент магической американской разведки, он здесь чтобы всех спасти, даже если они, бедняжки, об этом пока не знают. Сложновато оказалось сочетать в своём образе небрежность, лёгкий налёт скуки, необыкновенное внутреннее достоинство и непоколебимую уверенность в своих силах, особенно тому, кого изнутри так и распирало от счастья и неуёмного любопытства, вынуждающего стряхнуть показную леность, открыть рот и глазеть по сторонам, всё потрогать, везде заглянуть и всех по очереди растормошить десятком вопросов.
Сложновато, но Альфред справлялся. С грехом пополам. Чиновник представил его капитану - широкоплечему мужчине средних лет с лохматыми баками, придающими ему сходство с енотом, и хитрым прищуром, - глаза у капитана Невена были серые точно грозовое небо и пронзительные, а прищур этот им был что точило - с ним взгляд ещё сильней заострялся. Этот взгляд скользнул по агенту Батлфилду, и тотчас его соломенная шляпа, его жемчужно-серый пластрон, голубой блейзер, льняные брюки и белые туфли - всё это стало казаться ему неуместным, пижонским, глупым до такой степени, что он готов был не сходя с места трансфигурировать свой костюм во что-нибудь незаметное и простое. Снимая шляпу, Батлфилд заозирался в поисках чиновника, который при всей своей невозмутимости подобных чувств не вызывал, но того точно бризом сдуло.
- Американская разведка? - переспросил капитан, изогнув кустистую бровь.
- Так точно, капитан, - отозвался Батлфилд, не подумав, и на мгновение замер, ища в лице Зорко Невена намёк на пренебрежительное изумление: по факту разведчик - лицо гражданское, и нечего корчить тут из себя члена команды.
Но капитан лишь в усы усмехнулся - краткий миг, - и, взмахнув рукой в приглашающем жесте, направился вверх по трапу.
До отбытия "Голландца" оставалось ещё около получаса, которые Альфреду пришлось провести у фальшборта рядом с одним из швартовых клюзов, откуда его отогнали без лишних церемоний раздражённые матросы, едва успевая добавлять "сэр" к своей речи, на ходу трансформирующейся из ругани в нечто более-менее пристойное. Здраво рассудив, что, раз "Голландец" отшвартовывается, стало быть, капитан скоро сможет заняться его размещением, Альфред двинулся к шканцам, рассчитывая найти Невена там, но капитан нашёл его сам где-то у грот-мачты, в последний момент утянув за руку в сторону с кривой траектории очередного куска рангоута с очередным зубодробительным названием.
- Больно высокий вы, мистер Батлфилд, и ещё эта шляпа на вас, - проворчал он, - изучайте систему, а то не ровен  час вылетите за борт, мне потом рассказывать вашему начальству, почему их разведчика акулы съели.
- Спасибо, капитан, - выдохнул Альфред, оглядываясь на деревяшку, едва не снесшую ему голову, - Насколько мне известно, большую часть пути "Голландец" преодолевает под водой.
- Верно, - капитан обернулся, и вновь с этим своим прищуром, - Вы ведь освоили заклинание воздушного пузыря? Очень многие внутренние помещения судна не имеют между собой связи, приходится по палубе добираться. Но сейчас не об этом, а о вашем временном пристанище на нашем борту. Нашёл я вам каюту... Будете коротать время в компании младшего аврора Крама. Ваш ровесник, - Альфреду пришлось приложить усилие, чтобы не услышать в этом слове пренебрежения к его возрасту.
Ни в одном сопроводительном документе нет даты рождения. Откуда вам знать, ровесник он мне, или нет.
Он успевает вообразить безусого юнца, без пяти минут юнгу, но младший аврор Крам появляется на сцене очень быстро и мгновенно отметает все предположения. Усов-то нет, конечно, но вот нежности, уязвимости, беззащитности в нём ни грамма, и его очевидная молодость находит выражение в одной только силе, которая мгновенно ощущается внутри него стальным стержнем. Вся уязвимость и беззащитность сосредоточена в его собеседнике - взлохмаченном юноше слегка чахотночного вида с круглыми очками на носу.
На этого очкарика и даже на аквариум, за толстыми стенками которого угадываются зловещие силуэты подводных тварей, Альфред смотрит недолго: взгляд его то и дело соскальзывает на Крама. Костюм болгарина уже избавил американца от смущения касательно его собственного льняного блейзера и соломенной шляпы: черноволосую голову венчает шапка с пером потрясающей воображение длины, грозно встопорщенным к небу. Вот к этому перу глаза точно приклеились и попытки отвести их раз за разом оказываются безуспешны. К счастью, успехом завершается попытка сдержать идиотскую улыбку, на мгновение растянувшую губы.
Капитан говорит с Крамом на румынском языке, и Альфред понимает едва ли каждое пятое слово: за четыре дня, которые были отведены ему на подготовку к заданию, освоить иностранный язык - задача не из простых. Однако выражение лица младшего аврора достаточно красноречиво, чтобы он уяснил: этот болгарин в смешной шапке не то чтобы очень рад неожиданному соседу. Альфред понимает его, однако тот факт, что этот самый неожиданный сосед - он сам, слегка снижает градус сочувствия. Навряд ли здесь найдётся ему место удобнее, чем в каюте с Крамом, ведь капитан лучше всех знаком со своим кораблём и знает, что предлагает. Впереди много дней плаванья, наверняка ровесникам удастся найти общий язык... Даже если это будет румынский. Или болгарский: языки Альфреду всегда неплохо давались.
Впрочем, интонации, с которыми Крам завершает беседу с капитаном, колеблют эту радужную уверенность.
- Вы ведь говорите по-английски? - с надеждой интересуется Батлфилд, едва они остаются с Крамом наедине, и, вновь переведя взгляд на шапку аврора, придерживает ладонью собственную шляпу, в который раз едва не унесённую поднявшимся за пределами бухты ветром.

❖ СВЯЗЬ
Гостевая. Долго ждать не придётся.

+4

16


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ХЕЙЛА ГАМИЛЬТОН
БАРОН СУББОТАРАЗЫСКИВАЕТ СМЕРТЬ ВСЕЙ ЖИЗНИ------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://forumfiles.ru/files/0019/a0/b4/22420.gif


Cara Delevingne


Занята
--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Всё, что происходило с Хейлой до окончания школы - на ваше усмотрение. От себя разве что скажу, что училась она в Хогвартсе, скорее всего на Рэйвенкло. Могла быть гением признанным, могла быть аутсайдером - как вам больше нравится. Что совершенно точно - она странненькая и в какой-то области (на ваш выбор) совершенно гениальная. Леди её не назовёшь, но манеры включать умеет и пыль в глаза пускает только так. Быстро схватывает и перенимает повадки других людей, самых разных, так что с актёрством у неё всё в порядке. Может изобразить дочь древнего аристократического рода или же цыганку, с безумным взглядом стремящуюся предсказать ваше будущее.
Никогда не мечтала о карьере в глобальном и честолюбивом смысле. Ей интересны тайны, загадки, приключения, запутанные истории. Всё ещё находится в поиске себя, оттого работает на десятке подработок - и в Мунго, и во всевозможных забегаловках магического Лондона, даже у Олливандеров оставила свой след.
Сейчас ей 20-21 год - молода, энергична, полна собственных планов по захвату мира.
В 1926-ом познакомилась с Фоксом и всё завертелось.
Фокс дал ей прозвище Хель, поскольку вокруг Хейлы частенько мрут люди и она вполне спокойно к этому относится.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Всё время повторяю, что нашёл тебя на улице, накормил, обогрел, а ты не ценишь. В действительности всё совсем не так, я просто люблю побрюзжать.
Каждому убеждённому одиночке нужен под боком тот, кому можно доверить жизнь и все тайны мира. Так уж вышло, что я выбрал тебя, пикачу. Обучаю, доверяю, периодически сам охреневаю от подобной степени сближения с малознакомым ребёнком.
Ты мне как троюродная племянница - вроде и переживаю за тебя, но и в три часа ночи отправить в Лютный за хлебушком тоже нормально. Напарники, но в формате мастер-подмастерье.
Мы знакомы год, может, чуть больше. Как познакомились, я обязательно придумаю в скором времени или сделаем это вместе.
Наши пути вполне могут разойтись в будущем, никто по рукам-ногам связывать не будет, развивайте персонажа, в какую угодно сторону.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

С удовольствием буду втягивать в опасные для жизни приключения. Чувство юмора обязательно, без него не сработаемся.
Отдельным пунктом в череде хотелок стоит отыгрыш нанесения тебе магической татуировки во всё тело для защиты. Будет больно, горячо и эротишно, а потом пойдём пить чай с казинаками и разгадывать судоку.

Внешность меняйте, но желательно согласовать со мной. Главное, чтоб на вид лет 20. Жизнерадостная ебанинка в поведении приветствуется, ибо в роли унылого говна у нас я.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

Лютный Переулок полон подворотен - одна жутковатее другой. И вот где-то в пятой по жутковатости подворотне притаилось хлипкая на первый взгляд дверь с покосившейся латунной табличкой со старательно выгравированной надписью «Детективное агентство О. Дж. Фокса». Сквозь пыльное, покрытое паутинками трещин стекло, виднелась радушная надпись на жёлтом пергаменте - «ЗАКРЫТО. ВСЕГДА. ВХОД ЧЕРЕЗ ДЫМОХОД». Такая вот своеобразная проверка решимости пока ещё не состоявшихся клиентов. Однако за дверью, которая вовсе дверью и не была, слышалась активная внутренняя жизнь агентства. Что-то падало, глухо ударялось, разбивалось, снова падало и всё это активно сопровождалось криками.

— На шкаф! Нет, окно!Да что ж ты такая медленная? Не хватай руками, вот перчатка. Под стол!
Пятью минутами ранее мистер Фокс и его юная помощница вскрыли пергамент, попавший к ним в руки также случайно, как ваш кошелёк - в карман уличного воришки. Сняв несколько слоёв защитных заклинаний, они совсем не обратили внимание на вензелёк в конце письма, напоминающий нечто среднее между росчерком пера и изображением чернильного червя. Он был чем-то вроде мины, нечаянно потревожив которую, расстанешься с окружающим пейзажем навсегда. Без нужного распутывающего заклинания, произнесённого прежде, чем взгляд начнёт осмыслять текст, он срабатывал словно чека от дымовой гранаты - сначала текст заволокло сизым дымом, затем помещение, а после, прихватив с собой каждую букву и каждый знак пунктуации червь отправился в бегство. Теперь нужно было поймать его, не превратив в чернильную кляксу, осторожно водрузить обратно на лист бумаги и запечатать до тех пор, пока не подберётся нужное заклинание, чтобы выманить буквы обратно. Благо, у Освина имелся инвентарь для работы с огромным множеством видов проклятий, заклятий и прочей агрессивно-оборонительной магии. Так, перчатка, которую он передал девушке, юрко протиснувшейся между журнальным столиком и деревянными досками пола, была пергаментной - самая вкусная и манящая бумага, устоять перед которой не сможет ни один уважающий себя книжный или же чернильный червь.
— Прижми ладонь к щели между досками и жди. Когда почувствуешь тепло, медленно, не делая резких движений, сожми ладонь в кулак.
— Сам бы полежал тут в этой пыли...
— Точно, будет свободная минутка, приберись тут, а то дышим всякой мерзостью, фу.
— Я тебе горничная что ли?
— В Дырявом Котле уборку делаешь и тут сможешь.
— Ой всё.
Из-под стола сначала показалась нижняя чакра Хейлы, затем вся Гамильтон целиком.
— Забирай своего канцелярского паразита, а мне пора на работу.
— Сегодня Мунго? — Освин осторожно забрал у девушки перчатку и быстро понёс её к первоисточнику предобеденного приключения. Аккуратно разместил сонного червя на том же месте, где он был, и запечатал его заклинанием.
— Ага. Принести тебе настойку из болотных фиалок?
— Ммммм, моя любимая. Всё, выметайся отсюда, навела беспорядок, теперь беги с места преступления и чувство вины с собой прихвати.
Как вход, так и выход в агентство в самом деле лежал через дымоход. Вот вроде бы узкая вертикальная труба, в которую еле втиснется взрослый, а вот ты уже стоишь на каменной кладке, впереди длинный коридор, у свеженькой деревянной двери стоит грозно скалясь рогами в потолок вешалка. Магия расширения пространства - однозначно самое значительное магическое изобретение всех времён. После настойки из болотных фиалок, конечно же.

Выпроводив Хейлу куда подальше, Освин склонился над чистым листом бумаги с мерно посапывающим чернильным вензелем на нём.
Над головой, в дымоходе, предупреждающе звякнул колокольчик, по трубе пробежала рябь от защитных чар.
Фокс коснулся палочкой статуэтки грифона на каминной полке, отпирая дверь для нежданного посетителя. Впрочем, других у Освина и не бывало.

❖ СВЯЗЬ
Вэлкам в гостевую, а там разберёмся.

Отредактировано Oswin Fox (22 января 16:02:37)

+5

17


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ПРЕДСТАВИТЕЛЬНИЦЫ ДРЕВНЕЙШЕЙ ПРОФЕССИИ
АМБИЦИОЗНАЯ ХОЗЯЙКА БОРДЕЛЯРАЗЫСКИВАЕТ СВОИХ ПТАШЕК------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://sh.uploads.ru/JLFba.jpg


Слева направо: Olivia Wilde, Johanna Braddy, Amanda Seyfried, Ashley Greene, Scarlett Johansson, Hayden Panettiere


--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ВАС
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Безусловно, не бывает таких, кто приходит в дом терпимости от хорошей жизни. У каждой из вас есть своя история, которая могла бы заставить кого-нибудь пустить скупую слезу, но вы привыкли держать правду при себе, плетя самую искусную ложь для любого, кто решит спросить.

http://sg.uploads.ru/oJxhY.gif

http://s7.uploads.ru/pMAtL.gif

http://sh.uploads.ru/SnXBd.gif

http://sg.uploads.ru/h5lgs.gif

http://sg.uploads.ru/WLFb0.gif

http://s7.uploads.ru/U2Cjs.gif

http://s5.uploads.ru/Qx6U1.gif

Мия

Мишель

Люсиль

Моник

Жаклин

Хелен

Роза

Мия

Ты совсем недавно ко мне попала. Прискорбная история, связавшая тебя с мужчиной, которого ты считала человеком, который поможет тебе, окончилась в борделе. Кто же знал, что добрый самаритянин оказался сутенером, удачно продавшим тебя Мадам. Ты всё еще не до конца смирилась с происходящим и грезишь, будто в скором времени вырвешься отсюда, выкупишься, пусть и заработаешь на это таким неблагочестивым трудом. Рене делает тебе пока поблажки, помогая освоиться, медленно и незаметно затягивая тебя в свои сети, в которых тебе может понравиться настолько, что уйти ты уже не сумеешь.

Мишель

Ты всегда была умной девочкой, Мишель. Только вот с судьбой тебе не повезло. Родители отвернулись от тебя, поняв, что ты сквиб. Человек, которому ты отдала свое сердце, воспользовался твоей невинностью, а после оказалось, что он сделал это всего лишь из спора с одним из своих богатых дружков. Ты оказалась никому не нужна, а это одна из тех дорожек, конец который находится прямо у дверей публичного дома. Поначалу тебе было отвратительно то, чем здесь занимаются. Ты хотела лишь пожить какое-то время  у девушки, которая привела тебя в свою комнату и предложила остаться (этой девушкой была милая Роза). А потом, увы, выяснилось, что пара недель проживания обернулись весьма существенным долгом, который тебе нечем отплатить, кроме как своим телом. Первые недели были сложными. Для тебя и для Рене, потому что ты создавала проблемы. Устав это терпеть, Мадам преподала тебе урок, позволив узнать, как устроена жизнь на грязных улицах. Необходимый эффект был произведен, ты успокоилась, а потом и вовсе стала находить множество плюсов в том, как твоя жизнь теперь устроена.

Люсиль

Ох, милая. Такая прекрасная для этого дела наследственность - матушка вейла. Да, конечно, тебе способностей этих замечательных существ передалось намного меньше, ведь твой отец все ещё маггл, но даже имеющегося хватает, чтобы сводить некоторых мужчин с ума. Рене предлагали множество раз выкупить тебя из долговой ямы, они хотели забрать себя в свое единоличное пользование. Но ты не хотела, а Дюран привыкла слушать некоторые желания своих девочек. Да и острые чувства у твоих "жертв" проходили достаточно скоро, развеиваясь на свежем ветру. Только вот, как оказалось, отказывалась ты от того, что влюбилась в юного мальчишку, что был у Рене на побегушках какое-то время назад. Даже сбежать с ним пыталась. Только вот, увы, из борделя нельзя сбежать за бесплатно. Мадам вернула тебя обратно, а ты объявила ей холодную войну. Только вот спустя несколько месяцев Дюран принесла тебе несколько колдографий со свадьбы неудавшегося женишка. Как оказалось, несчастный был готов бросить имевшуюся у него невесту, попав под действие вейловых чар. Тебе было больно, но Рене поддержала. Ты смогла простить свою хозяйку. Только вот вряд ли ты узнаешь, что виновник твоего глупого побега ни на ком не женился. Немного чар - и истину от лжи было не отличить.

Моник

Ты давно здесь. С тех самых пор, когда у заведения была другая хозяйка и иное имя. Раньше вы с Рене были, как говорится, на одной ступеньке, в одной хлипкой лодочке. Ты никогда не стремилась выхватить власть, смирившись с тем, что тебе уже дала Судьба. Однако Рене не забыла той доброты, с которой ты отнеслась к ней, когда она только пришла в публичный дом. Теперь ты - одно из её доверенных лиц. Женщина, которая находится на ступеньку выше других жриц любви. На твоих плечах теперь забота о девочках, помощь в привыкании к этому месту (ведь нет тех вещей, которые ты не знаешь про этот падший мир). Однако нельзя сказать, что ты кичишься своим привилегированным положением. Ты спокойно относишься к этому, помогаешь своей давней подруге Рене, являешься её ушами и глазами.

Жаклин

Красивая и роковая. Вот как о тебе говорят все, кто успел побывать в твоей постели. Ты с детства умела пользоваться своими большущими глазами и симпатичной мордашкой, не сдерживала себя в выражениях и предпочитала казаться независимой. Ты была бунтаркой, потрепавшей немало нервов своим учителям в Хогвартсе. Только вот мало кто знал, что на самом деле за колкостями и показным безразличием пряталась девочка, которая всем сердцем любила свою семью. Поэтому, когда твоя мать тяжело заболела, а брат, пытавшийся достать денег на хороший уход за матушкой, задолжал людям без чести и морали, ты стойко приняла удар на себя. Твой брат плакал, когда ты заслонила его своей хрупкой фигуркой и заявила грубым мужчинам, что ты готова заплатить за него. Твой отец чуть не сошел с ума, когда узнал, куда именно попала его дочь. От матери эту историю скрыли, наплели небылиц. Главное, что её смогли излечить. Так ты успокаиваешь себя, обслуживая очередного клиента. Ты заплатила за счастье своей семьи всем, что имела. А теперь они пытаются сделать все, чтобы наскрести денег для твоего вкупа из дома терпимости. Жаль, что уже три года как у них не получается, а твой долг продолжает расти.

Хелен

Прекрасная Хелен, ты всегда была человеком прагматичным и рассудительным, умным. Удивительно, сколь сильно одарила тебя Природа, наградив не только богатым рассудком, но и красотой. Жаль, что этой красотой нещадно воспользовался твой возлюбленный, оставивший тебя одну с маленьким ребенком, без средств к существованию. Поначалу ты пыталась раздобыть денег законными путями, но этого категорически не хватало, чтобы обеспечить малышке лучшую жизнь и достойное воспитание. Твои родители давно умерли, а помощи ждать было неоткуда. Поэтому ты и решилась пожертвовать собой ради счастья дочери. Ты пристроила малышку в приличную семью, а сама продала себя борделю, отправив деньги на уход за ребенком. Так ты поступаешь до сих пор, иначе бы ты уже давно, как полагает Рене, смогла себя выкупить. Вы с Дюран знаете друг друга с тех самых пор, как нынешняя Мадам попала в бордель. Вы нашли общий язык и вместе построили план, позволивший Рене заполучить дом терпимости в свое личное владение. Ты же, Хелен, стала правой рукой новой хозяйки, доверенным лицом, человеком, который встречает и распределяет гостей, который знает важные секреты и грамотно их использует. В каком-то смысле, Дюран любит тебя, а ты её. Словно сестры. Ты не рвешься из публичного дома, понимая, что твоя дочь уже почти взрослая, заканчивает Хогвартс и прекрасно живет без матери-проститутки. Ты лишь приходишь посмотреть на неё сквозь ворота дома её приемной семьи в свои выходные дни. Хотя, быть может, скоро все изменится? Приемные родители говорят, что девочка все больше и больше интересуется своей матерью.

Роза

Дорогая Роза, ты - вечный источник радости своей Мадам. Ты привыкла искать плюсы во всем, привыкла брать от жизни максимум из имеющегося. Именно поэтому у тебя столько клиентов. Именно поэтому ты никогда не пыталась перечить, сбегать и идти против Дюран. Ты однажды приняла свою судьбу и научилась получать от своей работы удовольствие. Да и мать твоя, поговаривают, тоже была одного с тобой цеха. Именно ты была той доброй девушкой, которая решила даровать кров Мишель, случайно заманив её в ловушку. Ты, если честно, не хотела. И до сих пор испытываешь вину.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Я, в общем-то, уже многое описала выше. Могу лишь добавлять в общем и целом.
Рене заботится о своих пташках и делает их жизнь максимально приятной. Да, безусловно, некоторым она врет, все остальных она обманывает на постоянной основе, наращивая долги и лишая девушек возможности выйти за стены дома удовольствий. Но поймите правильно, по-другому здесь не бывает. Заслугами Рене стало то, что в "Шерше ля фам" приходят лишь богатые и ухоженные мужчины. Заслугой Рене является и постоянная забота о здоровье девочек, о их благосостоянии. Другие Мадам, в основном, относятся к своим девушка как к дородному скоту. Дюран же предпочитает видеть в каждой девушке личность. Во-первых, это помогает находить крючки для манипулирования. Во-вторых, она не хочет наживать себе врагов среди собственных работниц. Наверное поэтому, несмотря на разные перипетии, девушки относятся с своей Мадам с уважением и приязнью. А если Рене им лжет, то делает это лишь из благих побуждений.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Ох, мои золотые, будем дарить миру любовь, что я могу еще сказать. Я готова играть со всеми вами, потому что я уже успела полюбить вас, что поделать. Да и уверена я, что помимо меня найдутся люди, которые не откажут вам в интересных эпизодах. В конце концов, все вы выглядите достаточно прилично, чтобы о роде вашей деятельности за стенами борделя могли узнать лишь с ваших слов.
Пространство для создания истории, которая привела вас к Рене, совершенно открытое. То, что описано в заявке - скорее "должности", которые хочется видеть занятыми.
Хотите изменить имя? Пожалуйста. Помните, что приведенные здесь - лишь "рабочие" и свободно меняются. Настоящие ваши имена - на ваш откуп.
Хотите другую внешность? Пожалуйста. Я в общем-то, ни на чем особо не настаиваю в этом плане. Просто если будет кто-то из этих красоток - низкий вам поклон.
Хотите поменять какие-то аспекты написанного? Давайте обсуждать. В конце концов, здесь довольно мало для цельного персонажа. Лишь те аспекты, которые знает Мадам. Лишь те предположения и предложения, которые могли бы вас довести до жизни такой. Я люблю эксперименты, не бойтесь вносить свое;)

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

17 ноября 1922 года
Горсть влажного дёрна с глухим стуком упала на крышку лакированного гроба.
Такого же пустого, как и все эти глупые великосветские традиции.
Темноволосая женщина на самом краю разверзшейся под натиском лопаты гробовщика земли брезгливо отряхнула руки, торопясь надеть черные перчатки. Ей было глубоко плевать на то, что там кто подумает. В конце концов, она была женщиной в трауре, леди в горе, дамой в беде. Все эти ярлыки избавляли от большинства вопросов.
Люди подтягивались к могиле, забрасывая пустую деревянную коробку в человеческий рост землей. Лицо каждого из этих аристократишек стоило запечатления: какое горе! Какое страдание! Вон, даже слезы по щекам у кого-то катятся.
Доротея выдохнула сквозь сжатые зубы.
Ну надо же, даже та половина этих лицемеров, что считала её брата приспешником Гриндевальда, которого полагалось ненавидеть, конечно же, сейчас выражала такое соболезнование и скорбь, что Тее хотелось смеяться.
Поместье распахнуло перед гостями похорон свои тяжёлые двери, мало кто упускал возможность подойти к Доре, высказать свои сожаления её утрате. Ей успели пожелать столько сил, что исполнись все эти пожелания - она бы смогла ленивым движением пальчика поработить половину мира. Другую - просто убить.
А тем временем под мелкой моросью нанятый могильщик закапывал пустой гроб.
Какой же фарс.
Все эти люди сейчас поминали добрыми словами и глотали свои деланные слезы в том самом месте, где два месяца назад вопил как резанный (хотя он и правда был резанный) и звал всю свою родню до восьмого колена виновник этого лицемерного торжества.
Фантасмагория, которую придется пережить.
Как придется пережить и те пару десятков нежеланных прикосновений.
Эти люди так сердобольно провожают на тот свет монстра и жалеют её... Где были все эти выродки, когда Доротею этот самый покойничек мучил до потери пульса?
В своих удобных роскошных поместьях, в которые все они, на самом деле, очень хотели бы вернуться, если бы не еда и выпивка, а так же негласное соревнование - покажи всем вокруг, что ты больше всех сострадаешь и помогаешь несчастной, всеми покинутой Тее.
Тее хотелось подозвать всех домовиков и раздать им по скляночке с ядом, чтобы те подлили каждому гостю особого угощения.
Она не могла дождаться, когда все эти аристократы и родственники разной близости наконец-то начнут кидать порох в камин, использовать фамильные порт-ключи и трансгрессировать из-за барьера.
- Соболезную, Тея, ты знаешь, он был мне близким другом. Так что, моим долгом будет позаботиться о его прекрасной сестре. Если вдруг окажешься в Голландии, дай знать... - Доротея впервые видит этого мужчину, но принимает от него кусочек пергамента с адресом и именем. Машинально.
Ей совсем не хочется иметь дело ни с кем из них.
Доротее хочется спалить дотла эти проклятые стены.
Но она научена сдерживаться.

•••

10 декабря 1922 года
- Леди Доротея Лореляй Шварцвальд, единственная дочь лорда Алахарда Леонхарда Шварцвальда и леди Лореляй Эстер Шварцвальд, в девичестве Рихтер, сестра покойного лорда Маркуса Алахарада Шварцвальда, в виду гибели последнего в соответствии с завещанием, оставленным Вашим так же покойным отцом, Вы выступаете в право наследования фамильных... - мужчина зачитывает бумагу сухо, не обращая внимания на то очевидное безразличие, что демонстрирует Тея. Она и без него может огласить все то, что с этого момента официально причитается ей. Семейная история была одной из немногих вещей, которые ей дала мать. Помимо, конечно, самого важного урока в её жизни, толкнувшего её на эту непростую дорожку.
Именно поэтому Дора со спокойной душой не слушает.
Она не радуется, как радовался в этом же кресле её брат. Помнится, он закатил знатное празднование по поводу своего вступления в права главы рода.
Доротее безразлично.
Она выверенно выводит свою подпись и надевает на палец фамильный перстень. Вежливо благодарит, кланяется и уходит прочь.
Сначала из вычурного кабинета служащего Фемиды, затем - из родных земель.
Ей тут больше делать нечего.

•••

3 января 1923 года
Она приходит на могилу своего учителя и нежно проводит по холодному камню тонкими пальцами.
Надо же. Она не верит. Хотя казалось бы - вот оно, каменное, неоспоримое доказательство конца человеческой жизни.
А Тея не верит.
Не из праздных мечтаний, не из глупой и слепой веры. Ей это чуждо.
Она не принимает самой возможности гибели наставника из рационального осмысления доступных ей фактов.
Она достаточно хорошо знала этого человека, чтобы понимать - обыграть Смерть он мог бы так же легко и ловко, как обыгрывал неопытных школьников в Дурмстранге.
Словоохотливый кладбищенский сторож лишь подкрепляет её уверенность.

•••

10 апреля 1923 года
Кто бы мог подумать, что подсунутый клочок пергамента может сыграть такую судьбоносную роль?
За несколько прошедших месяцев Доротея успела побывать в нескольких странах, стараясь отыскать что-нибудь про своего учителя. Или кого-нибудь, кто мог бы её направить в верную сторону. Но пока поиски были скорее тщетными странствиями.
Поэтому, оказавшись в Голландии, Тея встретилась с тем самым мужчиной, что не так давно представился ей другом Маркуса. Причем другом таким близким, что успел что-то там ему пообещать.
Дора понимала, насколько это нелепо. Её брат был отвратительным другом. И он уж точно никогда даже не предполагал, что смерть может настигнуть его. Ублюдок мнил себя неприкосновенным и бессмертным. Наверное, ему очень грустно от того, как жестоко не оправдались грёзы.
- Доротея, прекрасная Доротея! - как же он заискивал.
Весь галантный, лощеный, приторно светский. Хотелось развернуться в ту самую секунду, когда он коснулся её руки своими слишком влажными губами. Его глаза бесконечно бегали, неспособные удержаться на её лице. Он вызывал отвращение. Но Доротея уже умудрилась согласиться стать его парой на этот вечер. Он наплел ей что-то достаточно сбивчиво, заверив Шварцвальд в том, что "Акромантул" - место для избранных настолько, что ей непременно понравится. Он пытался делать вид, что искушен. Притворялся, что знает, чем бы могла интересоваться Доротея.
На деле он не знал ни-че-го. Ему хотелось, чтобы леди Шварцвальд оказалась доступной и падкой на привилегированных. Он мнил, что раз однажды в школе она попала в центр неприятного скандала с учителем, то она согласится отдаться ему в ту самую секунду, когда он похвастается, что общается с самыми темными магами этого города. Он был бы ужасно счастлив, если бы Тея и правда повелась на это.
Иными словами: он полагал, что у Шварцвальд нет ни капли мозга и чувства собственного достоинства.
На деле же Доротею и правда заинтересовало то описание заведения, что ей дали. Мужчина, сально поглядывавший на её декольте, был лишь способом туда попасть.
- Прекрасно выглядишь, Доротея, просто восхитительно! - его рука, как-то слишком по-хозяйски примостившаяся на её талии, была в зоне риска. Ещё немного - и она перестанет проявлять чудеса выдержки, выдернет из рукава палочку и ловким росчерком ампутирует наглецу ненужную, судя по всему, конечность.
Но выглядела она и правда хорошо. Платье темно-бордового цвета с вышивкой серебренной нитью по рукавам, корсету и подолу. Чуть расширенные рукава, в одном из которых удобно пряталась палочка. Открывающее ровно столько, сколько считается приличным, декольте. Изящная серебряная подвеска украшала шею женщины, серьги специально заказанные ею у ювелира, выполненные в комплект. Смоляные волосы, собранные в сложную прическу, лишь две свободные пряди аккуратно обрамляли точеное личико.
Доротея Шварцвальд выглядела даже чуть лучше, чем хорошо. Она была восхитительна этим вечером. Роскошный наряд изыскано дополняло умение держать себя.
Их пропустили достаточно быстро. Видимо, наглец, все ещё позволявший себе слишком много с её талией и личным пространством, и правда что-то тут значил. Хотя, быть может, что-то и правда значили лишь его деньги.
- Когда тебе ещё удастся оказаться в таком месте, Доротея, только посмотри вокруг! - он раздражал. Он притягивал её слишком близко к себе, будто убеждая всех вокруг, что эта женщина пришла с ним. Так мерзко.
И её бы это окончательно вывело из себя, если бы не одно "но".
Её спутник что-то там ещё говорил, но Тея не слушала. Она завороженно изучала взглядом человека, что стоял в пятнадцати шагах от неё. Человека, который должен быть мертв. Так все говорили.
Она ведь не могла тронуться умом!
Старше, чем она его помнила. Но все такой же статный, гордый, независимый, мужественный, властный. Про таких, как он, дамочки шептались, усиленно пудря носики, что судьба ему - править миром. Он изменился. Стал, пожалуй, ещё лучше.
И совсем не похож на призрака. И ничем не выдает в себе инфернала.
Живой. Сильный. Вызывающий давно позабытый трепет.
И Тея не готова была поверить, что это лишь шутки её воображения.
- Доротея! Это невежливо! Ты пришла сюда со мной! - о, нет. Эти капризные нотки. Эти вызывающие тошноту слова. Этот рвущий всю сдержанность тон. Её "кавалер" перешёл черту.
Никто не смеет указывать леди Шварцвальд, что вежливо,  а что нет.
- Imperio.
Мужчина не успевает и глазом моргнуть - а она уже приблизилась к нему, заглядывая прямо в глаза, оставив меж ними пространство лишь для собственной палочки, что теперь угрожающе утыкается ему прямо в подбородок. Ему давно пора получить свой урок хороших манер.
- Сейчас ты отпустишь меня и оставишь в покое, нальешь себе побольше огневиски, найдешь собеседника, поговоришь с ним о ерунде, напьешься до дурноты и уберешься восвояси, - её голос не терпит возражений, да и мужчина не может ей возразить - он стоит перед ней подобно самому послушному ребенку на свете и внимает её указаниям. А затем убирает свои загребущие руки, разворачивается и убирается прочь.
А Доротея поспешила прямиком к человеку, которого, по всем официальным данным, не должно быть здесь. И вообще нигде, кроме собственной могилы.
- Герр Хартманн? - чуть неуверенно обращается Тея, запоздало подмечая, что Фридрих (если это все же он), здесь не один. Рядом с ним стоит темноволосый кудрявый мужчина, очевидно младше Хартманна. И что-то тут же неприятно колет в груди, от мысли о том, что этот незнакомец слишком близко стоит к её учителю и явно ведет с ним беседу, понятную лишь им двоим.
В глазах Доротеи мелькает недобрый огонек.

❖ СВЯЗЬ
Начнем с гостевой, а дальше разберемся, верно?)

+6

18


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

МАРКУС БОЙД
ЖЕНЩИНА, СОТКАННАЯ ИЗ ТАЙН И ПОРОКАРАЗЫСКИВАЕТ БЫВШЕГО АВРОРА С ЛИЧНЫМИ МОТИВАМИ------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://sh.uploads.ru/C8swJ.gif


Mads Mikkelsen


--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Mon chou, все ведь начиналось так очевидно.
Ты был ребенком обеспеченных господ. Тебе дали блестящее воспитание, образование и не ограничивали в выборе дела жизни.
Ты был аврором. С обширным опытом за плечами,  с уважением коллег, с высоким положением в иерархии аврората. Кто же знал, что одно дело может всю твою прошлую жизнь погубить? Или ты сам хотел избавиться от утомивших тебя оков закона, а громкий скандал стал лишь удобным поводом? Рене, пожалуй, склонна полагать, что ты придерживался второго. Иначе как можно объяснить, что при всем твоем холодном уме, решительности и непоколебимости, ты остался за бортом законопослушной жизни?
Рене и Маркус впервые заочно встретились три года назад. Её дела уже шли довольно хорошо, помимо любовных утех для богачей, Мадам стала торговать секретами и незаконными зельями. Тут-то ты и вышел на охоту. Ох, насколько серьезным противником ты был. Славная была игра, в которой женщине пришлось не один раз прогуляться по острию бритвы, ловко уворачиваясь от жадных лап правосудия. Но всё же удалось, верно?
Когда ты впервые лично пришёл к Рене, чтобы посулить ей скорый арест, ты с трудом сдержал порыв зарыть эту чертовку где-нибудь в темном лесу без суда и следствия. Ох, как же искусно она выводила из себя, пользуясь своим очарованием и умом. Ты и сам не заметил того момента, когда помимо мыслей о том, чтобы удушить преступницу пожизненным сроком в Азкабане, стали появляться совсем другие, куда более волнительные. Когда именно Рене Дюран (хотя ты знал, это совсем не её имя, нужно было только доказать это) из врага номер один обратилась в женщину, которая заполонила твой разум и выжигала все твое здравомыслие? Ты не знаешь. Но ей, конечно же, ты не признался. И виду ты не подавал, нося маску почетного аврора до последнего.
Дело, которое должно было отправить эту дьяволицу за решетку, развалилось по крупицам. И ты не уверен до конца, что не приложил к этому своих собственных усилий.
В конце концов, ты обвинишь её в своем падении, потому что так легче. А ещё вдохнешь полной грудью, осознав, что Аврорат успел, незаметно для тебя, стать твоей темницей, из которой давно пора было выбраться. Только желания увидеть подобного падения Дюран это осознание не умалит.
Ты применил накопленные сбережения и деньги от наследства, основал свое дело. Кажется, что-то связанное с организацией защиты тех, кто готов хорошо заплатить. Благо контактов ты успел завести бесчисленное количество, а теперь лишь пользуешься ими.
С твоим увольнением дело против Дюран развалилось окончательно, она довольно выдохнула, а потом ты пришёл в её заведение вновь. На этот раз без угроз, с предложением совсем другого толка.
Повсюду была война, и ты решил давить на это, чтобы поставить Рене в зависимое положение. И она согласилась. Согласилась принять твои щедрые инвестиции и заключить с тобой сделку, согласно которой ты теперь обеспечивал безопасность её заведения.
Так ты получил полный доступ в бордель и стал использовать это в своих целях. Нет, не для посещения девочек. И не для покупки запрещенных зелий. Твои желания куда сложнее - ты хочешь заставить эту невыносимую женщину заплатить, стать тем, в чьих руках будет её судьба. И если для этого потребуется набрать компромат, посодействовать не верящему тебе бывшему руководству, выпотрошить всю возможную информацию о Дюран и её прошлом из сотрудниц или и вовсе подставить Дюран на её же арене - ты это сделаешь.
Благо, что выжидать и строить ловушки ты умеешь.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Это все сложно. У них обоих за плечами своя история, они оба - загадки и враги друг для друга. Только вот им настолько понравились затеянные кошки-мышки с достойным противником, что они и сами не заметили, как стали болезненно искать общества друг друга, чтобы в полной мере одержать победу и получить власть над поверженным.
Это стекло, потому что однажды, как мне хочется, Маркус доберется до правды её жизни. Не говоря уже о том, что они оба пытаются беспрестанно уколоть друг друга как можно больнее.
Это юст (который может разрешиться), потому что они оба умудрились потерять голову друг от друга. Сюда же можно приплести те неприятные чувства, которые они испытывают, наблюдая друг друга в чужих постелях. И помимо того, что каждый из них делает это по своим поводам (Рене работает, Маркус пытается выведать секреты у девочек), есть у каждого побочный мотив - показать сопернику, что им хорошо без другого. Есть в этом что-то неизменно детское.
Это клубок постоянно подавляемого, потому что они не верят в любовь. А еще и прагматичны (и местами меркантильны) до чертиков.
Мне хочется, чтобы это были сложные отношения, которые топают из пункта "успокоюсь, лишь уничтожив тебя" в пункт "как ты успел стать моей жизнью".

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Я хочу развивать их. Я хочу, чтобы они довели друг друга до белого каления, чтобы наконец выяснить отношения по-настоящему. Со своей стороны обещаю горячую любовь и активность.
Важно понимать, что здесь описан только тот кусок жизни Маркуса, который завязан на Рене.
Какое у него было прошлое - на ваш откуп. Там могло быть все, что вашей душеньке угодно. Оставьте только его профессию, пожалуйста, без изменений.
В связи с этим легко понять, что вам открыт доступ к формированию множества завязок с другими игроками форума, поскольку у вас есть огромный срок нетронутой моими мыслишками жизни, в которой вы могли хоть со всем Светом перезнакомиться.
А так я готова договариваться, обсуждать и вкидывать идеи.
Имя, к слову, тоже можно менять по согласованию.
А вот внешность я бы попросила оставить, да.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

17 ноября 1922 года
Горсть влажного дёрна с глухим стуком упала на крышку лакированного гроба.
Такого же пустого, как и все эти глупые великосветские традиции.
Темноволосая женщина на самом краю разверзшейся под натиском лопаты гробовщика земли брезгливо отряхнула руки, торопясь надеть черные перчатки. Ей было глубоко плевать на то, что там кто подумает. В конце концов, она была женщиной в трауре, леди в горе, дамой в беде. Все эти ярлыки избавляли от большинства вопросов.
Люди подтягивались к могиле, забрасывая пустую деревянную коробку в человеческий рост землей. Лицо каждого из этих аристократишек стоило запечатления: какое горе! Какое страдание! Вон, даже слезы по щекам у кого-то катятся.
Доротея выдохнула сквозь сжатые зубы.
Ну надо же, даже та половина этих лицемеров, что считала её брата приспешником Гриндевальда, которого полагалось ненавидеть, конечно же, сейчас выражала такое соболезнование и скорбь, что Тее хотелось смеяться.
Поместье распахнуло перед гостями похорон свои тяжёлые двери, мало кто упускал возможность подойти к Доре, высказать свои сожаления её утрате. Ей успели пожелать столько сил, что исполнись все эти пожелания - она бы смогла ленивым движением пальчика поработить половину мира. Другую - просто убить.
А тем временем под мелкой моросью нанятый могильщик закапывал пустой гроб.
Какой же фарс.
Все эти люди сейчас поминали добрыми словами и глотали свои деланные слезы в том самом месте, где два месяца назад вопил как резанный (хотя он и правда был резанный) и звал всю свою родню до восьмого колена виновник этого лицемерного торжества.
Фантасмагория, которую придется пережить.
Как придется пережить и те пару десятков нежеланных прикосновений.
Эти люди так сердобольно провожают на тот свет монстра и жалеют её... Где были все эти выродки, когда Доротею этот самый покойничек мучил до потери пульса?
В своих удобных роскошных поместьях, в которые все они, на самом деле, очень хотели бы вернуться, если бы не еда и выпивка, а так же негласное соревнование - покажи всем вокруг, что ты больше всех сострадаешь и помогаешь несчастной, всеми покинутой Тее.
Тее хотелось подозвать всех домовиков и раздать им по скляночке с ядом, чтобы те подлили каждому гостю особого угощения.
Она не могла дождаться, когда все эти аристократы и родственники разной близости наконец-то начнут кидать порох в камин, использовать фамильные порт-ключи и трансгрессировать из-за барьера.
- Соболезную, Тея, ты знаешь, он был мне близким другом. Так что, моим долгом будет позаботиться о его прекрасной сестре. Если вдруг окажешься в Голландии, дай знать... - Доротея впервые видит этого мужчину, но принимает от него кусочек пергамента с адресом и именем. Машинально.
Ей совсем не хочется иметь дело ни с кем из них.
Доротее хочется спалить дотла эти проклятые стены.
Но она научена сдерживаться.

•••

10 декабря 1922 года
- Леди Доротея Лореляй Шварцвальд, единственная дочь лорда Алахарда Леонхарда Шварцвальда и леди Лореляй Эстер Шварцвальд, в девичестве Рихтер, сестра покойного лорда Маркуса Алахарада Шварцвальда, в виду гибели последнего в соответствии с завещанием, оставленным Вашим так же покойным отцом, Вы выступаете в право наследования фамильных... - мужчина зачитывает бумагу сухо, не обращая внимания на то очевидное безразличие, что демонстрирует Тея. Она и без него может огласить все то, что с этого момента официально причитается ей. Семейная история была одной из немногих вещей, которые ей дала мать. Помимо, конечно, самого важного урока в её жизни, толкнувшего её на эту непростую дорожку.
Именно поэтому Дора со спокойной душой не слушает.
Она не радуется, как радовался в этом же кресле её брат. Помнится, он закатил знатное празднование по поводу своего вступления в права главы рода.
Доротее безразлично.
Она выверенно выводит свою подпись и надевает на палец фамильный перстень. Вежливо благодарит, кланяется и уходит прочь.
Сначала из вычурного кабинета служащего Фемиды, затем - из родных земель.
Ей тут больше делать нечего.

•••

3 января 1923 года
Она приходит на могилу своего учителя и нежно проводит по холодному камню тонкими пальцами.
Надо же. Она не верит. Хотя казалось бы - вот оно, каменное, неоспоримое доказательство конца человеческой жизни.
А Тея не верит.
Не из праздных мечтаний, не из глупой и слепой веры. Ей это чуждо.
Она не принимает самой возможности гибели наставника из рационального осмысления доступных ей фактов.
Она достаточно хорошо знала этого человека, чтобы понимать - обыграть Смерть он мог бы так же легко и ловко, как обыгрывал неопытных школьников в Дурмстранге.
Словоохотливый кладбищенский сторож лишь подкрепляет её уверенность.

•••

10 апреля 1923 года
Кто бы мог подумать, что подсунутый клочок пергамента может сыграть такую судьбоносную роль?
За несколько прошедших месяцев Доротея успела побывать в нескольких странах, стараясь отыскать что-нибудь про своего учителя. Или кого-нибудь, кто мог бы её направить в верную сторону. Но пока поиски были скорее тщетными странствиями.
Поэтому, оказавшись в Голландии, Тея встретилась с тем самым мужчиной, что не так давно представился ей другом Маркуса. Причем другом таким близким, что успел что-то там ему пообещать.
Дора понимала, насколько это нелепо. Её брат был отвратительным другом. И он уж точно никогда даже не предполагал, что смерть может настигнуть его. Ублюдок мнил себя неприкосновенным и бессмертным. Наверное, ему очень грустно от того, как жестоко не оправдались грёзы.
- Доротея, прекрасная Доротея! - как же он заискивал.
Весь галантный, лощеный, приторно светский. Хотелось развернуться в ту самую секунду, когда он коснулся её руки своими слишком влажными губами. Его глаза бесконечно бегали, неспособные удержаться на её лице. Он вызывал отвращение. Но Доротея уже умудрилась согласиться стать его парой на этот вечер. Он наплел ей что-то достаточно сбивчиво, заверив Шварцвальд в том, что "Акромантул" - место для избранных настолько, что ей непременно понравится. Он пытался делать вид, что искушен. Притворялся, что знает, чем бы могла интересоваться Доротея.
На деле он не знал ни-че-го. Ему хотелось, чтобы леди Шварцвальд оказалась доступной и падкой на привилегированных. Он мнил, что раз однажды в школе она попала в центр неприятного скандала с учителем, то она согласится отдаться ему в ту самую секунду, когда он похвастается, что общается с самыми темными магами этого города. Он был бы ужасно счастлив, если бы Тея и правда повелась на это.
Иными словами: он полагал, что у Шварцвальд нет ни капли мозга и чувства собственного достоинства.
На деле же Доротею и правда заинтересовало то описание заведения, что ей дали. Мужчина, сально поглядывавший на её декольте, был лишь способом туда попасть.
- Прекрасно выглядишь, Доротея, просто восхитительно! - его рука, как-то слишком по-хозяйски примостившаяся на её талии, была в зоне риска. Ещё немного - и она перестанет проявлять чудеса выдержки, выдернет из рукава палочку и ловким росчерком ампутирует наглецу ненужную, судя по всему, конечность.
Но выглядела она и правда хорошо. Платье темно-бордового цвета с вышивкой серебренной нитью по рукавам, корсету и подолу. Чуть расширенные рукава, в одном из которых удобно пряталась палочка. Открывающее ровно столько, сколько считается приличным, декольте. Изящная серебряная подвеска украшала шею женщины, серьги специально заказанные ею у ювелира, выполненные в комплект. Смоляные волосы, собранные в сложную прическу, лишь две свободные пряди аккуратно обрамляли точеное личико.
Доротея Шварцвальд выглядела даже чуть лучше, чем хорошо. Она была восхитительна этим вечером. Роскошный наряд изыскано дополняло умение держать себя.
Их пропустили достаточно быстро. Видимо, наглец, все ещё позволявший себе слишком много с её талией и личным пространством, и правда что-то тут значил. Хотя, быть может, что-то и правда значили лишь его деньги.
- Когда тебе ещё удастся оказаться в таком месте, Доротея, только посмотри вокруг! - он раздражал. Он притягивал её слишком близко к себе, будто убеждая всех вокруг, что эта женщина пришла с ним. Так мерзко.
И её бы это окончательно вывело из себя, если бы не одно "но".
Её спутник что-то там ещё говорил, но Тея не слушала. Она завороженно изучала взглядом человека, что стоял в пятнадцати шагах от неё. Человека, который должен быть мертв. Так все говорили.
Она ведь не могла тронуться умом!
Старше, чем она его помнила. Но все такой же статный, гордый, независимый, мужественный, властный. Про таких, как он, дамочки шептались, усиленно пудря носики, что судьба ему - править миром. Он изменился. Стал, пожалуй, ещё лучше.
И совсем не похож на призрака. И ничем не выдает в себе инфернала.
Живой. Сильный. Вызывающий давно позабытый трепет.
И Тея не готова была поверить, что это лишь шутки её воображения.
- Доротея! Это невежливо! Ты пришла сюда со мной! - о, нет. Эти капризные нотки. Эти вызывающие тошноту слова. Этот рвущий всю сдержанность тон. Её "кавалер" перешёл черту.
Никто не смеет указывать леди Шварцвальд, что вежливо,  а что нет.
- Imperio.
Мужчина не успевает и глазом моргнуть - а она уже приблизилась к нему, заглядывая прямо в глаза, оставив меж ними пространство лишь для собственной палочки, что теперь угрожающе утыкается ему прямо в подбородок. Ему давно пора получить свой урок хороших манер.
- Сейчас ты отпустишь меня и оставишь в покое, нальешь себе побольше огневиски, найдешь собеседника, поговоришь с ним о ерунде, напьешься до дурноты и уберешься восвояси, - её голос не терпит возражений, да и мужчина не может ей возразить - он стоит перед ней подобно самому послушному ребенку на свете и внимает её указаниям. А затем убирает свои загребущие руки, разворачивается и убирается прочь.
А Доротея поспешила прямиком к человеку, которого, по всем официальным данным, не должно быть здесь. И вообще нигде, кроме собственной могилы.
- Герр Хартманн? - чуть неуверенно обращается Тея, запоздало подмечая, что Фридрих (если это все же он), здесь не один. Рядом с ним стоит темноволосый кудрявый мужчина, очевидно младше Хартманна. И что-то тут же неприятно колет в груди, от мысли о том, что этот незнакомец слишком близко стоит к её учителю и явно ведет с ним беседу, понятную лишь им двоим.
В глазах Доротеи мелькает недобрый огонек.

❖ СВЯЗЬ
Начнем с гостевой, а дальше разберемся, верно?)

Отредактировано Rene Durand (14 января 02:24:27)

+4

19


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

БЕНЕДИКТ ТОРТОН
ДАМА С ТРАГИЧНОЙ ИСТОРИЕЙРАЗЫСКИВАЕТ МОНСТРА ИЗ СВОЕГО ПРОШЛОГО------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://s9.uploads.ru/PqDIB.gif

Russell Crowe


--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Бенедикт родился в семье волшебников, судьба которых сложилась незавидно. Его мать, к сожалению, довольно рано покинула жизни своих мужа и сына, пав жертвой тяжелой болезни, победить которую, сколько бы супруг не старался, не удалось.
Потеря сказалась на обоих.
Смерть любящей и нежной матери ударила по ребенку, подобно всем детям пытавшегося обвинить в тяжелой судьбе себя, словно он мог что-то исправить.
Горячо любивший свою жену отец Бенедикта не смог тоже смириться с утратой, он огрубел и стал холоден, что сказалось на воспитываемом им мальчике. С раннего детства на Бена посыпались, как из рога изобилия, невыполнимые требования, тяжелые испытания и не слишком мягкое отношение со стороны единственного родителя. Отец решил воспитать из сына настоящего мужчину, однако его понимания о том, как это делать, сильно исказились под тяжестью душевных страданий.
Бен окончил Ильверморни, потерял понимание моральных норм и научился ходить по головам, словно это обычная мостовая.
Наверное, именно поэтому, когда его батюшка покинул этот мир, обретя долгожданное воссоединение с женой, Бенедикт взял оставленные ему деньги и вознамерился увеличить капитал любыми средствами, обретя при этом силу и власть. Последнее было обязательным условием.
Поначалу он строил свое грязное дело в Америке. Он нашел свою золотую жилу в человеческих пороках, обратился в преступного гения, знавшего за какие ниточки необходимо тянуть, чтобы получить желаемое и для себя, и для своих подельников.
В это же время он повстречал свою жену. Единственного человека, который умудрился увидеть что-то хорошее в пучинах злобы и жестокости его души. Он любил своего ангела, оберегал её от всей тьмы его мира. Только вот Смерть отобрала её у него: жена умерла в родах. Ребенок, к его глубокому сожалению, тоже не выжил.
От пережитой трагедии он загрубел ещё сильнее, повторяя историю своего отца.
Мира по ту сторону океана ему стало мало. Мужчина отправился в Англию, чтобы пустить свои паучьи сети ещё и там, надеясь найти в этом отвлечение от того места, в котором Судьба разлучила его с любимой. Да и от самого факта этой потери.
Однако, как оказалось, в магическом Лондоне обосновался какой-то наглец, наводнявший мир магов не-маговскими мерзостями. Это было противно Бенедикту, он вознамерился вычистить подонка и, прячась за благим предлогом избавления от заразы, получить в свои загребущие руки преступные реалии магической Британии.
Становление в Лондоне заняло время, однако ему удалось. И убрать конкурента, и получить желаемый контроль. Он заключил обманчивую сделку, подставил омерзительного ему человека, но между этим... Между этим он встретил женщину, которая была до боли похожа на его ангела. Как он мог отказать себе, когда не имевший ничего святого мужчина предложил заполучить её в обмен на сделку и прощение долга?
Никак. Он не устоял. Он не мог оторваться от чужой жены, а потом корил себя за то, что сделал, и за, что после этого вернул женщину своему врагу, желая насолить. Лучше бы он оставил её себе. Слишком сильно было это сходство с его ненаглядным фантомом.
Когда он вновь попытался сторговаться с противником, тот заявил, будто его жена (этот бесценный товар их переговоров) умерла. Бенедикт поверил, ведь белокурую красавицу спрятали от остального мира в тисках наркотической зависимости.
Потом обстоятельства вынудили его спешно покинуть столицу Англии, он перебрался в Амстердам и осел там на длительный срок.
И буквально несколько месяцев назад вернулся. Вернулся, чтобы узнать, что самым прибыльным домом терпимости в магической Англии владеет та, чья жизнь, как убеждал давнишний враг, должна была оборваться несколько лет назад.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Выдержка о нашей единственной встрече из анкеты:

***

В настоящем Полин грустит о тех временах, когда она просто варила зелья и билась над сложными задачками, которые ей подкидывал то муж, то нанятый им учитель по медицине, показывавший ей, как работают шприца, иголка с ниткой, акушерские принадлежности и некоторые заклинания, способные спасти жизнь до прибытия бригады колдомедиков.
Потому что нынешняя Полин, ненавидящая свое прошлое до того, что забрала себе чужое имя, знает, что дальше было хуже.
Пять лет она была всего лишь талантливым зельеваром и верной женой, не смевшей задавать лишних вопросов, но понимавшей достаточно много, чтобы бояться.
Как оказалось, боялась она не зря. Потому что дела её мужа шли в тартарары. Сначала кто-то перетравил половину его проституток. Потом парочку клиентов убили доставленные им наркотики. У её мужа нашелся достойный противник, желавший забрать Лондон, в котором слишком сладко устроился Джошуа, себе.
Надо отдать супругу должное. Он вертелся как уж на сковородке, уходя то от одного обвинения, то от другого, умудряясь занять деньги у одного, чтобы отдать следующему. Маккраму казалось, что выход близок, он постоянно об этом твердил и дрался с теми, кто пытался убедить его в обратном.
Но однажды все его махинации порушились. На хвост плотно сели авроры, явно кем-то натравленные. И тогда Джошуа решил играть по-крупному.
Он предложил своему внезапному врагу и своим кредиторам в качестве расплаты с долгом отдать собственную жену, которая умела произвести впечатление и нравилась всем его подельничкам. Она была моложе всех их, довольно свежая, в достаточной степени невинная. На такой товар у них у всех потекли слюни.
Полин не знала до последнего. Она до последнего верила своему супругу и полагала, что её то он никогда не вплетет в свой похабный и грязный бизнес. Она просто хотела быть ему полезной и варить то, что он сам не умел.
Вера отныне покинула Полин. Уроки судьбы женщина теперь понимает с первого раза.
Муж не просто отдал её как уплату долга. Она сделал её основанием для заключения успешной сделки, позволявшей ему заключить союз с пришедшим в Англию дельцом, а так же с теми, кто успел дать ему денег. Он устроил аукцион, предлагая свою собственную жену как дорогую и диковинную вещицу. Красивую и утонченную.
Никому из них не нужен был её талант зельевара. Все те люди видели лишь тот «дар», что вложила природа в её изгибы и спрятала под юбками.
Самую большую цену предложил противник. Он купил жену своего врага для увеселения, полагая, что тому будет унизительно.
Унизительно было только Полин. Джошуа был доволен, пересчитывая деньги.
Он вернулся домой, напоил её афродизиаком и противозачаточным, а затем толкнул в камин. На обратном конце открывшегося пути её уже ждали.

http://s3.uploads.ru/80tiC.gif
4

Рене помнит ту ночь. Она не хотела бы этого, но подобное невозможно забыть, сколько бы её муж не пичкал её наркотиками.
Зеленое пламя камина еще лижет её босые пятки, но чьи-то огромные руки уже тянут на себя, жадно, словно никогда прежде не видели женского тела.
По полу летит бисер с её корсета, жемчуг бус впивается в кожу и душит, повинуясь этим огромным рукам.
Нет ничего, кроме этих рук и жара, который плавит её изнутри.
Зелье действует так, как задумано.
Сводит с ума её тело, посылая однозначные сигналы, заставляющие дрожать и тянуться за мужскими прикосновениями, богомерзко стонать от малейшего движения, бессвязно просить о продолжении.
Она чувствует себя в ловушке, потому что её разум сейчас подобен птице в клетке. Хочет улететь и бьется о прутья, давая Полин всполохами осознавать происходящее. И в такие моменты она стонет от боли, плачет от страха, пытается выгнуться прочь от мужских рук и молит о прекращении.
Она не уверена, как долго все это происходит.
Она перестает понимать, чувствуя медный привкус крови во рту. Кажется, он ударяет её по лицу, чего-то требуя.
А потом еще раз. И еще.
Что происходит между тем, как он засовывает пальцы в её рот и открывает его, заставляя услышать опасный щелчок челюстных суставов, и тем, как она чувствует собственной щекой ледяные плиты пола?
Саднит в коленях, ногти изломаны в попытках ухватиться за какой-нибудь выступ и подтянуться, чтобы отодвинуться от тех шлепков, что с ужасающей громкостью настигают её каждые несколько секунд.
Плиты идеально ровны. Наполированы настолько, что она видит свое лицо.
Красная помада размазана вокруг губ, белесые потеки уже стали подсыхать на щеках, глаза полны слез, на шее и плечах синяки. Ей помнится смутно, но, кажется, что такие могут быть только от укусов.
Она видит свое лицо и как-то отстраненно понимает, что хриплые крики, должно быть, принадлежат ей, потому что её рот искривлен и открыт.
Насильник, ей кажется, добирается своими огромными руками до самого сердца и давит, давит, давит, заставляя все вокруг исчезать в спасительной темноте.
Но он так и не позволяет ей отключиться.
Она не помнит его лица. Но в её разуме это не человек.
Это зверь, от которого нужно бежать, но ноги не слушаются, и она стоит на месте.

Надо понимать, что вся история рассказана со стороны Рене. Она понятия не имела о том, что за человек оказался её мучителем той ночью. Она, конечно же, никак не могла знать, что для внезапного покупателя она стала тем, кто воскресил слишком сильные переживания. Эмоции настолько бушующие, перемешанные с горем и злостью, что Бенедикт потерял над собой тогда контроль. Рене не дано было знать, что мужчина корил себя за жестокость и бесконечно долго вспоминал те события, с сожалением понимая, что мог бы поступить по-другому. Ход его домыслов, конечно, был несколько извращенным для обычных людей, но привычным для его склада характера и образа жизни. Он думал, что мог бы не просто купить и использовать столь жестоким образом. Можно было забрать её себе, окружить заботой, ценить её (в отличии, как он правильно рассуждал, от её законного супруга, приручить в конечном итоге. И вновь, таким образом, обрести утраченную жену. Он был уверен, что у него получилось бы. Он ведь был достаточно упорным для подобного, да и мог раздобыть себе какого-нибудь легилимента, чтобы окончательно восстановить желаемое сходство. Но все это несколько уступало мыслям, похожим на раскаяние в содеянном.
Для Рене Бенедикт - монстр, сломавший что-то неуловимое в ней. Она отдает себе отчет в том, что куда большим подонком был её муж, но это не мешает ей бояться человека, лица которого она не знает.
Бенедикт же, вернувшись в Англию, как мне кажется, попытается получить свой фантом в свое распоряжение. Воплотить родившиеся в муках сожаления мысли о том, как можно было бы поступить.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Начнем с планов: я хочу, для начала, столкнуть их. В процессе этой встречи Дюран будет совершенно без понятия, кто именно перед ней находится, в отличии от самого Бенедикта. Ему-то эта женщина будет прекрасно известна. Следующим переломным моментом будет узнавание со стороны Рене.
А дальше будем идти, так сказать, по нарастающей. Надо понимать, что за годы "разлуки", Рене сильно изменилась и научилась стоять за себя, так что она попытается Бенедикта уничтожить.
Хочется привести эту историю к тому, что они осознают, насколько больно делают друг другу, и найдут в себе силы отступить. Ну, или уничтожат друг друга. Один в попытках заполучить, другая - в попытках не позволить этого. 
Дополнения: история до крайности примерна. В ней есть пара точек, которые нельзя поменять, но в общем и целом, это костяк, на который надо водрузить полную историю человека, который для многих умудрился стать смертельно опасной угрозой. На ваш откуп остается описание того, чем и как занимался Бен. Вы же можете совершенно спокойно изменить имя.
Не меняйте только, прошу вас, внешность.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

17 ноября 1922 года
Горсть влажного дёрна с глухим стуком упала на крышку лакированного гроба.
Такого же пустого, как и все эти глупые великосветские традиции.
Темноволосая женщина на самом краю разверзшейся под натиском лопаты гробовщика земли брезгливо отряхнула руки, торопясь надеть черные перчатки. Ей было глубоко плевать на то, что там кто подумает. В конце концов, она была женщиной в трауре, леди в горе, дамой в беде. Все эти ярлыки избавляли от большинства вопросов.
Люди подтягивались к могиле, забрасывая пустую деревянную коробку в человеческий рост землей. Лицо каждого из этих аристократишек стоило запечатления: какое горе! Какое страдание! Вон, даже слезы по щекам у кого-то катятся.
Доротея выдохнула сквозь сжатые зубы.
Ну надо же, даже та половина этих лицемеров, что считала её брата приспешником Гриндевальда, которого полагалось ненавидеть, конечно же, сейчас выражала такое соболезнование и скорбь, что Тее хотелось смеяться.
Поместье распахнуло перед гостями похорон свои тяжёлые двери, мало кто упускал возможность подойти к Доре, высказать свои сожаления её утрате. Ей успели пожелать столько сил, что исполнись все эти пожелания - она бы смогла ленивым движением пальчика поработить половину мира. Другую - просто убить.
А тем временем под мелкой моросью нанятый могильщик закапывал пустой гроб.
Какой же фарс.
Все эти люди сейчас поминали добрыми словами и глотали свои деланные слезы в том самом месте, где два месяца назад вопил как резанный (хотя он и правда был резанный) и звал всю свою родню до восьмого колена виновник этого лицемерного торжества.
Фантасмагория, которую придется пережить.
Как придется пережить и те пару десятков нежеланных прикосновений.
Эти люди так сердобольно провожают на тот свет монстра и жалеют её... Где были все эти выродки, когда Доротею этот самый покойничек мучил до потери пульса?
В своих удобных роскошных поместьях, в которые все они, на самом деле, очень хотели бы вернуться, если бы не еда и выпивка, а так же негласное соревнование - покажи всем вокруг, что ты больше всех сострадаешь и помогаешь несчастной, всеми покинутой Тее.
Тее хотелось подозвать всех домовиков и раздать им по скляночке с ядом, чтобы те подлили каждому гостю особого угощения.
Она не могла дождаться, когда все эти аристократы и родственники разной близости наконец-то начнут кидать порох в камин, использовать фамильные порт-ключи и трансгрессировать из-за барьера.
- Соболезную, Тея, ты знаешь, он был мне близким другом. Так что, моим долгом будет позаботиться о его прекрасной сестре. Если вдруг окажешься в Голландии, дай знать... - Доротея впервые видит этого мужчину, но принимает от него кусочек пергамента с адресом и именем. Машинально.
Ей совсем не хочется иметь дело ни с кем из них.
Доротее хочется спалить дотла эти проклятые стены.
Но она научена сдерживаться.

•••

10 декабря 1922 года
- Леди Доротея Лореляй Шварцвальд, единственная дочь лорда Алахарда Леонхарда Шварцвальда и леди Лореляй Эстер Шварцвальд, в девичестве Рихтер, сестра покойного лорда Маркуса Алахарада Шварцвальда, в виду гибели последнего в соответствии с завещанием, оставленным Вашим так же покойным отцом, Вы выступаете в право наследования фамильных... - мужчина зачитывает бумагу сухо, не обращая внимания на то очевидное безразличие, что демонстрирует Тея. Она и без него может огласить все то, что с этого момента официально причитается ей. Семейная история была одной из немногих вещей, которые ей дала мать. Помимо, конечно, самого важного урока в её жизни, толкнувшего её на эту непростую дорожку.
Именно поэтому Дора со спокойной душой не слушает.
Она не радуется, как радовался в этом же кресле её брат. Помнится, он закатил знатное празднование по поводу своего вступления в права главы рода.
Доротее безразлично.
Она выверенно выводит свою подпись и надевает на палец фамильный перстень. Вежливо благодарит, кланяется и уходит прочь.
Сначала из вычурного кабинета служащего Фемиды, затем - из родных земель.
Ей тут больше делать нечего.

•••

3 января 1923 года
Она приходит на могилу своего учителя и нежно проводит по холодному камню тонкими пальцами.
Надо же. Она не верит. Хотя казалось бы - вот оно, каменное, неоспоримое доказательство конца человеческой жизни.
А Тея не верит.
Не из праздных мечтаний, не из глупой и слепой веры. Ей это чуждо.
Она не принимает самой возможности гибели наставника из рационального осмысления доступных ей фактов.
Она достаточно хорошо знала этого человека, чтобы понимать - обыграть Смерть он мог бы так же легко и ловко, как обыгрывал неопытных школьников в Дурмстранге.
Словоохотливый кладбищенский сторож лишь подкрепляет её уверенность.

•••

10 апреля 1923 года
Кто бы мог подумать, что подсунутый клочок пергамента может сыграть такую судьбоносную роль?
За несколько прошедших месяцев Доротея успела побывать в нескольких странах, стараясь отыскать что-нибудь про своего учителя. Или кого-нибудь, кто мог бы её направить в верную сторону. Но пока поиски были скорее тщетными странствиями.
Поэтому, оказавшись в Голландии, Тея встретилась с тем самым мужчиной, что не так давно представился ей другом Маркуса. Причем другом таким близким, что успел что-то там ему пообещать.
Дора понимала, насколько это нелепо. Её брат был отвратительным другом. И он уж точно никогда даже не предполагал, что смерть может настигнуть его. Ублюдок мнил себя неприкосновенным и бессмертным. Наверное, ему очень грустно от того, как жестоко не оправдались грёзы.
- Доротея, прекрасная Доротея! - как же он заискивал.
Весь галантный, лощеный, приторно светский. Хотелось развернуться в ту самую секунду, когда он коснулся её руки своими слишком влажными губами. Его глаза бесконечно бегали, неспособные удержаться на её лице. Он вызывал отвращение. Но Доротея уже умудрилась согласиться стать его парой на этот вечер. Он наплел ей что-то достаточно сбивчиво, заверив Шварцвальд в том, что "Акромантул" - место для избранных настолько, что ей непременно понравится. Он пытался делать вид, что искушен. Притворялся, что знает, чем бы могла интересоваться Доротея.
На деле он не знал ни-че-го. Ему хотелось, чтобы леди Шварцвальд оказалась доступной и падкой на привилегированных. Он мнил, что раз однажды в школе она попала в центр неприятного скандала с учителем, то она согласится отдаться ему в ту самую секунду, когда он похвастается, что общается с самыми темными магами этого города. Он был бы ужасно счастлив, если бы Тея и правда повелась на это.
Иными словами: он полагал, что у Шварцвальд нет ни капли мозга и чувства собственного достоинства.
На деле же Доротею и правда заинтересовало то описание заведения, что ей дали. Мужчина, сально поглядывавший на её декольте, был лишь способом туда попасть.
- Прекрасно выглядишь, Доротея, просто восхитительно! - его рука, как-то слишком по-хозяйски примостившаяся на её талии, была в зоне риска. Ещё немного - и она перестанет проявлять чудеса выдержки, выдернет из рукава палочку и ловким росчерком ампутирует наглецу ненужную, судя по всему, конечность.
Но выглядела она и правда хорошо. Платье темно-бордового цвета с вышивкой серебренной нитью по рукавам, корсету и подолу. Чуть расширенные рукава, в одном из которых удобно пряталась палочка. Открывающее ровно столько, сколько считается приличным, декольте. Изящная серебряная подвеска украшала шею женщины, серьги специально заказанные ею у ювелира, выполненные в комплект. Смоляные волосы, собранные в сложную прическу, лишь две свободные пряди аккуратно обрамляли точеное личико.
Доротея Шварцвальд выглядела даже чуть лучше, чем хорошо. Она была восхитительна этим вечером. Роскошный наряд изыскано дополняло умение держать себя.
Их пропустили достаточно быстро. Видимо, наглец, все ещё позволявший себе слишком много с её талией и личным пространством, и правда что-то тут значил. Хотя, быть может, что-то и правда значили лишь его деньги.
- Когда тебе ещё удастся оказаться в таком месте, Доротея, только посмотри вокруг! - он раздражал. Он притягивал её слишком близко к себе, будто убеждая всех вокруг, что эта женщина пришла с ним. Так мерзко.
И её бы это окончательно вывело из себя, если бы не одно "но".
Её спутник что-то там ещё говорил, но Тея не слушала. Она завороженно изучала взглядом человека, что стоял в пятнадцати шагах от неё. Человека, который должен быть мертв. Так все говорили.
Она ведь не могла тронуться умом!
Старше, чем она его помнила. Но все такой же статный, гордый, независимый, мужественный, властный. Про таких, как он, дамочки шептались, усиленно пудря носики, что судьба ему - править миром. Он изменился. Стал, пожалуй, ещё лучше.
И совсем не похож на призрака. И ничем не выдает в себе инфернала.
Живой. Сильный. Вызывающий давно позабытый трепет.
И Тея не готова была поверить, что это лишь шутки её воображения.
- Доротея! Это невежливо! Ты пришла сюда со мной! - о, нет. Эти капризные нотки. Эти вызывающие тошноту слова. Этот рвущий всю сдержанность тон. Её "кавалер" перешёл черту.
Никто не смеет указывать леди Шварцвальд, что вежливо,  а что нет.
- Imperio.
Мужчина не успевает и глазом моргнуть - а она уже приблизилась к нему, заглядывая прямо в глаза, оставив меж ними пространство лишь для собственной палочки, что теперь угрожающе утыкается ему прямо в подбородок. Ему давно пора получить свой урок хороших манер.
- Сейчас ты отпустишь меня и оставишь в покое, нальешь себе побольше огневиски, найдешь собеседника, поговоришь с ним о ерунде, напьешься до дурноты и уберешься восвояси, - её голос не терпит возражений, да и мужчина не может ей возразить - он стоит перед ней подобно самому послушному ребенку на свете и внимает её указаниям. А затем убирает свои загребущие руки, разворачивается и убирается прочь.
А Доротея поспешила прямиком к человеку, которого, по всем официальным данным, не должно быть здесь. И вообще нигде, кроме собственной могилы.
- Герр Хартманн? - чуть неуверенно обращается Тея, запоздало подмечая, что Фридрих (если это все же он), здесь не один. Рядом с ним стоит темноволосый кудрявый мужчина, очевидно младше Хартманна. И что-то тут же неприятно колет в груди, от мысли о том, что этот незнакомец слишком близко стоит к её учителю и явно ведет с ним беседу, понятную лишь им двоим.
В глазах Доротеи мелькает недобрый огонек.

❖ СВЯЗЬ
Начнем с гостевой, а дальше разберемся, верно?)

Отредактировано Rene Durand (14 января 04:53:58)

+3

20


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ДЖЕРАЛЬД РЕДЬЯРД ШАФИК
ЗНАКОМАЯ НЕЗНАКОМАЯ СЕСТРА И ЛУЧШИЙ ДРУГ СО СМЕЩЕННЫМИ МОРАЛЬНЫМИ ПРИНЦИПАМИЖДУТ САМОГО ВЕЗУЧЕГО СУКИНА СЫНА НА БРИТАНСКИХ ОСТРОВАХ ------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://images5.fanpop.com/image/photos/30700000/Nowhere-Boy-nowhere-boy-30732844-500-210.gif


Aaron Taylor-Johnson


--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Дорогой братец! Далеко не всем в этом сумасшедшем мире так повезло, как тебе! Ведь именно о таких, как ты говорят – родился с золотой ложкой во рту.
Тебе двадцать восемь, ты чистокровен, прелесть как хорош собой и совершенно неприлично богат. Добавь к этому папеньку заместителя Министра Магии Великобритании и уясни, что очередь твоих невест выстроилась до Парижа. А обратно – вереница «испорченных» тобою девиц. Ох уж сколько было охотников преподать тебе урок правильного обхождения с дамами (читай: женить без суда и следствия), но ты будто в младенчестве искупался в котле с Фелиц Фелициус. Разумеется, это не так, но тебе хватает ума и изворотливости (спасибо Слизерину и трехгодичной стажировке в Гринготтсе), чтобы всегда выходить сухим из воды.
Да, природа пожалела для тебя какого-либо выдающегося магического таланта, зато ты чертовски успешен в преумножении семейного капитала. В двадцать три ты ловко вложился в судоперевозки, в двадцать пять стал младшим партнером, а к двадцати восьми сфера твоих предпринимательских интересов разрослась настолько, что нет в Британии инвестора или дельца, не слышавшего твоего имени.
Ты слывёшь обходительным и обаятельным, но редко кто разглядит за дурашливой улыбкой драконий оскал. В действительности, ты запросто откусишь руку (а то и вовсе голову), любому, кто захочет пересчитать твои богатства и клыки.
Пару лет назад ты перешел из сочувствующих в лояльные Армии Гриндевальда, и уже успел подняться от пешки до рыцаря. Благодаря судоходным активам и обширным связям на Востоке, именно тебе предложили стать координатором экспансии Геллерта в Индии и близлежащих государствах. Ты виртуозно вымениваешь знания об аутентичных мистических практиках на заманчивые обещания о превосходстве волшебников. Измученные многовековой европейской экспансией индусы охотно верят твоим сладкоречивым посулам. 

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------
Флоренция Шафик

Увы и ах, твоей старшей сестре ничего не дается легко. Мы вполне дружно сосуществовали в нежном возрасте, ровно до твоего первого года в Хогвартсе. Твои первые рождественские каникулы  стали отчетной точкой нашей разлуки.
Сказал ли тебе отец о том, что произошло? Сказал ли сразу или много позже? Взял ли с тебя непреложный обет или просто обещание молчать?
Я не знаю.
Я не винила тебя за безразличие, когда ты был ребенком, не винила и после. Мне нравилось думать, что ты проявляешь деликатность к тем душевным ранам, что ещё кровят. Так что изменилось, Джерри? Истек срок давности или отец наконец-то смирился, что кресла Министра ему не видать?
А впрочем, не важно, я уже полжизни не-Шафик, и даже имя мое предано забвению, и раз уж тебя так коробит, что в тридцать я выгляжу на пятнадцать, то не проще ли нам избегать ненужных встреч? Поверь мне, брат, моя история не пьётся под Шардоне, её не сдобришь самоиронией, а оплакивать, думается мне, ты не умеешь.
Но зачем-то ты отчаянно бьёшься в мою привычную жизнь, сотрясаешь уютное одиночество.  Это всё Астерион, несносный мальчишка, бередит твои мысли, и мои - бередит. Он думает, что если вернёт меня - тебе, то легче станет ему, но Электры нет, слишком давно уж нет, и даже от тела ее, упокоенного в семейном склепе, мало что осталось.
Так случилось, что тема сестер - табу. Так стоит ли его нарушать? Я могу прочесть любую твою мысль быстрее, чем ты закончишь ее думать, готов ли ты доверить все свои секреты мне - женщине, которую не видел пятнадцать лет?
Готов ли ты назвать снова сестрой ту, которая создала себе брата из совершенно постороннего человека, перекроив его личность, точно орнамент на корсаже?

Астерион Блэк

- Джей! - восклицаю я, зарядив битой по бладжеру: дорогу нам пересекает загонщица Хаффлпаффа, прижимающая к груди квоффл.
Даже смотреть в твою сторону мне нет нужды: я чувствую, где ты, Джеральд Шафик, - ох, как длинно! - Джеральд, - непозволительно длинно, - Джерри, - нет, ты услышишь меня быстрее, Джей, иногда хватает и единственного звука - Дж. Ты начинаешь замах, кажется, ещё до того, как моя бита коснётся бладжера, ты заканчиваешь его именно там и в тот момент, когда следует: и вот уже квоффл в руках нашей команды.
Если я в чём я уверен здесь, в небе - так это в тебе.

- Джей, так куда пропала Флора? - ты пожимаешь плечами и взгляда твоего достаточно, чтобы я понял: тема твоей сестры - теперь табу.
Я предприму ещё две попытки дознаться, что сталось с ней, ты ещё дважды пожмёшь плечами и взглянешь вот так - и тема эта закроется очень надолго. На много странных и диких лет, Джей. Зато тема моей сестры пока ещё не закрыта, и вас уже на словах, по-доброму улыбаясь, женят все в нашем чистокровном обществе, и она смеётся, и ты смеёшься, а я не смеюсь - но если отдавать кому-то Эль, то, конечно, тебе.

- Джей, - слова сбились, спрессовались в горле и не поддаются попыткам произнести.
Ты не требуешь их, не ждёшь, ты в них не нуждаешься. Приносишь огневиски, газеты моему отцу, мне - журналы по трансфигурации - неужели сам подписался? - зажигаешь лампы в комнатах, окутанных тьмой.
Мне не нужно пожимать плечами и как-то по-особенному смотреть, тема моей сестры теперь тоже табу - такова, видимо, наша судьба. Вся болтовня из детства о двойной свадьбе и двойной возможности породнить Шафиков с Блэками останется болтовнёй, приёмы останутся воспоминаниями, друзья - достоянием прошлого. Но если кому и отдать билет на соседнее кресло в мою дальнейшую жизнь - конечно, тебе.

Джей, я нашёл десять новых способов убить человека, полсотни способов отравить его существование и пару сотен - превратить в калеку. Но по-прежнему ни единого - оживить, Джей, ни единого.
Джей, я умею превращать кровь в тёмный стаут, сердце в печень и жизнь в ад. Только не сумею превратить себя обратно в человека. Возможно, проблема в том, что я не хочу становиться человеком. Помню, что ощущения - такие себе, а что скажешь ты?
Джей, мне бы ещё парочку этих золотых ступ, что ты привозил из Индии, и глиняное кольцо из Малайзии, у которого всего один край, помнишь? Только теперь мне нужно закрученное изнутри наружу, а не наоборот.
Я работаю теперь в Хогвартсе и клятвенно обещаю не убивать слизеринцев. Постараюсь не трогать рейвенкловцев, пощадить хаффлпаффцев. Насчёт гриффиндорцев ничего обещать не могу. Даже тебе.

Джей, я встретил Флору.
Ту самую твою сестру, которую ты не видел пятнадцать лет.
Я встретил Флору, которая давно стала табу. Флору, о которой ты так ничего и не сказал, загадочно пожимая плечами. Я встретил Флору, Джей.
И она... и я...
Неужели... наконец я наткнулся на что-то, о чём не выходит вот так, запросто рассказать тебе?

Ты константа. Моя жизнь изменяется до неузнаваемости, всё встаёт с ног на голову и обратно. Я думал, что умер. Потом я и вправду умер. Я давно перестал быть человеком, я чудовище, у меня есть новый отец и новая сестра, новое безумие и ещё с десяток безумий стоят на подходе, переминаясь в нетерпении обуять неспокойное моё сознание. И только ты остаёшься там же, где и всегда, и без тебя вообразить мир уже, кажется, невозможно. Может ли это однажды измениться? Решать тебе.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Дорогой Джерри! Вся прелесть этого персонажа в том, что он может быть совершенно разноплановым сюжетно и эмоционально, он сможет выстроить широкий диапазон отношений и сюжетов, а мы с удовольствием откликнемся на все начинания и поможем войти в игру!
Очень ждем тебя!

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++


Жить в твоей голове и любить тебя
Неоправданно, отчаянно.
Жить в твоей голове и убить тебя
Неосознанно, нечаянно.


- Нет, тебя нет, тебя больше нет,
- хорошо, что он осознает этот факт, плохо, что не осознает себя в реальности. Его пальцы судорожно, слепо шарят по ее лицу, как будто он пытается очертить образ сестры поверх ее. Женщина отступает назад, как будто получила пощечину, будь Блэк в себе, он бы удивился такой реакции, а может бы и обиделся, но сейчас Флора наедине со своими умениями и его демонами.
Эль-Нат смотрит в неподвижные зрачки мужчины и понимает: счет идет на минуты. За годы работы с пациентами, она научилась очень тонко чувствовать ту грань, после которой сознание больного уже не вернется в тело. И Астерион уже стоит у этой черты. Решение женщина принимает мгновенно, пусть то, что она собирается сделать является чистым безумием, но не сделать она отчего-то не может. Надо бы оттащить его в соседнюю палату на кушетку, но секунды утекают слишком стремительно, мужчина падает на колени, потому Беккер безжалостно взмахивает палочкой, и Блэк меняется местами на операционном столе с недавним пациентом. Эль не обольщается, у бедняги, которого она так бестактно переместила на пол нет и десяти минут. Как только Астерион перестал поддерживать в нем жизнедеятельность при помощи заклятия, тело запустило процесс саморазрушения. Спасти мужчину может быть проще, чем вернуть Блэка, но Эль-Нат свой выбор уже сделала.
Холодные пальцы с силой ложатся на виски, чувствительные подушечки щекочут непослушные кудри. Тактильный контакт вовсе не обязателен в ее практике, но Беккер предпочитает всегда оставлять себе точку опоры на физическом уровне. Когда работаешь с сознанием без страховки, это всегда сопряжено с риском. Но если сфокусироваться на каком-то ощущении, то шанс выдернуть себя, словно Мюнхаузен за косу, из лабиринтов чужого сознания возрастает.
Первое, что она делает – размывает то самое, разрушающее воспоминание о гибели сестры. Его не нужно искать, оно на поверхности, оно яркое и доскональное, запечатлено с  фотографической точностью. Дьявол в мелочах, она точно знает, что если сгладить приметную щербинку на паркете, или убрать солнечные блики сквозь паутину трещин на стекле, или забивающую нос пыль, то воспоминание потеряет объем. Нет, боль и страх не уйдут, но постепенно рассеются вместе с докучливыми подробностями. Большинству пациентов хватает и этого, но воспоминание Астериона слишком травматично, боль продолжает бурлить в нем и пениться, но не находит точки приложения, и эта ситуация даже опаснее, чем была.
Эль до скрежета сжимает зубы и сглатывает стылый воздух операционной, который царапает гортань, будто предостерегая «Остановись! Дороги назад уже не будет!» Для его боли и страха нужна новая матрица, та, в которой он сможет испытать спасительное облегчение, а не бессилие. Она может нарисовать в его голове любую картинку, но не подкрепленная эмоциями, новая память не приживется. Мозг будет постоянно чувствовать фальшь и стремится избавиться от навязанных образов. Чтобы провести аналогичную манипуляцию с Дирком Вагнером, Эль-Нат готовилась больше полугода, собирала образы, проектировала их, расцвечивала эмоциями, переживаниями, мечтами. Имплантировала скрупулёзно и докучливо,  не давая мозгу ни единой зацепки. То, что она собиралась сделать сейчас, больше напоминает ни работу педанта-эстета, а шаманские танцы под галлюциногенными грибами.
У нее нет заготовок, нет продуманных образов, но есть память: ее и его. Беккер берет единственный из возможных фрагментов - день своего пленения. И вот уже не маленькая девочка сжимается от страха за свою жизнь в темном холодном лесу, а молодой мужчина ищет девушку, к которой неравнодушен. Она тоже помнит свой страх досконально, каждую корягу, поваленное дерево, труп оленя и оскаленную пасть рычащего волка над ним. Помнит, как мороз кусал влажные от слез щеки – теперь помнит и он. Она щедро льет свой безотчетный ужас и страх, что спасители не успеют, и он смешивается с чувствами Астериона в бурлящий коктейль, он ведь тоже так боялся не успеть. Хрупкая, едва живая девушка сжалась в темном углу вонючей лачуги – это воспоминание она подсмотрела в голове отца, и это был первый образ, боль от которого она разделила с другим человеком. Зашкаливающие эмоции мужчины хлынули в новую матрицу, наслаиваясь на образ, заполняя его. Девушка слабо улыбается разбитыми губами, и ему так страшно, что она уйдет так же, как ушла сестра, угаснет прямо на руках Астериона помятой лечуркой. Но он уже вовсе не неумелый подросток: заклятия срываются с палочки и целительная магия возвращает Флоренции жизнь.
Носовое кровотечение начинается внезапно сильно, горячие потеки заливают губы, подбородок, шею, отдельные капли срываются на лицо Астериона и выглядят настолько зловеще, что Эль уже знает – она заработает очередной страх. Если переживет сегодняшний день. В голове звенит, и это верный признак перенапряжения. Те, кто считает работу с сознанием делом легким и незатратным – глупцы. Лигилимент все время ходит по грани, перенапряжение создает риск мозгового кровоизлияния. Эль-Нат отгоняет неуместный страх и остервенело размазывает идущую кровь плечом.
Флоренция в воспоминаниях Астериона открывает прояснившиеся глаза и смотрит с благодарностью и нежностью. Флоренция в реальности держится на ногах из чистого упрямства.
- Пожалуйста, посмотри на меня… - шепчет она окровавленными губами и будучи не в силах больше стоять, отпускает голову мужчины и оседает на холодные каменные плиты.

❖ СВЯЗЬ
Гостевая/ЛС - Эль-Нат Беккер или Астериону Блэку

+4

21


------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Клайв Бьюкенен
КОЛДОМЕДИКИ НА СТОРОНЕ ДОБРА И ЗЛАРАЗЫСКИВАЮТ СТАРОГО ДРУГА НА ВРАЖЕСКОЙ|ПОДКОНТРОЛЬНОЙ ТЕРРИТОРИИ ------------------------------------------------------------------------------------------------------------

http://s9.uploads.ru/VTSKH.gif http://s7.uploads.ru/lTgut.gif

Jeremy Renner, Tom Hardy,...


--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О ТЕБЕ
ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖАВ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ--------------------------------------------------------------------------------------------------------


В будущем о жизни твоего отца, сквиба Ангуса Бьюкенена, прославившегося как в мире маглов, так и в мире волшебников, напишут и издадут сотни книг, в его честь учредят несколько премий, маги всего мира будут слетаться на матчи сборной Шотландии по регби, периодически ставя под угрозу статут о Секретности, а самый известный его труд "Моя жизнь в качестве сквиба" выдержит сотню переизданий. Но на момент начала этой истории книга его не обрела и первой главы, а ты, Клайв, уже весьма громогласно заявил о своем существовании. Шел 1890 год или около того.
Все твое детство прошло на стыке двух миров. До первых проявлений магии ты гораздо больше тяготел к магловским мальчишкам, которые с восторгом принимали сына знаменитого регбиста. С первыми проявлениями магии круг общения пришлось сменить на магический, где отец был еще не столь известной, но, как минимум, заметной фигурой. (единственный сквиб, добравшийся до порога Хогвартса, шутка ли)
Неизвестно, успела ли его слава, обрушившаяся на семью с выходом книги, раньше тебя переступить порог Хогвартса, но отголоски ее несомненно следовали за тобой по пятам всю дальнейшую учебу. Тебя это абсолютно не тяготило и никак не отражалось на твоих отношениях с миром. Гриффиндор (а может, Хаффлпафф) такими вещами не кичится.
По окончании школы ты проявил свойственную вашей семье самостоятельность и избрал профессию колдомедика. Попутно весьма серьезно углубился в магловскую медицину, полагая, что у делающих успехи в этом направлении маглов можно многому научиться.  У тебя несомненный талант к хирургии и чарам, и ты отлично показал себя в экстренных ситуациях, мгновенно принимая взвешенные решения. Через два года стажировки в Мунго, ты обратил на себя внимание иностранного целителя, приехавшего в Британию по профессиональному вопросу. Это был мой отец, Руфус Хайланд, и ты воспользовался его приглашением провести последний год стажировки в Германской империи, в Мюнхенском магическом госпитале, в отделении недугов от заклятий.
Годом стажировка не ограничилась. Какими были побудительные мотивы, заставившие тебя осесть в Германии  - оставляю полностью на твое усмотрение. Возможно, красавица жена и двое детей, возможно - обширная практика, возможно - разыгравшаяся в 1914 году война, в которой ты мог принимать участие, вдохновившись примером моего отца и не в силах терпеть страдания гибнуших маглов, а мог - оставаться на передовой колдомедицины, не покидая стен госпиталя. Как бы то ни было, к моменту моего окончательного появления в твоей жизни в 1917 году ты работаешь в Мюнхенском магическом госпитале на должности Старшего целителя, а моего отца год, как нет в живых.

Ты много шутишь, много куришь и обладаешь  долей здорового цинизма, воспитанного годами практики. Однако твой добродушный склад характера и темперамент сангвиника не допускает жесткости, жестокости и пренебрежения к пациентам, так что никто из них бы не обвинил тебя во врачебной черствости, хотя при необходимости ты можешь быть весьма суров и бескомпромиссен. С коллегами чаще, но еще чаще - с начальством, которое периодически лелеяло надежду найти как бы тебя наказать за недостаточно почтительное отношение к власть имущим. Ты не конфликтный, ты просто не выносишь дураков,особенно дураков у руля.
Ты определенно хорош в колдомедицине и никогда не ограничивался одним направлением, кочуя из отделения в отделение, набираясь разнообразного опыта. Из тех, кто и больного ликантропией усмирит, и аврора грубой ниткой заштопает, и ребенка у роженицы примет (без особого восторга, но под бесконечные шуточки, от которых она скорее родит от хохота, чем от естественных механизмов).
Помню, что за отворотом любой твоей куртки обязательно прятался набор хирургических игл и нить.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
О НАС
ИСТОРИЯ НАШЕГО ЗНАКОМСТВАИ НАШИХ ОТНОШЕНИЙ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Мы знакомы с первого твоего года пребывания в Мюнхене, поскольку все время, что я проводила за пределами школы, я обитала у отца на работе, готовясь стать целителем. Так что ты воочию мог наблюдать весь путь, что я прошла от все еще ребенка с горящим восторгом взглядом до молодой женщины с несгибаемым упрямством, достойным лучшего применения и не слишком подходящим для целителя складом личности.  Возможно поэтому мы так неплохо сработались, успев привыкнуть друг к другу задолго до того, как я формально смогла заниматься колдомедициной и портить тебе нервы.
Ты любил хохмить, что из-за меня поседеешь раньше времени и имел полное на то основание, регулярно выуживая меня из разнообразных передряг (в духе той, как я, не будучи даже стажером, применила к пациенту реанимационные заклинания, не дожидаясь твоего появления). Ты не гнушался критиковать меня, но всегда делал это так, что у меня не возникало желания послать тебя к гриндилоу. Ты открыл мне глаза на магловскую медицину, показав, что их достижения нельзя сбрасывать со счетов, особенно, когда велик шанс столкнуться с их оружием, когда им вновь захочется поиграть в войну. То, что я виртуозно накладываю магловские швы на раны и не гнушаюсь идти на открытые оперативные вмешательства - твоя заслуга.  То, что во мне нет ненависти к маглам после смерти отца от их рук - тоже твоя заслуга. Пить огневиски меня тоже научил ты, хотя не так гордишься этим, как первыми двумя пунктами. :D
В 1926 году в Баварии станут набирать силы сторонники Гриндевальда. Сперва исподволь, затем все более явно, и в декабре 1926 года Бавария полностью перейдет под контроль магов, наплевавших на Статут и открыто объявивших о своем превосходстве. Многие бежали, пока была такая возможность, но ты остался на своем месте. Я не знаю твоих побудительных мотивов, Клайв. Возможно, твоей семье угрожали. Возможно, тебя удержало чувство долга передо моей семьей, ведь на попечении в твоем отделении оказалась моя тетя, находящаяся в магической коме после воздействия особо темного проклятья. Возможно, ты увидел для себя шанс сопротивляться новому режиму изнутри, спасая тех, кому не посчастливилось оказаться перемолотыми его жерновами. Возможно, ты тайный участник баварского партизанского сопротивления.
На самом деле, мне страшно думать, что твои мотивы могут оказаться иными и сотрудничество с новым режимом - полностью добровольное, что эти идеи нашли путь и к твоему сердцу. Мы не виделись вживую около двух лет и я не знаю, какие события твоей жизни предшествовали нашей новой встрече. Но мне хочется верить, что ты все еще прежний, поскольку я в очередной раз вляпалась в передрягу, Клайв, и пока не знаю, как из нее выберусь без твоей помощи.
Мы обязательно встретимся осенью 1927 года, когда я вновь появлюсь в Мюнхенском госпитале, но уже в качестве пленницы. Моих пленителей будет интересовать информация, которую может предоставить разум тети, находящейся на твоем попечении, меня же будет интересовать любая возможность сбежать. У тебя же будет широчайшее поле для того, чтобы помочь мне в нелегком этом деле или помешать.
Еще тут тебе прилетела

сова от Доротеи Шварцвальд
п.с. осторожно! она кусается!

Заявление об увольнении
Назовем это "просьбой об отпущении"

Мы с тобой, Клайв, знакомы достаточно давно для того, чтобы я опустила формальности. Так что, вот, погляди-ка - "леди Шварцвальд" (это я говорю непременно твоим хохмично-напыщенным голосом в своей голове, чтобы ты точно знал, насколько это приедается) не испещряет половину пергамента чопорными словами вроде "соблаговолите", "извольте", "будьте так добры". Можешь считать это исключительно своей заслугой. Добился.
Это лирика, за которой я пытаюсь спрятать суть. Но не вернуться к ней не могу, так что: я и правда хочу уволиться и обязана известить себя о данном намерении.
Ты наверняка слышал прискорбные новости о моем брате. Теперь можешь не переживать за меня. Даже не смотря на то, что ты всё конечно же тогда надумывал и, почему-то, не верил правде - никакой брат меня не бил. Я сама падала. Ей Мерлину! Я должна была это ещё раз прояснить, а то ты вообразишь себе невесть что опять. Не будем к этому возвращаться.
В связи с этим всем я не могу больше оставаться здесь, в Германии. Слишком тяжко.
Не буду утруждать тебя своими планами на будущее, а то твоя голова опять начнет "болеть от духоты" моего типичного существования. Как-то так ты называешь зависть моему положению, не так ли? Ты знал, что я не упущу возможности об этом упомянуть. Сам придумал - сам и наслаждайся!
Я буду тосковать по работе под твоим чутким руководством. Благодарна за годы службы в госпитале бок о бок. Даже игнорируя тот факт, каким раздражающим ты бывал что далеко не сразу мы смогли сойтись во мнениях и характерах.
Ты был неплохим наставником.
Приглядывай, будь добр, за Соль.
Пока она себя не загубила своим трудоголизмом.
И не смей говорить этой самаритянке, что я о подобном просила.
Ну а я отправлюсь по своим делам.
Прощай и с уважением вслух ты этого никогда не услышишь
Доротея Лореляй Шварцвальд.


Это письмо Доротея Шварцвальд отправила перед своим увольнением из госпиталя в Мюнхене. Она была школьной подругой Сольвейг, поэтому именно она стала тем мостиком, который помог им двоим начать общаться на уровне более глубоком, нежели "здравствуйте - до свидания".
История Клайва и Теи - это бесконечная история упражнений в остроте языка. С тех пор, как Соль их познакомила по-человечески, Дора перестала делать вид, что она сухая вобла из высшего общества и стала позволять себе колкости и язвительность, а Клайв в этой гонке подколов уж точно не отставал.
Он был единственным, кажется, человеком, который заприметил, что  Доротея Шварцвальд - единственный сотрудник госпиталя, который не просит отгулов и выходит на праздники, совершенно никогда не отправляясь к семье. Клайв чуть не получил убивающее заклинание промеж глаз, когда посмел бегло изучить ту гору писем от её брата, что Тея старательно не читала. Клайв стал задавать вопросы, стараясь выяснить. Потому что был чертовски чуток и внимателен. А потом, уговорив Шварцвальд посетить родной дом хотя бы на годовщину смерти отца, был единственным, кто заметил на Доротее свежайшие синяки и свежесрощенные раны.
Коайв был единственным в окружении Доротеи, кто догадался о том, что именно происходило за закрытыми дверями поместья Шварцвальдов.
Только вот Тея ему, конечно же, не позволила. Ни помочь себе, ни узнать правды, ни позаботиться. Тея отбрехивалась и изворачивалась. Так что им обоим было удобнее, в конечном итоге, сделать вид, что ничего не было.
Они вернулись к подколам, только теперь Тея старалась держаться подальше, а Клайв не упускал возможности исподтишка проверить, не появилось ли новых ужасающих следов.
А потом Тея ушла. Сначала из больницы, сообщив, что ей срочно надо домой. Потом - из страны, отправив лишь письмо, так и не явившись лично.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
P.S.
ПЛАНЫ НА ИГРУИ ДРУГИЕ ДОПОЛНЕНИЯ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Планы на игру: это заявка в крепкое товарищество, которое только и может связывать коллег-целителей, достаточно долго знакомых друг с другом и хлебнувших разнообразного пойла из одной фляжки. Однако, товарищество не означает безоблачность, как в прошлом, так и в настоящем:)
У нас с вами огромный период прошлого, в который можно отыграть множество разнообразных ситуаций. По сути, после смерти отца, я остаюсь один на один с избранной стезей целителя и наломаю достаточно дров прежде, чем сама встану на ноги, и на этому пути поддержка Клайва была бы неоценима. Может быть вы, однако, так себе дровосек.
В настоящем же я отчаянно буду искать выхода из плена и эту ситуацию можно разрешить весьма многообразно.
На форуме присутствует достаточно представителей армии Гриндевальда, чтобы не оставить вас без работы, в том числе четыре колдомедика разной специализации. Доротея тоже жаждет вас видеть, чтобы в очередной раз поупражняться в словесных пикировках. Она теперь весьма изменилась и обладает навыками, от которых у тебя вполне возможно волосы встанут дыбом.
Скучно определенно не будет!

❖ Все, что не прописано - вам на откуп. Из прописанного - решительно все обсуждаемо. Вы можете изменить имя, но фамилию и происхождение мы очень бы хотели оставить. Нам кажется, что история сквиба, воспитанного маглами, ставшего всемирно известным игроком в регби и написавшего обо всем этом книгу, популярную у волшебников, прекрасна сама по себе и закладывает отличный фундамент для становления Клайва. К тому же родственники в Шотландии отличный повод пересечься с персонажами, обитающими за пределами Германии. Очень хотелось бы увидеть персонажа с границы двух миров, с самого детства пребывающего на ней и прекрасно ориентирующегося во всех перипетиях жизни маглов и волшебников, и как этот персонаж вынужден будет существовать в условиях, когда Бавария окажется под пятой Армии Гриндевальда.
Пожалуй, самым жестким остается вопрос возраста. Клайву никак не меньше 35 лет, а скорее ближе к 40.
❖ Мы можем обсудить любой момент истории, где мы разойдемся во взглядах дабы прийти к варианту, устраивающему нас всех. Вы можете даже поменять лояльность, действительно присоединившись к армии Гриндевальда на добровольных началах, хотя возможность с вас начать формировать баварское сопротивление, в рядах которого состоит кузен Сольвейг, откровенно греет сердце. Да и по разные стороны баррикад от Доротеи будет интересно. 
❖ Джереми Реннер определенно внешность, которую мы хотели бы видеть! Ее можно сменить безболезненно, если вы сможете предложить сходный с ним и Харди типаж. То бишь, коренастый, крепко сбитый мужчина, без тонких черт лица, излишней смазливости и какой-либо воздушности. Клайв очень прочно стоит на ногах и с некоторой высоты своего роста плюет на трудности, что вы готовы на него возложить. Еще и зубоскалит, зараза)

❖ Пишу от 3к, от третьего лица. Не смущаюсь, если вы пишите при этом от первого, не считаю знаки, не подгоняю и не требую постов. Меня устроит любая скорость отписи, укладывающаяся в форумный минимальный лимит. К себе ожидаю сходного отношения. Зафлужу, если вы флудер, оставлю в покое, если нет.Найду вам десяток сюжетов, свяжу с другими игроками, хотя самостоятельность в данном вопросе будет в плюс. Обосную любой кипишь, так что ко мне можно с любыми идеями. В графику могу только очень посредственную.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИЩИ МЕНЯ ЗДЕСЬ
КАК СО МНОЙ СВЯЗАТЬСЯИ КАК МЕНЯ УЗНАТЬ--------------------------------------------------------------------------------------------------------

❖ ПОСТ

+++

Она все еще не обрывает колдовство, все также исступленно вливается в него всем своим естеством- горецвет уже не просто скрыл под собой могильный холм, он стелется ковром окрест, а вьюн оплетает ее собственные лодыжки.  Аромат цветов становится нестерпимым, от него спирает в горле, но Соль рвано дышит им, жадными глотками пьет этот сгустившийся воздух. Эта волшба лишена красоты, она злая и дикая, как может быть жизнь, когда вгрызаешься в нее зубами. Сольвейг не скупится и не заботится о красоте и форме. Все это грубая штопка по обширной ране, только чтоб остановить выматывающее кровотечение, так жестоко ее обессиливающее. Выздоровление-дело многих лет, шрамы, точно метки темного проклятья, не сойдут никогда, а фантомные боли, вероятно, будут доводить ее до безумия, но это все мелочи по сравнению с необходимостью жить, жаждой этой жизни. Она действительно хочет жить, и будь иначе- ушла бы следом за родными тотчас же, когда увидела обезображенные их тела.
Это был бы простой, легкий исход.
Но ее удел жить, черт подери, долг ее перед семьей и собой! Горецветы, точно заверяя эту мысль, распахивают ставшие неестественно большими соцветия, яростно-желтым, горьким и животворящим одновременно, плещут они, застилая взор. 
И в этот момент тяжесть чужой ладони на плече обрывает наваждение.
- Вы ведь волшебница?- хрипло шепчет незнакомец, присутствия и приближения которого она не заметила. В царящей вокруг тишине шептать нет нужды, от того вопрос приобретает для Сольвейг зловещий оттенок. Все внутри каменеет, точно к ней применили Duro, а не только лишь коснулись.
Ничего не докажешь.
Соль требуется лишь мгновение, между уже отзвучавшей фразой и той, что ей еще предстоит услышать- ловким поворотом кисти палочка скрывается  в рукаве платья, а на лицо падает непроницаемое выражение вежливого недоумения. С ним она и оборачивается к высокому мужчине, молча стряхивая ладонь с плеча, и желая, чтобы он не стал настаивать на своей версии. По долгу службы как применяется Obliviate Сольвейг знает, но не любит это заклинание, редко использует даже когда воспоминания о перенесенных страданиях мучают пациента, и тем более не готова касаться его здесь и сейчас.
- Помогите мне, пожалуйста.
На бескровном сером лице незнакомца явственно проступает страдание и его ведет в сторону стоит руке лишиться опоры ее плеча, но еще раньше Соль накрывает знакомый до горечи во рту металлический запах, который так близко не способен более заглушать аромат разросшегося горецвета. Как сомелье способен различать тысячи оттенков аромата вина, так целитель ощущает запах болезни, помнит, что значит каждый из них. И запах крови- первый в этом списке.  Целитель чует кровь ничуть не хуже гончей.
Вот и она- насквозь пропитала правый рукав темной мантии, так неподходящей этому месту, так вызывающе бросающейся в глаза своей инородностью, подтверждая однако и факт того, что перед ней все же волшебник, а не любопытствующий маггл. Два волшебника и маггловское кладбище, однако, у судьбы есть чувство юмора и талант к режиссуре.
- Черт возьми,- выдыхает Сольвейг, преодолев потрясение первых мгновений. Она поддается вперед,  отдергивая полу мантии, чтобы найти источник кровотечения, но приходится убрать руку и снова подставить плечо под ладонь мужчины, который теперь наваливается всей тяжестью и едва не придавливает к земле.
- Сядь, давай же.
Она помогает незнакомцу сесть ,и он тяжело приваливается спиной к обелиску. Кровь пачкает белый камень, но Сольвейг не видит этого. На самом деле ничего не видит, кроме очевидного- на ее руках истекающий кровью человек ,и она единственная, кто может, обязана ему помочь.
Вот и все. Все сложности в расстановке приоритетов, вся твоя боль и метания теряют в весе, становятся несущественными перед лицом долга. Это очень просто: ты, пациент и мера твоей ответственности.
А ее спрашивают за что она любит свою работу.
- Эй, не молчи.  Говори со мной,- Сольвейг быстро окидывает взглядом окружающее пространство, но они по прежнему одни. Надолго ли? Сколько у нее есть времени?- Тебя будет клонить в сон, не поддавайся этому. Как тебя зовут? Ты можешь сказать, как это случилось?
Впрочем, "как" она вполне представляет себе, продравшись сквозь заскорузлую от крови рубашку и обнажая рану, похожую на удар пики. Багряный отек, расходящийся солнечной короной вокруг нее пускает вдоль позвоночника льдистый холод. От ее прикосновения кожа слущивается, валится хлопьями, будто ее обдали кипятком. Склоняясь к ране, Соль ощущает едва уловимый запах падали, причудливо мешающийся с кровяным. Запах этот не сулит ничего хорошего, но Сольвейг решительно гонит от себя это жуткое ощущение безнадежности.
Чего бы ты не стал просить у мира, будь готов к двум вещам: то, что случится, не будет похоже на то, что ты просишь. И почти наверняка ты с этим справишься. 
Она просила, требовала себе огня и взрыва? Что ж, почему бы не человек со смертельным проклятьем там, где ты кажешься себе бессильной?  Лишь бы только никто не появился следом и не превратил изящную метафору в пошлую правду.
- Computresco caro,- выдыхает зло, закатывая рукава платья и выхватывая палочку, которую все еще прятала до этого момента. Ей приходилось сталкиваться с этим проклятьем, так что симптомы бросаются в глаза и у нее почти нет сомнений. Обезболивающие чары здесь будут почти неэффективны, но она все равно накладывает их на всю руку и грудную клетку прежде, чем вновь коснуться раны. Мышцы сереют, расползаются от малейшего прикосновения, но кровь останавливается после нескольких же заклинаний возрастающей силы. Это не благо. Можно подумать, что проклятье растекается от источника подобно чернильной кляксе по пергаменту, пропитывая собой плоть, но на самом деле, будучи по своей природе сродни токам тела, устремляется по пути наименьшего сопротивления. Оно вливается в сосуды, проникает меж сухожилий, обволакивает нервы и уже оттуда начинает свой гибельный путь изнутри наружу. При других обстоятельствах, имей под рукой кровевосстанавливающее зелье, Соль предпочла бы крайней мерой пустить незнакомцу кровь, чтобы ослабить действие проклятья. Но не теперь, разумеется. Придется придумывать что-то еще.
- Каковы шансы, что тебя будут преследовать?- спрашивает, поднимая взгляд на мужчину. Вывод этот напрашивается сам собой. Сольвейг встречалась с аврорами, попадавшими к ним в госпиталь после переделок с темными магами. Все факты на лицо: проклятье, случайная аппарация в совершенно неподходящее место, невозможность маскировки. Уходить отсюда им все равно придется, вопрос лишь в том, как далеко она должна его увести.

❖ СВЯЗЬ Гостевая, ЛС

+7


Вы здесь » Fantastic Beasts: Obscurial » Стандартная книга заклинаний » ❖ Accio | Нужные персонажи